Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готовы ли российские Вооруженные Силы к современным вызовам? Об этом спорят военные аналитики Александр Гольц и Виктор Литовкин


Надувная копия ракетного комплекса С-300 на учениях в Подмосковье, 19 января 2011

Надувная копия ракетного комплекса С-300 на учениях в Подмосковье, 19 января 2011

Владимир Кара-Мурза: Председатель правительства России Владимир Путин поздравил военнослужащих с Днем защитника Отечества, выразив особую признательность ветеранам.
Президент России Дмитрий Медведев перед торжественной церемонией вручения грамот о присвоении почетного звания "Город воинской славы" возложил венок к Могиле Неизвестного солдата в Москве. "Молодые поколения должны научиться любить свою страну так, как ее любят ветераны", - сказал глава государства на церемонии вручения грамот "Город воинской славы" Владивостоку, Тихвину и Твери. В столице 23 февраля прошли сразу несколько масштабных политических мероприятий, приуроченных к очередной годовщине образования вооруженных сил страны. Самую массовую акцию в этот день провели коммунисты. На Пушкинской площади столицы собралось около тысячи сторонников КПРФ. Немало критики в адрес проводимой реформы армии прозвучало и на митинге Союза десантников России на Поклонной горе. Акция проходила под лозунгами "У России два союзника — Армия и Флот!" и "Реформы Минобороны и МВД — под парламентский контроль!". Помимо коммунистов и ветеранов ВДВ в День защитника Отечества в Москве митинговали либерал-демократы и "яблочники". Они провели пикет у здания Министерства обороны. На акциях вновь звучали упреки в адрес военного руководства и армейской реформы. О том, готовы ли российские Вооруженные Силы к современным вызовам, об этом сегодня в день Защитника Отечества спорят военные аналитики Александр Гольц, военный обозреватель Интернет-издания "Ежедневный журнал" и Виктор Литовкин, военный аналитик, ответственный редактор "Независимого военного обозрения". Обычно в день праздника не говорят о проблемах. Прежде всего мы поздравляем всех, кто занимается ратным трудом. Тем не менее, каковы основные сейчас слабые места российских вооруженных сил?

Виктор Литовкин
Виктор Литовкин:
Слабые места известны – это отсутствие современной боевой техники, систем обеспечения боя и социальная незащищенность военнослужащих, особенно офицерского состава и их семей. Вы знаете, что около 10% боевой техники, которая стоит на вооружении – это официальные сведения, соответствуют современным требованиям боя. То, что сегодня многие офицеры находятся за штатом, около 70 тысяч, их не могут уволить, потому что нет достаточного количества квартир для их увольнения, и очень низкое денежное содержание. Хотя некоторые начальники говорят, что лейтенант получает 16-18 тысяч, но реально денежное содержание командира взвода 14 тысяч, командира полка около 20 тысяч - это без поощрений 400 приказом, который распространяется далеко не на все вооруженные силы.

Владимир Кара-Мурза: Какова, по-вашему, тенденция к решению тех проблем, о которых сказал Виктор Николаевич или к их обострению?

Александр Гольц
Александр Гольц:
Прежде всего я добавил бы к тому, что сказал Виктор Николаевич, еще одну очень важную проблему. Армия фактически небоеготова. В ситуации, когда практически произошел отказ от перехода на контракт, от перевода конкретных воинских частей, соединений на контракт, в каждой конкретный момент в каждой конкретной воинской части и соединении половина военнослужащих, призывников служили меньше шести месяцев. И это означает, что каждая конкретная воинская часть фактически небоеготова. Увы, к сожалению, я должен сказать, что в последнее время скорее обозначились тенденции к отказу от реформ. В ваших новостях говорилось, как КПРФ и Союз десантников ругают реформы - это были и есть правильные реформы. Так вот, в последнее время обозначились тенденции к отказу от реформ. Совершенно неожиданно после того, как было сказано об увольнении многих десятков тысяч офицеров, министр обороны вдруг заявил о том, что мы будем набирать еще 70 тысяч офицеров. Была на треть срезана программа контрактизации сержантов. И в этом я вижу постепенный отход от реформы, возвращение к тому состоянию, которое было до реформы.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, писатель-историк, бывший народный депутат СССР, ветеран Великой Отечественной войны, считает сегодняшний праздник органичным национальному сознанию.

Рой Медведев: Этот праздник имеет право на существование, потому что он уже отмечается как день всех мужчин, как день защитников Отечества независимо от того, Красная это армия или Российская армия. Народ принимает этот праздник, и я получил много поздравлений по этому случаю. Поэтому мне этот праздник близок. Во всяком случае, в молодые годы, в 17 лет меня призывали в армию, недолго, но я все-таки во время Великой Отечественной войны был в армии. Поэтому мне этот праздник близок, мне он симпатичен, и я считаю, что его нужно сохранить.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Марины.

Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете, все ваши эксперты, мне кажется, самый главный аспект нашей армии не отметили. Потому что, не знаю, может быть где-то есть, но я уж из своих кругов знаю молодежи – вся молодежь не хочет идти в армию, буквально вся. Они свое будущее определяют как: смогу я откосить от армии или нет? Это повально, буквально 100%. Самое главное, не вооружение, не новые самолеты, не новый праздник, который ни к селу, ни к городу, надо совместить его с праздником победы. Нет, наша молодежь не хочет защищать свою родину.

Владимир Кара-Мурза:
Как, по-вашему, оправдал ли себя перевод армии на годичный срок службы по призыву?

Виктор Литовкин:
Вы знаете, я как раз хотел об этом рассказать. Я в субботу ночью вернулся из Забайкалья, из 29 общевойсковой армии, проехал 5 гарнизонов, и практически каждый божий день я был на тактических занятиях, на тактических учениях, которые проходили в частях этой армии, в авиации, в мотострелковых частях, танковых частях, артиллерийских. И я видел, как напряженно занимаются молодые солдаты. Поэтому, я Александра Матвеевича очень уважаю, но категорически с утверждением, что наша армия сегодня небоеготова, потому что два раза в год меняется состав, я не могу согласиться. Хотя бы потому, что два года тому назад, когда наша армия служила один год, даже очень плохо вооруженные наши воинские части разгромили хорошо вооруженную грузинскую армию, выпестованную американскими, израильскими инструкторами, подготовленную к этому. Поэтому столь категорические замечания, на мой взгляд, неправомерны. Хотя, безусловно, проблемы есть, и за один год научить солдата, вчерашнего школьника или даже безработного быть настоящим солдатом очень трудно, особенно по высокотехнологическим специальностям воинским.
Но я хочу сказать, что в 29 армии, в окружном учебном центре, где я был, очень интенсивно люди занимаются, занимаются на тренажерах, занимаются на технике, занимаются на полигоне по 8 часов в день. Они достаточно хорошо подготовлены. Командующий армией рассказывал нам, журналистам, как один из парнишек на 39 день стрелял боевым снарядом из танка и поразил цель. Хотя при двухгодичной службе в армии человек полгода занимался в учебном центре, потом полгода тренировался на боевой технике и только через полтора года ему разрешалось выстрелить боевым снарядом. Правда, это один из тех, кто обучался. Я спросил у командующего: как стреляли остальные? Остальные стреляли на двойки и тройки. Но это надо понимать, что человек прослужил всего 39 дней в армии, и за 39 дней он чему-то научился. Есть и другие примеры. Мы видели, артиллерийская бригада, 122-миллимитровая гаубица и там 30% молодых солдат и 70% солдат, которые весной уволятся. Я когда спросил командира бригады, полковника Дмитрия Козловского: как же вы будете боеготовить в апреле-мае? Он мне сказал: в апреле-мае мне пришлют из учебных центров новых командиров орудий, новых наводчиков, новых геодезистов, разведчиков и так далее, они заменят тех, кто уйдет в запас. Это не значит, что они сразу готовые солдаты будут, конечно, индивидуальная подготовка не все решает, надо слаживать подразделения, расчеты, отделения, батареи, взвода и тому подобное до самого высокого, до бригады, но тем не менее, эта работа делается.
Главное достижение военной реформы, которая сегодня происходит - это то, что войска занимаются постоянно боевой подготовкой, и они готовятся реально к боевым действиям очень интенсивно. Я был на полигоне 36 общевойсковой стрелковой бригады, практически целый день провел там, и я ни одного человека не видел праздношатающегося, ни одного, как говорят моряки, забившегося в сферы и спящего там, или в танке, или в боевой машине пехоты. Ни одного офицера-бездельника я там не видел, хотя я прошел практически по всем. И это, конечно, не показуха для меня была. Еще такой интересный факт: возвращается наш самолет из Читы в Москву, сели на заправку на аэродроме военном ночью, и ночью там идут полеты, летают МИГ-31. Молодых летчиков учат взлетать и садиться в ночных условиях на этом полигоне. Я не думаю, что это была инсценировка, специально сделанная для московских журналистов. Армия сегодня занимается боевой подготовкой, у нее хватает боеприпасов, у нее хватает патронов, у нее хватает горюче-смазочных материалов - и это основное достижение сегодняшней реформы, как бы там и кто бы там из ЛДПР, КПРФ или Союза десантников ни критиковал Сердюкова и его команду.

Владимир Кара-Мурза: Вы согласны, что в войне с Грузией российская армия проявила свои лучшие качества?

Александр Гольц: Правда, следует отметить, что приблизительно 70% личного состава – это были контрактники там. И только после того, как была одержана победа, приблизительно в середине 2009 года было принято решение фактически прекратить федеральную целевую программу по переводу на контракт. Поэтому говорить о том, что призывная армия победила в 2008 году, на мой взгляд, не совсем правильно. Я целиком и полностью поддерживаю Виктора Николаевича в том, когда он говорит о том, что реформы правильные. Проблема лишь в том, что какие бы замечательные солдаты ни стреляли на полигонах, так или иначе получается, что российские военачальники открыли чудодейственные методики, которые позволяют перекрыть американские и британские стандарты приблизительно в три раза. Мы как-то научились, если верить нашим начальникам, готовить военнослужащих за три месяца замечательным образом с тем, чтобы он еще 8 месяцев успел отслужить в строевой части. Хотелось бы узнать тайны этих методик, поскольку пока что нам просто докладывают, что это все замечательно работает, только что призванные бойцы замечательно сели за пульты и поразили все мишени в бригаде противовоздушной обороны. Что же остается? Остается верить, что так замечательно обстоят дела.

Владимир Кара-Мурза: Вероника Марченко, председатель фонда "Право матери", считает 23 февраля днем памяти.

Вероника Марченко: На самом деле 23 февраля у фонда "Право матери" такой особенный день, но не праздничный, скорее наоборот. У нас это день, когда мы проводим каждый год в течение 20 лет панихиду, поминальную службу заказываем в храме, проводим день памяти по всем погибшим солдатам, собираем родителей погибших, кто хочет в тот день принять участие в этой панихиде вместе. И таким образом сегодня наш день прошел. Дело в том, что родителям погибших солдат 23 февраля особенно тяжело, когда по телевидению, по радио они слышат бравурные выступления военных и про их сыновей никто не вспоминает, про то, что они служили в этой армии, про то, что с ними случилось в этой армии. И поэтому это день, который для них особенно тяжелый, они чувствуют одиночество особенно сильно. Поэтому 20 лет службу организуем, собираемся все вместе.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю как раз тоже, что именно российско-грузинская война была началом понимания того, что надо реформировать армию. И чем больше всякие Зюгановы, бывшие десантники, Жириновские говорят, что плохо, значит все идет в правильном направлении. Потому что по их миллионная армия, десятки училищ никому ненужных. Наоборот, надо иметь конкретные небольшие группировки, готовые вступить, не дай бог, в боевые действия. А вопрос у меня такой: все-таки, кроме финансовой, какая причина того, что отказались от профессиональной армии?

Виктор Литовкин: Я хочу напомнить Александру Матвеевичу, что я не говорил о том, что это призывная армия в Грузии победила, я сказал - российская армия в Грузии победила. Сколько там было процентов контрактников, сколько призывников – это в данном случае непринципиально, потому что армия победила. Это раз. Во-вторых, никто никогда не говорил, что российская армия должна быть полностью призывная. Федеральная целевая программа, о которой первой мы говорили, она называлась Федеральная целевая программа по комплектованию воинских частей максимальным числом контрактников. Максимально – это не обязательно 100%, это может быть и 50%. В этой программе конкретно эта цифра не называлась, сколько должно быть контрактников. Все дело в том, что контрактники, безусловно, нужны, никто с этим не спорит, но они должны занимать должности высококвалифицированных специалистов, то есть командиров орудий, командиров расчетов, начальников радиостанций и так далее. А стреляют в зенитно-ракетных бригадах по самолетам не контрактники и не рядовые, а офицеры - это им дано такое право. Стреляют только с переносных зенитных комплексов с плеча только рядовые солдаты, призывники или контрактники, а стреляют профессионалы, офицеры.
Говорить о том, что не получилось в контрактной армией. Да, не получилось, потому что не может получиться за те деньги, которые выделяет правительство. Одно дело кричать о том, что у нас должна быть призывная армия, другое дело выделять реальные средства на это. За 8-9 тысяч, которые сегодня платят контрактнику, никто из серьезных ребят, обладающих какой-то специальностью воинской, высокими морально-волевыми, психологическими, физическими качествами, не пойдет служить, безусловно. Потому что сегодня средняя зарплата в стране гораздо выше, чем те деньги, которые предлагают контрактнику. С 12 года, если действительно это будет и не выльется в пустопорожние разговоры, в пустые обещания, когда контрактнику будут платить 24-35 тысяч, может быть тогда удастся набрать более-менее приличных людей. Не контрактная армия полностью, но солидное количество контрактников появится, в том числе появятся профессиональные сержанты, которых сегодня начали учить в высших учебных заведениях по программе 2 года плюс 10 месяц. К сожалению, пока их тоже очень мало, потому что денег не выделяется. Александр Матвеевич уже сказал о том, что вторая федеральная целевая программа подготовки профессиональных сержантов сокращена на 90 миллионов рублей. Но если так будут сначала делать замах на рубль, а потом выделять 10 копеек из этого рубля, конечно, никаких профессиональных сержантов у нас не будет, придется делать ставку только на одних призывников.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Черепков, бывший член думского комитета по безопасности, бывший мэр Владивостока, рад присвоению родному городу звания Города воинской славы.

Виктор Черепков: Дорогие владивостокцы, независимо от того, во Владивостоке вы сегодня находитесь, где-то в морях, в других странах, в командировке, в Москве, я от души вас поздравляю. Во-первых, всех военнослужащих, а я как капитан первого ранга, прослуживший 32 календарных и 40 с лишним с выслугой, от души поздравляю. Пусть всегда патриотизм, не только патриотизм на своей родине России, но и за освобождение, демократизацию всей планеты нашей Земли, желаю вам побед, успехов. Естественно, город родной Владивосток, где не просто мэром первым был, а влюбленный в этот прекрасный край и город как венец Приморского края, я от души поздравляю с присвоением этого звания, которого ждали многие поколения и особенно те, которых сегодня уже нет в живых. Я вместе с вами радуюсь этому событию. И пусть лучшим украшением для города будут его прекрасные люди, в том числе военнослужащие. С праздником вас!

Владимир Кара-Мурза: Станислав Терехов, председатель Союза офицеров России, горячо поздравил всех товарищей по оружию.

Станислав Терехов: Офицерам хотел бы пожелать решительности, настойчивости в отстаивании своего офицерского достоинства и чести. Когда их пачками увольняют, а они молчат - это недостойно нашего офицера, русского офицера. Солдатам, которых почти не осталось, чтобы у нас была народная армия, и солдаты служили за родину, за Россию, а не за деньги, как наемники. Хотел бы, чтобы наши офицерские каноны, принципы были святыми. Мы провели съезд Союза офицеров и Русского офицерского собрания. Поэтому с праздником Советской армии и военно-морского флота не как о прошлом, а как о тех святых традициях, которые нашу державу, нашу армию, наши вооруженные силы держали на самом высшем уровне.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, в нашей армии все смешалось, как доме Облонских, даже на фуражке двуглавый орел и звезда. Современная армия не может существовать без военно-промышленного комплекса. Я как житель Москвы вижу, что все военные заводы, которые раньше работали на оборону, они почти все стоят, там работает, практически 10% состава - это пенсионеры. Что может пенсионер, которого средний возраст составляет 60-70 лет? И это наша современная техника в виде "Булавы" или "Сатаны", мне кажется, чистой воды блеф. Как можно строить серьезную военную реформу в государстве, где все основано на воровстве и вранье. Мы ушли от советского офицерства, а по-моему, русское офицерство, как сейчас трактуют, такого нет.

Владимир Кара-Мурза: В каком, по-вашему, состоянии сейчас находится военная промышленность?

Александр Гольц: На мой взгляд, военная промышленность находится в скверном состоянии. Мы как-то с Виктором Николаевичем не спорим о том, что по-всякому можно относиться к реформе вооруженных сил, но они, безусловно, носят позитивный характер. Что касается военно-промышленного комплекса, то такой реформы, на мой взгляд, не произошло. Пошли прямо противоположным путем: под видом государственных корпораций, объединенная авиастроительная корпорация, объединенная судостроительная корпорация, по тактическому вооружению и прочее, воссоздали практически 10 министерств советской оборонной промышленности, только забыв при этом, что у нас рыночная экономика. И получился такой большой колхоз, где одно эффективное предприятие кормит пять, которые находятся на грани банкротства. По официальным данным, 25% предприятий, которые вошли в такой большой колхоз под названием Ростехнологии, близки к банкротству.
Причем это довольно приятная ситуация для менеджеров, поскольку убытки оплачивает государство российское, а прибыли приватизируют у себя. Нарушена вся система кооперации при создании сложных вооружений. Когда-то в Советском Союзе значительную часть элементной базы производили гражданские предприятия. За 90 годы все эти предприятия благополучно стали производить что-то еще, что-то выгодное, поскольку советская кооперация строилась на абсолютно нерыночных принципах. И сегодня меня совершенно поразило, когда один из руководителей предприятия, которое получило замечательный заказ на производство самолетов Су-35, сказал: ну значит так, мы до 12 будем производить запчасти, элементную базу с тем, чтобы после 12 года быстро начать собирать эти самолеты. Это свидетельствует об уровне нашего сегодняшнего военно-промышленного комплекса. Скажу, что это одно из самых передовых наших предприятий.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Господа эксперты, у меня к вам вопрос такой: со всех каналов телевидения нам внушают умные головы, что армия благополучно погружается на дно, российская армия утратила истинно российские качества, как доблесть, скромность, готовность к самопожертвованию и прочее. Это нам говорящие головы внушают. А я считаю, что Россия разрушается своей собственной силой. А толчок к этому всему – это Кавказ, война в Чечне. Вот вопрос такой: а если этот Кавказ, который пылает в огне, отделить, то разрушение России замедлится, заморозится?

Владимир Кара-Мурза:
Можно ли не только военной силой удержать Северный Кавказ в составе России?

Виктор Литовкин: Военной силой удержать нельзя – это понятно, это всем очевидно. Военной силой этот вопрос не решается. Надо заниматься экономическим и социальным развитием Северного Кавказа. Когда у людей нет работы, когда там сплошная безработица, 80-90% молодежи не имеют возможности легально заработать на жизнь, чтобы построить свою судьбу, купить квартиру и многое другое сделать, они, конечно, пытаются заработать уже другим путем, в том числе и при помощи террористических актов, куда их вовлекают. Поэтому решать этот вопрос надо комплексно. С одной стороны, силовым путем бороться с явными террористами, с другой стороны, создавать привлекательные экономические проекты. Я не хочу быть адвокатом нашего руководства, но президент и премьер, многие другие говорят о том, что надо развивать производственную, экономическую, социальную инфраструктуру на Северном Кавказе, тогда может быть там будет меньше таких случаев, которые есть сегодня. Отделить Северный Кавказ от России невозможно - это не ампутация гангрены хирургическим путем. С проблемой социального неравенства, безработицы бороться таким путем нельзя.

Владимир Кара-Мурза: Михаил Титов, ветеран Великой Отечественной войны, генерал-лейтенант в отставке, стыдится сегодняшнего состояния российских вооруженных сил.

Михаил Титов: Мне стыдно за господина Путина, он был главнокомандующим, будучи президентом, а что он сделал для развития вооруженных сил. А эти люди, неучи, они даже языка армейского не знают. То, что произошло с нашей армией, она не в состоянии с более-менее серьезным противником бороться. Потому что она не имеет современной техники, она изгнала из своих рядов лучших подготовленных командиров, она не допустила развития вооруженных сил и техники вооружения. Те, кто сегодня управляют вооруженными силами, они даже не понимают, что такое военная наука. Эти люди не защиты страны хотят, они другого хотят – они хотят обогатиться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Федора.

Слушатель:
Уважаемый Владимир, уважаемые эксперты, вы знаете, все-таки сложно согласиться с господином Литовкиным, который сказал, что наша армия возрождалась в Грузии. Я все-таки считаю, что войны бесславные, войны, направленные на то, что обижать соседний народ, особенно грузинский народ православный, с которым мы веками жили - это не очень хорошо. И мне кажется, что победа была одержана за счет массированного применения артиллерии, авиации, которой у Грузии близко не было. У меня вопрос господину Гольцу: скажите, 20 лет идут дискуссии, выстрадана эта тема, все требуют, и Солдатские матери, и общество, перехода армии в современное состояние, весь мир уже признал. Все хотят, чтобы у нас была современная, умная, передовая армия, чтобы офицер российский гордо звучало. Посмотрите, что у нас происходит: президент закачивает колоссальные деньги, чуть ли не 20 триллионов рублей в военную сферу. Идет коррупция, идут колоссальные откаты, ничего не происходит к лучшему, колоссальная дедовщина, колоссальные идут безобразия внутри армии, которые покрываются ура-патриотической пропагандой. У меня два вопроса: скажите, к чему приведет это дальнейшее наращивание, этот вброс денег колоссальных? И если армия вообще не будет реформироваться, если мы застрянем в советском состоянии, к чему это все приведет в дальнейшем?

Александр Гольц: По порядку. Вышеупомянутые 20 триллионов обещаны на очередную программу вооружений. Предыдущие четыре программы были благополучным образом провалены. Из того, что я говорил прежде, следует, на мой взгляд, что и следующая программа будет провалена таким же образом, если не начнется кардинальная реформа военно-промышленного комплекса. Что касается будущего. Мне кажется, что если иметь в виду катастрофическое положение с демографией, а у нас приблизительно в каждый следующий год будет уменьшаться количество 18-летних на сто тысяч человек, более-менее понятно, что в ближайшие полтора-два года призывная система придет к коллапсу. В этой ситуации, как я подозреваю, товарищи генералы явятся к президенту и скажут: батюшка, не получается у нас ничего с реформами, давай-ка вернемся к старому, двух, а лучше трехлетнему сроку службы по призыву, и вообще все эти глупости с отказом от мобилизационной армии давай забудем.
И здесь собственно предстоит вопрос некоего политического выбора. Будет ли президент, а я напомню, что Владимир Владимирович Путин в 2006 году, обращаясь к Федеральному собранию, сказал очень горькие слова, опираясь на свой опыт второй чеченской войны: в армии миллион, а воевать некому. Это именно тот результат, к которому приводит массовая мобилизационная армия. И все реформы, они пока что более-менее поддерживаются Путиным и Медведевым, поскольку они, наверное, понимают, что без этих реформ не обойтись. Но я не исключаю, что по политическим или по каким-то иным соображениям, когда призыв придет к полному коллапсу, а к контрактной армии мы не готовы, я замечу, что с 2003 года эта идея сознательно саботировалась высокопоставленными сотрудниками Генерального штаба, вот если таким образом дела будут развиваться, не исключено, что в очередной раз, а уже по меньшей мере четыре раза в постсоветской России пытались проводить военную реформу и отказывались от нее, я не исключаю, что и в пятый раз реформа сделает свой круг, и мы вернемся в первоначальное состояние.

Владимир Кара-Мурза: Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России, несмотря ни на что, испытывает уважение к ратному труду.

Валентина Мельникова: Армия, к сожалению, недостаточно современная российская. Но с другой стороны, те офицеры и те солдаты, которые сейчас находятся на службе, конечно, вызывают уважение, хочется им помочь, хочется иногда и посочувствовать. Праздник этот сомнительный, поэтому так сильно поздравлять Солдатские матери никого не привыкли. Конечно, желаю всем здоровья, всего хорошего, побольше думать о своих родных и стараться не огорчать родных. Держитесь, ребята, и солдаты, и офицеры, победа будет за нами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Елены Васильевны.

Слушательница: Добрый вечер. Знаете, я очень расстроена, когда слышу что Россия победила в грузинской войне, позорной войне. Стыдно, как можно сказать, что победила Россия. Слов не нахожу. Разве можно так? Мой отец за эту родину погиб, а вы сейчас говорите - Россия победила Грузию. Грузия маленькая страна, но она добрая и человечная, она не агрессивная. Агрессию посеяли с первого же дня, как только получили мандат миротворца российские солдаты, которые завезли и в Абхазию и в Осетию огромное количество всяких военной техники. И сейчас вы называете эту войну победой России. Позорная война была.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, возобновится ли на будущий год поступление в военные вузы, которое вынуждена была страна приостановить в минувшем году?

Виктор Литовкин:
Я отвечу на этот вопрос, но сначала хочу ответить слушателю из Санкт-Петербурга и замечательной женщине, которая передо мной говорила. Грузия замечательная страна – это правда. И грузинский народ замечательный – это тоже правда. Но у грузинского народа есть руководители не очень адекватные. Это не Россия начала войну и не обижала Грузию – это грузинская армия напала на Южную Осетию. Что бы и кто бы ни говорил, это признала европейская комиссия, исследовавшая этот вопрос.
Теперь по поводу того, будут ли набирать курсантов. Я думаю, что будут, безусловно. Это была грубая и нелепая ошибка приостановить набор курсантов в высшие учебные заведения. Я думаю, что это ошибка, которую допустили некомпетентные, недалекие люди, которые пришли к руководству военного образования. Гражданские люди и бывшие учителя, бывшие завучи школ, которые считают, что если приостановить подготовку будущих офицеров, то это укрепит вооруженные силы, это укрепит материально-техническую базу высших учебных заведений, это сделает более качественным преподавание в этих учебных заведениях. Я думаю, понятно сегодня, что это была, мягко говоря, ошибка.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ларису Дмитриевну.

Слушательница: Добрый вечер. В моей семье очень много было ветеранов Великой Отечественной войны, даже родная тетя имела медаль за оборону Заполярья. И поэтому мне очень стыдно слышать о войне с Грузией, поскольку я знаю, где-то около 300 тысяч жителей Грузии погибло в Великой Отечественной войне. Это позор. Этот позор нескоро будет смыт.

Владимир Кара-Мурза: Давайте про войну с Грузией мы забудем, все-таки три года прошло. Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: Здравствуйте. Я только удивлен про Грузию, что так говорят. Если бы Россия ушла оттуда, и грузины захватили, освободили бы эту область и тысячи беженцев заполнили бы Москву, эти бы люди говорили: вот, российская армия не способна защитить своих союзников. У меня другой вопрос: не кажется ли вам, что часть нашей элиты не хочет, чтобы была сильная, крепкая армия, потому что таким образом армия станет конкурентом и может произвести государственный переворот. И просто часть элиты боится армию, как таковую, как корпорацию?

Владимир Кара-Мурза: Заинтересована ли политическая элита в сильных вооруженных силах?

Александр Гольц: Я не думаю, что действительно кто-то опасается армейского института как политического конкурента. Во-первых, в традициях российской армии нет такой тенденции, как вмешательство в политику. Если что-то можно хорошего сказать о советской системе военного образования, так это только то, что она твердо выколачивала из офицера любую идею о некоей политической самостоятельности, политической активности. Так вопрос совершенно не стоит. Другая проблема заключается в том, что принципиально важно с исчезновением коммунистической идеологии дать защитнику отечества ясное понимание современного мира, своего места в современном мире, своей роли в этом мире и так далее. То, что в общем-то в военных училищах Запада составляет гуманитарный блок. Насколько я понимаю, у нас бывшие кафедры марксизма-ленинизма быстро назвали себя кафедрами политологии и педагогики и потчуют будущих офицеров таким трудно перевариваемым варевом из националистических и иных странных, мягко говоря, идей. Это большая проблема. Вот когда мне говорят, что мы изменим программу военных вузов, я этому аплодирую. Но я каждый раз задаю себе вопрос, кто будет учить учителей. Откуда в современной России, где в гуманитарной области часто берут верх, мягко говоря, консервативные, если не сказать сильнее, тенденции, откуда возьмутся педагоги, которые создадут для будущего офицера правильное мировоззрение. Это очень сложный вопрос. А отсюда, из-за отсутствия такого мировоззрения могут вырасти довольно странные чудовища. Когда человек не понимает своего места в мире, он может легко стать жертвой каких-либо авантюристов, назовем это так.

Владимир Кара-Мурза:
Способна ли российская армия в современном мире остаться аполитичной?

Виктор Литовкин: Я думаю, да, Александр Матвеевич достаточно убедительно об этом сказал, российская армия всегда была аполитичной, и даже в те времена, когда властвовали коммунисты и политотделы. 1825 год научил российскую армию быть в стороне от политики. Вы знаете, что ни в 93 году, ни в 91 году российскую армию на баррикады не смогли затащить. Единственное, в 93 году она выполняла приказ, как и в 91 году выполняла приказ, но она не претендовала на руководство этими мероприятиями ни в 91 году, ни в 93 году. Поэтому бояться конкуренции политической не стоит, даже несмотря на то, что сегодня некоторые, я называю их политиканы, пенсионеры военные пытаются играть на каких-то слабостях военной реформы. Они, безусловно, существуют, и недостатки военной реформы, и глупости военной реформы существуют. Тем не менее, сегодняшний митинг на Поклонной горе, который организовал Союз десантников, по их собственному признанию собрал только тысячу человек. Хочу сказать, что в гарнизонах российской армии на такие вещи вообще не обращают внимания, люди живут там конкретными делами, конкретной боевой учебой, решают свои бытовые и социальные проблемы и не занимаются политиканством. В реальных частях, которые в стороне от столиц, этими вещами никто не занимается.

Владимир Кара-Мурза: Что бы вы пожелали в этот праздничный день военнослужащим Российских вооруженных сил?

Александр Гольц: Счастья, здоровья, чтобы у всех были квартиры, чтобы у всех было хорошее жалование, чтобы войны не было.

Виктор Литовкин: Я абсолютно солидарен с моим товарищем Александром Гольцем.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG