Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Иерусалиме открылась 25-я международная книжная ярмарка. В этой стране проживает около миллиона выходцев из республик бывшего Советского Союза, здесь немало авторов пишут на русском языке.

О русской программе Иерусалимской ярмарки рассказывает координатор русского отдела ярмарки Регина-Рахель Школьник:

– В ярмарке участвуют несколько российских издательств. Одно из них – Объединенное гуманитарное издательство России, которое представляет не только себя, но и другие издательства России: именно его Федеральное агентство по печати России выбрало как организаторов выставочного павильона в Иерусалиме. Здесь представлены около 3000 книг различных издательств разнообразнейшей тематики – художественная литература, детская, нон-фикшн и научно-популярная литература.

Сюда приехали Людмила Улицкая, поэт Олеся Николаева, писатель и журналист Линор Горалик. Они привезли с собой выставку журнала "Русский репортер", здесь же и главный редактор журнала Виталий Лейбин. Они делают презентацию поэтессы Инны Лиснянской в Иерусалиме. Будет также презентация писательницы Светланы Шенбрун, она живет в Израиле, но пишет по-русски и издается в российских издательствах. Будет Даниэль Клугер, Юлия Винер...

– Кто из тех, кого вы назвали, наиболее популярен в Израиле на "русской улице"?

– Людмила Улицкая, несомненно.

– Почему, по-вашему, именно ее тексты наиболее близки русскоязычным израильтянам?

– Мне кажется, она – истинный русский писатель, и в то же время очень часто в ее произведениях есть если не еврейские сюжеты, то какая-то еврейская нить. Это очень импонирует читателю в Израиле. Может быть, еще и потому, что она часто бывает в Израиле.

В Иерусалиме, в Маале-Адумим живет Дина Рубина, которая очень популярна и в России, и в Израиле. В Иерусалиме живет Игорь Губерман, который невероятно популярен и в России, и в Израиле – и где бы он ни был, он всегда находит русскоговорящую аудиторию, – сказала Регина-Рахель Школьник.

Об Иерусалимской книжной ярмарке рассказывает один из гостей, московский писатель Линор Горалик.

– Иерусалимская книжная ярмарка отличается от других ярмарок, где есть какое-то российское участие?
Для тех, кто давно не живет в России, одна из самых важных вещей, касающихся современной российской культурны, – это понимать, что нового происходит в русской и в русскоязычной литературе

– Да, безусловно. Потому что даже на Франкфуртской или на Лондонской ярмарке, где довольно часто бывает большое российское присутствие, все-таки речь идет о странах, где русскоязычное население, хотя довольно значительное, но все-таки представляет собой отдельную этническую группу. А в Израиле русский язык – совершенно массовый. Фактически это приезд к огромной целевой аудитории, требовательной и много читающей. Это вполне специальное занятие.

– Как это видно на стендах?

– Издатели по-разному, на мой взгляд, подбирают книги, каждый руководствуется своим принципом. Где-то, например, стараются представить новинки, где-то, наоборот, – бестселлеры. Но, так или иначе, русскоязычные издательства здесь явно рассчитывают на умного, много читающего гостя. Не на человека, который забрел на книжную ярмарку, а на человека, который пришел за книгами. Я знаю по разным своим работам, что для тех, кто давно не живет в России, одна из самых важных вещей, касающихся современной российской культурны, – это понимать, что нового происходит в русской и в русскоязычной литературе. В этом смысле есть приятное впечатление, что ярмарка здесь – действительно событие для читателей.

– Русский писатель и русскоязычный израильский писатель – это разные писатели?

– Мне все-таки кажется, что бывает хороший писатель и плохой писатель, а жить они могут в разных местах. Я это говорю не из общей толерантности, а просто быстро перебираю в уме тех, которых я люблю. Везде есть, естественно, своя специфика, свои темы, свои интересы, намеренное включение тех или иных реалий или языковых особенностей, но чтобы так четко проводить разграничительную параллель – нет. Более того, мы же все знаем, что писатель, перемещаясь, набирается всякого, причем где попало. Поэтому вне зависимости оттого, где он подолгу живет, его тексты могут быть географически или этнически окрашены просто потому, что он там побывал, прожил некоторое время. У меня не получается провести четкое разграничение.

– На ваш взгляд, книги русскоязычных израильских писателей – это интересно российскому читателю?

– Мне кажется, что интересно. Очень многие русскоязычные израильские поэты отлично публикуются в России, нежно любимы и приезжают выступать. Мне кажется, что это вопрос не израильского или неизраильского текста, а хорошего или плохого текста.

– Чего вы ждете от этой ярмарки? В каких мероприятиях вы будете участвовать?

– Для меня очень лестно, что меня позвали вести дискуссию между израильскими и российскими писателями о том, что такое, собственно, этническая тема в мире глобальной литературы. Лестно, в первую очередь, потому, что участвуют в этой дискуссии Людмила Улицкая, Николай Александров, Дмитрий Бак. Я как человек, которому предстоит эту дискуссию не только модерировать, но и слушать, очень ее жду. Кроме того, я постараюсь слушать выступления коллег. Будут поэтические вечера, будут дискуссии, будут открытые уроки русской литературы. Будет много разного.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска "Времени Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG