Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ажиотаж, с каким лондонская публика встретила премьеру оперы "Анна Николь", не имеет никакого отношения к музыкальным достоинствам спектакля. Гламурный зритель ломился на модную тусовку.

Переусердствовала с рекламой и Королевская опера, возвещая на всех углах об эпатирующем зрелище "только для взрослых" с ненормативной лексикой, сексом и наркотиками. Скандальный сюжет отпугнул королеву. Она не почтила спектакль своим присутствием. Режиссер с легким сердцем заменил традиционный алый бархатный занавес с вензелями Елизаветы II лиловым с инициалами героини.

"Анна Николь" - не рок-опера и не мюзикл, а самая настоящая классическая опера, ее автор - выдающийся английский композитор Марк-Энтони Тернадж, а исполнительница заглавной партии сопрано Ева-Мария Вестбрёк – примадонна мировой оперной сцены. И вот теперь, после Катерины Измайловой, Дездемоны и донны Анны играет звезду дешевых таблоидов. Некоторым критикам произведение решительно не понравилось, и опять-таки не из-за музыки (хоть они и делают вид, что из-за нее тоже), а из-за "низкого" сюжета. Ну уж это положительно смешно. А кто такие Виолетта, Манон Леско, Адриенна Лекуврер, мадам Баттерфляй? Дамы легкого поведения, содержанки и куртизанки. Признать в Анне Николь Смит героиню, достойную оперных подмостков, мешает лишь то, что она наша современница.

В 1853 году "Травиата" с треском провалилась в том числе и потому, что ее персонажи были одеты точно так же, как зрители. Для второй постановки действие было перенесено на полтора века назад, артисты вышли в костюмах эпохи Людовика XIV – и публика ответила восторгом.

На самом деле трагикомическая жизнь Анны Николь Смит – не только идеальный сюжет для оперы в духе великих итальянцев, но и яркая иллюстрация беспощадности шоу-бизнеса, аморальности потребителей попсы и алчности несметного сонма окружающих звезд людишек.

Она жарила цыплят в дешевой забегаловке, работала официанткой, потом стала танцевать в стрип-баре. Там на нее и положил глаз престарелый нефтяной магнат Говард Маршалл. Она блеснула на его закат печальный своей улыбкой карнавальной. Роман развивался бурно. Она покорила сладострастника могучим бюстом без всякого силикона и невинно-порочным взглядом с поволокой. Торопилась конвертировать свое единственное достояние – роскошное тело. Послала свои фотографии в "Плейбой", где ее обильные достоинства оценил другой Хью Хефнер. Обложка "Плейбоя" открыла ей дорогу в модельный бизнес. Она заменила Клаудию Шиффер в рекламной кампании джинсов Guess. Ставка была сделана на ее внешнее сходство с одним из секс-символов Америки – кинозвездой 50—х годов Джейн Мэнсфилд. Созданный ею образ был экранизацией анекдотов про блондинок. Своим лотерейным билетом она распорядилась неглупо: перед славой своей пассии Маршалл не устоял и повел ее под венец. Ей было 26 лет, ему – на 63 больше. Передвигался он уже в инвалидном кресле.

Только не надо говорить, что 90-летний старец всерьез верил в то, что молодая красавица полюбила его. Он отлично понимал условия сделки. Брак продолжался 14 месяцев. Она честно расплатилась с ним своей красотой и молодостью. Принимала ли она решения самостоятельно? Вот в этом есть основания сомневаться. За ее спиной угадываются люди, в надежде на поживу толкавшие ее на скользкий путь, посадившие ее на антидепрессанты и наркотики, дергавшие за невидимые нити.

Когда старец приказал долго жить, выяснилось, что он забыл переписать завещание 12-летней давности – все полуторамиллиардное состояние ушло в руки сына почившего, Пирса.

Начались бесконечные судебные разбирательства, в которых союзником Анны Николь был другой, тоже обделенный сын Маршалла Джеймс. Суды разных штатов принимали взаимоисключающие решения, участники тяжбы вчиняли встречные и поперечные иски, выигрывали и проигрывали апелляции. Вокруг Анны Николь вертелись ловкие адвокаты, с одним из которых она разделила вдовье ложе. Наконец в 2005 году дело дошло до Верховного Суда США. Администрация Буша, заинтересованная в расширении юрисдикции федеральных судов, поддержала Анну Николь. Решение в ее пользу суд принял единогласно. Оно не означало, что Смит может получить свою долю наследства – она лишь получила право обратиться в федеральный суд.

Меньше чем через два месяца, в июне 2006-го, скончался Пирс Маршалл. В сентябре Анна Николь родила дочь – думала, что от адвоката Говарда Стерна, однако тотчас объявился другой претендент на отцовство. А спустя три дня после родов в той же клинике умер ее сын от первого брака Даниэль – вскрытие показало, что смерть наступила от фатальной несовместимости медикаментов, которые он принимал, чтобы избавиться от наркотической зависимости. Откуда он взял эти препараты, так и осталось неизвестным.

Анна Николь умерла в феврале 2007. Ей было 39 лет. Официальное заключение – летальная интоксикация лекарствами. В холодильнике у нее обнаружился пузырек метадона – того же снадобья, от которого скончался ее сын. Рецепт был выписан на вымышленное имя.

Я хорошо помню ее последние годы. Она появлялась на экране в собственном реалити-шоу, посвященном ей самой. Она вела явно нездоровый образ жизни. Не по годам отяжелевшая, она все еще пыталась пленять зрителей своим наивным бесстыдством. Но публика уже не пленялась. Шоу продержалось в эфире полтора года и было снято из-за низкого рейтинга.

Тяжущихся нет в живых, но тяжба продолжается. Теперь судятся наследники наследников. В этом году Верховный Суд США повторно заслушает дело "Маршалл против Маршалла". В марте 2009 года федеральный окружной прокурор Лос-Анджелеса возбудил уголовное дело против Говарда Стерна и двух врачей – они обвинялись в заговоре с целью сжить со свету Анну Николь. Один доктор был оправдан судом, двое других обвиняемых признаны виновными. Но 6 января этого года апелляционный суд оправдал Говарда Стерна, не усмотрев в его действиях злого умысла. Психиатр Кристина Ерошевич, выписывавшая Анне Николь лошадиные дозы сильнодействующих препаратов и тоже бывшая ее любовницей, отделалась штрафом в сто долларов.

В спектакле Королевской оперы сидящая на золотом троне Анна Николь, окруженная назойливой толпой журналистов, говорит им, а заодно и публике двусмысленным, издевательски сладким тоном: "Как же я хочу всех вас... вас всех..."

О как идеально подошли бы здесь строки раннего Вознесенского:

- Бей, женщина! Бей, милая! Бей, мстящая!

"...поцеловать!" - милостиво выдыхает королева.

Сразу после премьеры биологический отец дочери Анны Николь заявил, что изучает возможность судебного иска к авторам оперы – он считает жизнь и смерть Анны Николь своей собственностью, защищенной копирайтом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG