Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Данилкин - такая маленькая собачка, которая загоняет льва". Акрам Муртазаев о фальшивых праздниках и фальшивых судах


Чтение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву в Хамовническом суде, 30 декабря 2010

Чтение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву в Хамовническом суде, 30 декабря 2010

Елена Рыковцева: Почему люди празднуют то, во что сами не верят? Об этом с вами поговорит публицист Акрам Муртазаев. Акрам полагает, что День защитника Отечества – это символ всероссийской фальши. Правильно я поняла вашу мысль?

Акрам Муртазаев: Это такой символ непонимания, неинформированности. В общем, конечно, фальшь.

Елена Рыковцева: Что же такого в этом празднике? Что с ним не так?

Акрам Муртазаев

Акрам Муртазаев: Во-первых, нельзя отмечать этот день как день образования Красной Армии. В этот день, согласно официальной информации, наши войска одержали победы под Псковом и Нарвой. Но если посмотреть архивные данные, то мы увидим, что в это время линия фронта проходила от Нарвы, по-моему, километров 50, а от Пскова – 150. И ни в немецких архивах, ни в советских там не значились никакие бои. Более того, именно 23 Красная Армия потерпела одно из самых чувствительных поражений. Поэтому то, что этот день вдруг стал праздноваться как День Советской Армии и ВМФ у меня вызывает просто недоумение.

Елена Рыковцева: С тех пор, как вы испытали это недоумение, вы его и не празднуете.

Акрам Муртазаев: Нет, почему же. Дело в том, что мы же привыкаем. Я придумал такое выражение – если бы народ не обманывали, то откуда взялись бы праздники? У нас вообще все праздники по сути дела мифологизированы очень сильно.

Елена Рыковцева: Потому что, где же взять подлинные события, подлинные победы, подлинную радость, кроме 9 Мая?

Акрам Муртазаев: 9 Мая у меня тоже вызывает сомнение. Потому что акт капитуляции был подписан 8 мая. Потому что вся Европа празднует День победы 8 мая, а мы празднуем День победы 9 мая. Потому что в это время по московскому времени было оказывается уже 9-е число. А то, что товарищ Жуков опоздал на подписание этого договора, его пришлось дважды подписывать, это опять же все далеко от истины. Мы не знаем подоплеку всех этих самых дел.

Елена Рыковцева: Почему не могут все-таки праздники подгонять под какую-то дату, которая не вызывает ни у кого никаких сомнений?

Акрам Муртазаев: Вообще, всякая такая борьба в мире ведется за право создавать свои мифы. Вот создается миф за право писать историю.

Елена Рыковцева: Россия победила в этой борьбе.

Акрам Муртазаев: Да. Россия в этой борьбе победила. Она была вправе создавать свои мифы. Если мы возьмем опять же 23 февраля, город Псков, то мы вспомним, что и один из самых громких подвигов Великой Отечественной войны приходится тоже на псковскую землю – это подвиг Александра Матросова. Неважно то, что он его совершил не 23 числа, а 27 февраля. Он записан 23. Его перенесли именно на этот день. Это тоже мифологизировано. Неважно то, что его зовут не Александр Матросов, а его фамилия Хамидьяров, если мне не изменяет память. Об этом тоже писали достаточно часто. Но создался миф, что именно 23, что именно Александр Матросов совершил этот подвиг. Причем как-то даже неловко, потому что до него совершили тысячи людей этот подвиг. А все равно подвиг называется матросовский.

Елена Рыковцева: Чтобы обязательно к празднику. Даже погибнуть нужно к празднику.

Акрам Муртазаев: Да. Если мы возьмем Киев, то за то, чтобы его освободили к 7 ноября, было положено немало людей.

Елена Рыковцева: Прочитаю письмо от Сергея из Киева: "Время и традиции имеют преемственность. Этот день еще при совке в быту воспринимался во многом как день мужчины, защитника. В массе люди с трудом смогут вспомнить, кто там с кем повоевал в 1918 году. С таким же успехом и 8 марта навязано… Люди просто хотят поздравить мужчин. Елена, разве вы смогли игнорировать этот день в жизни вашего мужа, друга? (Я сразу отвечаю – нет! Все были поздравлены – друзья, муж. -Е.Р.) Но не все особо этот отмечают, даже я, в прошлом военный. А День Святого Валентина? Последний не очень вяжется с пантеоном православных угодников, да и на Западе раскручен маркетологами. И Дед Мороз сугубо советская выдумка. Рождество отменили, священников уморили, зато звезду красную на елку и Деда Мороза придумали. Не было такого персонажа в русском праздновании Нового года. И праздник этот тоже раньше имел меньшее значение, а теперь большее. Все едят "оливье" и бухают в Великий пост, поскольку Рождество позже. Нестыковочка в календарях и традициях. Но 8 Марта вы же не откажетесь от цветов и т. д. (А я, кстати, отказываюсь от праздника и приду на работу 8 Марта. –Е.Р.) Это трагическая ошибка – бороться с хорошими традициями. В итоге народ в своей массе, послушав псевдодемократические разговоры о вреде поздравления мужчин, начнет симпатизировать коммуно-фашистам и прочим, кто родину любит. Раньше пропагандисты говорили – на чью мельницу льете воду? С уважением и без надежды быть услышанным пишет Сергей Кузьмич из Киева".

Мы вас услышали, Сергей. Я считаю, что вещи очень разумные. Зачем нам вообще ковыряться, копаться и размышлять об истории, этимологии этих праздников. Давайте просто поздравлять мужчин, поздравлять женщин, поздравлять влюбленных, праздновать Новый год, встречать Деда Мороза и не думать о том – русский он или не русский, он навязан вместе с красной звездой или нет.

Акрам Муртазаев: В принципе – да. Вообще, день вошел в нашу жизнь уже таким добрым началом. Мы его всегда называли репетицией перед 8 марта. Потому что в зависимости от того, что женщина дарит мужчине на 23, то получает и на 8 марта. Поздравляли всех, кто служил и кто не служил, кто «откосил», кто дезертировал. В любом случае, нам надо понимать, как возник праздник. Мне кажется, что надо все-таки пытаться разбираться в том, что происходило на самом деле. Потому что если мы не победим эти мифы, значит мифы победят нас. Это очень важная вещь для самосознания. Давайте, празднуйте – ради Бога! Новый год – ведь это тоже выдуманный праздник. Действительно, в России празднуют Новый год в дни Великого поста. Это же какое-то некомфортное состояние человека, который вынужден пить, есть мясо, "оливье"…

Елена Рыковцева: Бедный. Есть - и страдать, пить и страдать.

Акрам Муртазаев: Это же ужасно! Никто, наверное, не помнит, что Новый год Россия отмечала раньше в марте – в день весеннего противостояния, 21 марта, а потом долго праздновала 1 сентября. Пока в 1699 году Петр, известный реформатор, который ужал обычаи страны, не танцевал лезгинку, но сбрил все бороды, и научил жить по-новому. Он ввел Новый год. А теперь, конечно, против этого праздника не попрешь.

Елена Рыковцева: Наш слушатель "Чеченец" пишет, что на "месте президента я бы утвердил один праздник – День свободы, привязав его к манифесту об упразднении крепостного права в России, а остальные отменил бы как никчемные". Действительно – дали свободу, давайте праздновать свободу. Почему не объявили красным днем календаря эту дату?

Акрам Муртазаев: А почему эта дата прошла мимо? Я в газетах не видел материала, посвященного 150-летию отмены крепостного права. А это же наиболее важная веха в жизни государства. Это дата, которая открыла новый, как говорят, тренд в развитии страны. Это потрясающая вещь – дарование свободы миллионам людей. Это все равно, что вернуть паспорта крестьянам.

Елена Рыковцева: "Надо успокоиться, - пишет Николай. – В этот день ТВ постаралось, чтобы мы шарахались от нашей армии, как от чумной. Я имею в виду современную киношелуху об армии, которую показывают в эти дни". Я не готова комментировать, я этого всего не смотрю. Вы смотрите современное кино о российской армии?

Акрам Муртазаев: Я смотрю из любопытства, поскольку я очень долго работал в военном отделе "Комсомольской правды". Поэтому для меня эта тема очень близка. Я очень ревностно смотрю за тем, как ныне отражается эта тема. Конечно же, это ни в какое сравнение… И литература, и кинематограф, конечно, не могут достичь той вершины, которая была. Я не знаю, что может быть лучше "В окопах Сталинграда".

Елена Рыковцева: Я вчера смотрела "В шесть часов вечера после войны" и все время думала о том, что эти люди, которые тогда смотрели это кино, эту сказку, они-то сами как относились к тому, что это сказка? Ведь любили же это, верили в это, а жили по-другому. И после войны все было по-другому, чем в этом фильме.

Акрам Муртазаев: Война – период большой мифологизации.

Елена Рыковцева: Да, но как этот миф принимало тогда общество, на ура! Как ложился на сердце весь этот миф. Ты живешь одной жизнью, приходишь в кино – там другая, и ты веришь в то, что это все-таки твоя жизнь. Это кино воспринимается же как свое, не как голливудское, а как свое, советское.

Акрам Муртазаев: Но сегодня люди так же самое воспринимают мифы, как реальность. Возьмем все социологические опросы, все рейтинги о власти за последние годы, мы увидим потрясающую картину. Это не "В шесть часов вечера после войны", это уже какая-то тьма просто.

Елена Рыковцева: Николай Былков из Хабаровска пишет: "Как можно праздновать День защитника Отечества в день, назначенный большевиками, сделавшими все, чтобы Отечество уничтожить. Они пришли и стали планомерно и систематически уничтожать государство, насаждая государственный террор по отношению к своим гражданам. Врали 70 лет, уничтожая всю историю Российского государства. Для них история государства начиналась с 1917 года. Дату необходимо изменить, а праздник, конечно, оставить"

Влад с Украины пишет: "8 марта и 23 февраля празднуем не знамо что, но пьем с энтузиазмом, к чему нас поощряют наши правители".

Хорошее письмо от Елены из Липецка прочитаю: "Не знаю, для кого-то этот праздник, может быть, и искусственный, а я родилась и выросла в потомственной офицерской семье. Дед, отец, брат – все были военными, честно служили Родине. Я с отцом прошла все немыслимые точки. Войска наши были ПВО. Кто знает, тот поймет, как жили. На ближайшие километры – ни одного жилого населенного пункта. Отец постоянно на боевом дежурстве, ограниченный контингент людей. Так вот, в то далеко время этот праздник назывался, если кто забыл, День Советской Армии. И не был он выходным днем. И вся страна знала, кого мы в этот день поздравляем, и никогда не был он обезличенным в плане поздравления мужчин по половому признаку в знак того, что потенциально они готовы кого-то когда-то защитить. Для нас он так и остался Днем Советской Армии. И уже сколько лет в этот день я могу поздравить только того, кто в армии служил. Собственно, мне глубоко наплевать на то, кто и как этот день воспринимает. Полагаю, что еще пара поколений должна смениться для того, чтобы этот день стал восприниматься совсем уж обезличенно. Потому что наши дети еще знают, что в этот день мы поздравляем военных". Да, все так.

Я вспоминаю нас с вами, Акрам, как мы дружно празднуем 5 мая – День печати. И не хотим мы праздновать российский день…

Акрам Муртазаев: 5 мая мы каждый раз собираемся.

Елена Рыковцева: А вы разве собираетесь с журналистами какого-то 31 января по случаю дня рождения газеты "Ведомости", который объявили Днем российской журналистики? Вы его всерьез воспринимаете, как свой праздник?

Акрам Муртазаев: Да, нет. Рефлекс Павлова же существует.

Елена Рыковцева: Конечно! И Елена говорит – это день Советской армии, советского офицера. Неважно, что было до, что было после. Это не день мужчин, это не день проигрышей и побед Красной Армии – День Советской армии.

Акрам Муртазаев: Да, я не против того, что он существует. Ради Бога! Пусть существует День ВЧК, КГБ, ФСБ, ММБ или еще какая аббревиатура. Пускай будет 23 февраля, но мне кажется все равно нам надо уходить в глубь истории. Непредсказуемость истории делает непредсказуемость и будущего. Мы обязаны заглядывать назад, как бы разминировать наше прошлое. Мы же все время повторяем ошибки прошлого и от этого чрезвычайно страдаем. Ради Бога, пускай будет 23 февраля, но надо помнить, что в этот день ничего не происходило. Пусть будет День солдата. Да. Пускай будет День защитника, давайте его отмечать. Он прижился? Прижился. Пускай будет.

Елена Рыковцева: В отчаянии прямо человек пишет: "Разъясните, пожалуйста, доходчиво для всех, в том числе для оголтелых коммунистов и национал-патриотов, коммуно- и национал-фашистов, что же тогда знаменательного-то происходило? Почему День защитника Отечества установлен именно в этот день? Почему не в день битвы при Бородине или, скажем, Куликовской, или Полтавской, когда действительно была битва за право России на существование? Насколько я знаю, пьяная матросня под предводительством товарища Железняка защищала не Россию, а поработившую ее параноидально-большевистскую диктатуру. Но нынешние дуумвираты на каждом шагу клянутся в том, что они демократы, и в церковь ходят, свечки ставят и истово крестятся. Нет ли тут некоего трагикомического парадокса?" Есть.

Акрам Муртазаев: Есть.

Елена Рыковцева: Николай Кузнецов из Москвы говорит: "Отстаньте вы от этих праздников. Славная российская мифология всегда всемерно радует наш народ. И пересматривать или критиковать ее никому не рекомендуется, дабы избегать огорчения исторической памяти народа". Вот вы сидите, Акрам, огорчаете народ. Народ праздновал от души, а мы пришли и начинаем его огорчать.

Валентина из самого Нижнего Тагила: "Любые праздники всегда фальшивы – все до единого! Празднуется дата, а это всего лишь календарь, измеритель времени, да и тот сомнительно непостоянен. Когда-то Всевышний заповедовал людям шесть дней трудиться и праздновать каждый седьмой день, называя его субботой. Все остальное понавыдумывали сами люди, начиная с Моисея и продолжая нашими. А праздновать, не работать, мы готовы хоть ежедневно. И для этого бездельничанья проявляем все наше рвение и завидное усердие. К работам бы так. Тем более что от праздников всегда только неприятности и проблемы".

Елизавета: "У каждого есть свои личные праздники, а остальное – фальшь". Да, это дни рождения. И дни свадьбы, которые празднует, по крайней мере, один человек в семье.

Наталья пишет: "Нашим мужчинам каждый год нужно напоминать о том, что война вполне вероятна. Это их воспитывает. Даже последний панк и фрик пойдет защищать свою Отчизну, заодно и очистится от навязанной Западом скверны". Наталья считает, что есть Отчизна, есть, что защищать.

Акрам Муртазаев: Здесь вопрос – от кого защищать? Кто нам больше всего угрожает? Здесь же все сразу переплетается.

Елена Рыковцева: "23 февраля – фальшивый праздник в духе казенного военного ура-патриотизма, который ошибочно назван мужским. Пережиток совка. Нельзя жить по лжи", - призывает Федор из Санкт-Петербурга.

"Фальшивый праздник – это женский день 8 марта. Он стал разорительным для мужчин, начальницами которых являются женщины. Ежегодная дань, обременительная для них. Таким же является и 23 февраля. Истинные праздники – Новый год, 9 мая и 7 ноября", - Василий Данилович так считает. Подписываетесь под истинами?

Акрам Муртазаев: Нет, я не под чем не подписываюсь. Я считаю, что есть такие вещи, понятия, которые надо все-таки хранить в себе. Это мое личное дело, как я к ним отношусь. Есть 23 – мне нравится. Я отмечаю. Кому-то не нравится – пускай не отмечает. Но мы должны знать, что этот день придуман, что его на самом деле не существует. Вот это знание, мне кажется, обязательным. А кто его отмечает или не отмечает – это уже личное дело каждого.

Елена Рыковцева: "23 февраля просто взяли с дуба, потому что надо же было что-то взять".

"Победу над своими считать праздником как-то некрасиво. Над иностранцами в 1918 году особых побед не было. Интервентов начали бить только в начале 1919, но брать оттуда дату создания Красной Армии было нелепо. Какое создание, когда она уже год воевала", - так пишет Александр из Москвы.

Акрам Муртазаев: Да. 4 ноября – дата, совершенно выдумана. Для чего ее сейчас выдумывали? Вот это непонятно.

Елена Рыковцева: Также пишет нам Сергей Митрофанов из Москвы, что "каждый день – это большой праздник". Так надо философски к жизни относиться. Просто не каждый день объявляют выходным днем. В этом вся разница.

Акрам Муртазаев: Здесь я могу быть с ним солидарен.

Елена Рыковцева: Предлагаю закончить с праздниками и поговорить о фальши в других ее проявлениях, таких, например, как вот это замечательное решение Савеловского суда о том, что имена Бориса Немцова, Владимира Милова и Владимира Рыжкова являются нарицательными. Я напомню, что в телепрограмме "Разговор с Владимиром Путиным" 16 декабря 2010 года премьер-министр РФ, зачитав вопрос: «Чего на самом деле хотят Немцов, Рыжков, Милов и т. д?» ответил: "Денег и власти. Чего они еще хотят? В свое время они поураганили. В 90-х годах утащили вместе с Березовским и теми, кто сейчас находится в местах лишения свободы, немало миллиардов". Подали, естественно, в суд Немцов, Милов и Рыжков. И они проиграли этот суд, потому что утверждение об утащенных миллиардах, пишется в решении суда, прозвучало в адрес неопределенной группы лиц! Суд счел, что фамилии Немцова, Рыжкова и Милова употреблены не в качестве имен собственных, а исключительно в нарицательном значении.

Тут, вы знаете, Акрам, мне стало стыдно за себя. Потому что когда нам приходят сообщения на наш форум или сообщения на пейджер, где пишут, например, "Путин – преступник", я всегда обязательно обращаюсь с просьбой не говорить так. Бывает, что корректирую, вместо «Путин» - «верховная власть», говорю, что человек не может до суда быть назван преступником. Я все время веду такие диалоги и занимаюсь постоянной редактурой на сайте. А оказывается, мне сейчас суд говорит – а вы, Елена Рыковцева, считайте, что Медведев и Путин – это нарицательные имена. Путин, путинизм – это вектор определенного направления в развитии России. И зачем же я буду тогда подвергать редактуре сообщения наших слушателей? Как вы расцениваете это решение суда?

Акрам Муртазаев: Здесь разговор-то очень короткий. Мы опять же имеем дело с мифами. У нас есть какой-то миф, что в стране существует судебная система, независимая судебная система. Это Савеловский суд?

Елена Рыковцева: Да. А какая разница-то?

Акрам Муртазаев: В принципе, Хамовнический, Басманный… Уже разницы никакой не имеет. Бизнесмены говорят: я выиграл дело в английском суде. Это показатель того, что суд был чистый. Никто никогда не скажет – я выиграл дело в Савеловском суде. Это понятно, как он его выиграл. Создается миф, что суд есть, но независимого суда нет. В этом трагедия России. Поэтому уж лучше бы нам сразу заявить, что у нас нет независимого суда. Это было бы гораздо лучше для страны. Видимость оппозиции всегда хуже, чем ее отсутствие.

Это решение суда говорит о том, что суда-то практически нет. То, что наш премьер проявил абсолютное хамство по отношению к людям, бездоказательно и нагло их оболгав, это факт. Обсуждать его не имеет смысла.

Елена Рыковцева: А вот он обсуждался в суде и довольно подробно. Даже приняли заявление у них.

Еще два сегодняшних сообщения по поводу суда – уже Хамовнический. Председатель Хамовнического суда Виктор Данилкин заявил о том, что он готов нести ответственность за приговор, вынесенный им по так называемому второму уголовному делу бывшего совладельца ЮКОСа Михаила Ходорковского до конца своих дней. Все это он заявил в интервью программе "Человек и закон". Ранее он назвал клеветой высказывание своей помощницы Натальи Васильевой, которая говорила, что не он писал приговор, что за него его писали. "Она обвинила меня в совершении тяжкого преступления". Правда, в суд он на нее пока не подал.

И тут же второе сообщение Интерфакса. Наталья Васильева не лгала при разоблачении подоплеки приговора по второму делу ЮКОСа. Она добровольно прошла проверку на детекторе лжи. На вопрос - Вы давали информацию СМИ о приговоре Ходорковскому и Лебедеву, потому что вам за такую информацию заплатили? – Васильева дала отрицательный ответ. Детектор зафиксировал, что она говорит правду. При этом полиграф подтвердил, что Васильева дала интервью, чтобы снять ответственность за приговор с судьи Виктора Данилкина и спасти его честь и достоинство. Прибор показал, что Васильева дала правдивые ответы на вопросы – О том, что приговор принесли из Мосгорсуда, вы узнали от знакомых и коллег? Вы точно знаете, что вынести такой приговор Данилкина вынудила вышестоящая инстанция? Кроме того, полиграф подтвердил, что Васильева не лжет, когда отрицательно ответила на вопросы о возможности предоставления ею недостоверной информации в СМИ и о том, был ли ее поступок совершен из чувства мести своему начальнику. Главный вывод, сделанный на основании психофизиологических реакций, полученных при проведении исследований на полиграфе "Барьер-14", заключается в том, что Васильева дала интервью о приговоре без чьей либо просьбы, денег за это не получала и уверена, что приговор был написан в Мосгорсуде. А информацию представила в СМИ, чтобы спасти честь и достоинство своего начальника и снять с него ответственность за вынесенный приговор.

Акрам, что вы скажете?

Акрам Муртазаев: Мне бы очень хотелось, чтобы и судья Данилкин прошел тоже детектор лжи, чтобы было на что посмотреть.

Елена Рыковцева: Он прошел такой детектор в программе "Человек и закон". Его детектором был Алексей Пиманов.

Акрам Муртазаев: Васильева заявила об этом давно. А Данилкин появился только сейчас. Мне любопытно. Если человека так жестоко оскорбили, почему сразу же не созвать пресс-конференцию, не выступить и не сказать. Он этого не сделал. Он сделал спустя какое-то время.

Елена Рыковцева: Кому он сказал про клевету – неизвестно до сих пор.

Акрам Муртазаев: В том-то и дело. А вот она же появилась везде. Я видел ее глаза. Я видел ее десятки интервью. Я видел, смотрел на нее. Я Данилкина не видел. Я знаю его поведение на суде. То, что сказала Васильева, очень похоже на правду. А то, что сказал Данилкин, очень не похоже на нее. Данилкин мне вообще представляется каким-то очень маленьким человечком. На Востоке львов загоняют маленькими собаками. Лев бежит не от страха, а от унижения. Вот Данилкин такая маленькая собачка, которая загоняет льва. Поэтому у меня нет симпатии по отношению к Данилкину.

Елена Рыковцева: А жалость? Тоже нет?

Акрам Муртазаев: Человек же добровольно взялся вести дело. Его же не принуждали. Ему же не сказали – или мы тебя посадим, или ты…

Елена Рыковцева: Вы думаете, у него был выбор?

Акрам Муртазаев: Я думаю, что – да. Он мог заболеть. Он мог сломать ногу во время процесса. Есть тысяча способов избежать. Если ты уверен в том, что вынес справедливый приговор, тогда у меня не вызывает сомнений, что он пошел на суд. Но он понимает, что здесь речь идет абсолютно о политическом деле. Это было заранее понятно. Было понятно всем. Я не говорю – виновен Ходорковский или не виновен. Речь идет о том, что процесс заказной, политический. Поэтому, я думаю, что у него была возможность избежать этого процесса. Он этого не сделал. А теперь получил по полной программе.

Елена Рыковцева: Любовь из Курской области.

Слушатель: Поведение судьи Данилкина довольно странное. Лучше вообще никакого суда не иметь в России, чем такой, который у нас сейчас есть. Я считаю, что иметь такой суд, за те средства, которые выделяются из государственного бюджета, это просто чистый позор. Огромные зарплаты, прекрасное материально-техническое обеспечение судов, судебных департаментов, а продукт, который выдается на гора, абсолютно никчемный в виде решений, постановлений. Я считаю, что все выступления нашего президента в прессе немного не в том ключе. Ведь речь идет не о том, чтобы вмешиваться в конкретное судопроизводство, в конкретное дело и процесс. А речь о том, чтобы каждому гражданину было обеспечено справедливое судебное разбирательство в разумные сроки, чтобы осуществлялась государственная защита.

Елена Рыковцева: Все-таки касается президента это или нет? По-хорошему – не должно касаться. Он действительно не должен влезать в процессы судопроизводства. Но как в России? В России все по-другому, все суверенное.

Акрам Муртазаев: В принципе, он же гарант прав человека. Поэтому не касаться этого он не может. Кому как не ему, юристу, понимать, что происходит на самом деле, что происходит с судами в России. Меня удивляет то, что он не предпринимает ничего, если не считать того, что они собираются рассмотреть законность дела Ходорковского, там происходят какие-то процедуры, анализы. Это все тот же Химкинский лес - обсудим, обсудим и поедем дальше.

Елена Рыковцева: «Химкинский лес» - это уже нарицательное, как химины куры. Владимир Сергеевич из города Владимир.

Слушатель: Хотел бы высказаться по процессу Немцова, Рыжкова и Милова. Когда эти люди подавали иск против Путина, они прекрасно отдавали себе отчет в том, что решение будет против них, тем не менее, подали иск. Почему? Они надеялись, что получив бумагу из суда, они смогут двигаться дальше и дойдут до Страсбурга. Там они получат положительное решение, без сомнения. Но беда в том, что эта процедура очень долгая. Если бы они сократили эту процедуру, и решения принимались по нашим жалобам гораздо быстрее, таких решений, которые не удовлетворили иск, было бы меньше. Наша судебная система задумалась бы об этом. А сейчас длительная волокита позволяет такие решения принимать.

Акрам Муртазаев: Нет. Здесь нарушать процедуру все равно нельзя. Неважно решение Страсбургского суда. Он, конечно, вынесет решение, у нас власть скажет – пускай они не вмешиваются в наши внутренние дела. Но Немцов, Рыжков и Милов как бы документально запротоколировали решение суда. Они это сделали уже фактом истории. Это очень важно. Потому что мы говорим о нашей памяти. Давайте вспомним, что приговор Ходорковскому зачал Данилкин. Это решение о том, что... по словам Савеловского суда, как прозвучало?

Елена Рыковцева: Что это не установленная группа. «Утверждение об утащенных миллиардах прозвучало в адрес неопределенной группы лиц. Фамилии Немцова, Рыжкова и Милова употреблены не в качестве имен собственных, а исключительно в нарицательном значении».

Акрам Муртазаев: Вот это нарицательное значение – это же блистательная вещь! Это единственное, чего добились Милов, Рыжков и Немцов – они добились вот этой формулировки.

Елена Рыковцева: А я теперь ее перенесу на общение со слушателями, и не буду бороться с теми, кто…

Акрам Муртазаев: Только не надо забывать, что у нас избирательное…

Елена Рыковцева: А, да, избирательное! Спасибо, что напомнили, где живем. Виктор из Москвы.

Слушатель: Почему не поднять распечатку переговоров Данилкина в то время, когда он должен был выносить приговор.

Елена Рыковцева: Виктор, почему вы решили, что он был на прослушивании?

Слушатель: Он не был, но протоколы входящих, исходящих почему эту информацию не посмотреть? Это уже само по себе нарушением бы было, если бы, скажем, стало известно, что он в течение такого-то времени вел переговоры с горсудом и т. д. Почему эта информация не исследуется?

Елена Рыковцева: Потому, почему и не прогоняют через полиграф судью, потому что расследования нет.

Акрам Муртазаев: Для того, чтобы взять распечатки разговоров, нужно решение суда.

Елена Рыковцева: Дело должно быть открыто. Это так же как с полиграфом. Пока не назначит следствие ему полиграф, никто не прогонит его через детектор. Это Васильева добровольно может без всякого решения следствия, а он – нет, не пойдет на это. Зачем это ему?

"Данилкин, как и наши жрецы правосудия, не заслуживает уважения. Но и Ходорковский не заслуживает сочувствия. Если даже он невиновен в том, за что его посадили, он все равно виновен. Или залоговые аукционы были кристально чистыми?"

Акрам Муртазаев: Мы же не говорили о виновности или невиновности Ходорковского. Мы говорим об избирательном правосудии.

Елена Рыковцева: Конечно. Через залоговый аукцион, Александр, как вы помните, прошло много, много, много людей. Через многие руки они прошли, эти аукционы. Не только руки Ходорковского там были задействованы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG