Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виталий Петров. Внезапный момент истины


Виталий Петров и Оксана Косаченко на приеме у Владимира Путина

Виталий Петров и Оксана Косаченко на приеме у Владимира Путина

Соперничество с напарником по команде – самое тяжелое из всех возможных соперничеств в Формуле-1. И российскому гонщику "Лотус-Рено" Виталию Петрову, возможно, придется в полной мере столкнуться с таким испытанием в начинающемся сезоне.

Неожиданная раллийная авария лишила команду первого номера Роберта Кубицу и вывела из его тени Петрова. Теперь ему предстоит соперничать с другим пилотом – чрезвычайно опытным Ником Хайдфельдом, который, однако, в "Лотус-Рено" будет считаться большим новичком, чем сам Петров. Хайдфельд с первого раза обошел Петрова на тестах в Хересе, показав более быстрое время. И хотя сравнивать время, показанное на тестах, невозможно, это прозвучало своеобразным приглашением к борьбе. Кто же станет новым лидером команды?

Во время тестов в Хересе, отвечая на вопрос о готовности играть более ведущую роль в команде, Петров ответил: "Конечно, я был готов и раньше... В прошлом году готов не был, поскольку все было новым для меня, но в этом году все немного легче... Но я здесь, чтобы бороться, я должен делать это. В любом случае, однажды это случилось бы, просто это произошло немного раньше".

Однако немногие наблюдатели еще недавно могли бы предположить, что Петров готов к лидерству в "Лотус Рено". О продлении контракта с российским гонщиком, крайне неровно выступавшим в прошлом сезоне, было объявлено очень поздно. Из реплик и самого Петрова и руководства команды можно было понять, что дело не только в ошибках гонщика на трассе, проблема касается отношения к работе. Так, в ноябре в интервью российскому интернет изданию F1News.Ru руководитель команды Эрик Булье, признавая талант и скорость Петрова, сказал: "Виталий – из России, и это совсем другая страна, непохожая на Англию. И если гонщик хочет понимать англичан, а в команде их 90%, он должен говорить на их языке и понимать английскую деловую культуру. Прошло время, пока он это усвоил. Я предъявляю к нему высокие требования, зато теперь вижу результаты. В последних двух-трех гонках ему не везло – это мы готовы простить. Но я вижу, что он начинает меняться, начинает осознавать, что надо гораздо больше работать. Если он останется в нашей команде в следующем году, то после Рождества я попрошу его окончательно переехать в Англию, чтобы жить в полностью английском окружении. Он должен сократить контакты с Россией до нормального уровня – нельзя же целый день общаться по телефону с семьей".

Слова Булье немного напоминает выговор в школе. А вот фрагменты декабрьского интервью самого Петрова газете "Спорт-экспресс":

– Вы довольно долго жили в Испании, теперь вам, очевидно, предстоит переезд в Англию? Ведь владелец команды Лопес говорил, что переезд был одним из условий нового контракта.

– Переезд состоится в январе. Где буду жить? Очевидно, в Оксфорде. Хотел жить в Лондоне, но это все-таки слишком далеко от фабрики. Пробки опять же…

– Зачем пилоту необходимо быть столь близко от команды?

– Это удобно даже в плане перелетов на гонки. Что касается совместной работы, то здесь не хватает пяти дней в неделю рядом, необходимо больше. Очень часто нужно быть в шаговой доступности от инженеров. Лучше от этого и самому пилоту, и команде.
Этот контракт с "Лотус-Рено Гран-при" – точно не финансовая сделка. И финансовой составляющей в нынешнем контракте нет. Это большой, я бы даже сказала политический, проект по участию российского гонщика в Формуле-1

– Что это за необходимость такая?

– Например, нужно проверить новый аэродинамический макет... Нет ничего хорошего, если ради таких мелких переделок пилотам приходится летать через пол-Европы на фабрику. И масса других подобных вопросов моментально снимается, если пилот рядом.

– А сколько дней в году пилот необходим под рукой?

– Сложно сказать, наверное, все дни вне гонок. Короче, как только буду нужен, так я на месте.

Исчерпывающие разъяснения! Поражает, что для осознания этого и для переезда ближе к команде Петрову потребовался год. Причем год, в течение которого он, казалось бы, должен был делать все возможное для укрепления своих позиций в команде.

В такой ситуации многие обсуждали, не является ли основным мотивом "Рено" в контракте с Петровым финансовая поддержка со стороны его спонсоров. Команда неоднократно разъясняла, что только ради денег Петрова брать бы не стали – нужны гонщики, которые способны приносить команде очки. А вот что сказал Булье в январе в ответ на вопрос, хотел бы он видеть в Формуле французского гонщика: "Это непросто. Нам нужен первый номер на очень высоком уровне и нам нужен Петров и то, что он приносит".

А вот слова менеджера Петрова Оксаны Косаченко, сказанные ею на пресс-конференции в конце декабря: "Что касается денег, то в Формуле-1 нет входных билетов, которые можно пойти и купить в кассе. Этот контракт с "Лотус-Рено Гран-при" – точно не финансовая сделка. И финансовой составляющей в нынешнем контракте нет. Это большой, я бы даже сказала политический, проект по участию российского гонщика в Формуле-1".

Участие Виталия Петрова в Формуле-1 действительно можно рассматривать как некий политический вопрос, поскольку его контракт с "Лотус-Рено" поддержан государственными деньгами. При личном участии премьер-министра России Владимира Путина Петрову была гарантирована финансовая поддержка со стороны, скажем, госкорпорации "Ростехнологии". Путина вообще можно считать проводником Формулы-1 в России – он приложил руку к получению столь долгожданного российского Гран-при, он, судя по всему, помог найти финансовую поддержку Петрову и год назад. Вот фрагмент из интервью Оксаны Косаченко годичной давности:

– Можно говорить, что появление в Ф1 первого российского пилота привлекло к нему внимание спонсоров?

– Сейчас можно говорить о том, что письма от Российской автомобильной федерации и профильного комитета Госдумы дошли до Владимира Владимировича Путина и возымели действие. Письма прошли все необходимые инстанции и попали в руки премьер-министру России. Ровно через сутки после этого мне начали звонить люди.

Вот с таким грузом ответственности за спиной Виталий Петров начинает второй год в Формуле-1. И начинается этот год с вопроса - кто будет первым пилотом в "Лотус-Рено" в отсутствии Кубицы? Совладать с Хайдфельдом – одним из самых опытных гонщиков пелотона – будет труднее, чем совладать с новыми шинами, системой КЕРС и подвижными задним антикрыльями. Зато это и великолепный шанс для российского гонщика.

Что касается его нового партнера по команде Ника Хайдфельда, – он делом доказал серьезность своих намерений, показав быстрейшее время на тестах в Хересе. После этого многие эксперты назвали его в числе претендентов на победу на старте нового чемпионата мира. Радуясь успеху, Хайдфельд сразу же заявил, что он, – в отдаленной перспективе, правда, – надеется выиграть чемпионат мира. Иными словами, партнер-соперник Петрова выглядит предельно мобилизованным и мотивированным, что, конечно, для российского пилота – "информация к размышлению", учитывая большой опыт выступлений Хайдфельда в Формуле-1.
XS
SM
MD
LG