Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власть взрастила неонацистов


Артур Рыно и Павел Скачевский на скамье подсудимых

Артур Рыно и Павел Скачевский на скамье подсудимых

Мосгорсуд приговорил лидеров банды неонацистов Артура Рыно и Павла Скачевского к 10 годам лишения свободы по новому делу об убийстве на национальной почве. И, хотя присяжные единогласно признали их виновными в жестоком убийстве, а нынешний приговор Рыно и Скачевскому будет уже третьим, это никак не повлияло на общий срок назначенного им наказания.

На сей раз Павел Скачевский и Артур Рыно обвинялись в убийстве, совершенном в Москве в апреле 2007 года, их жертвой стал 37-летний Максим Лаврик, внешне похожий на выходца из Азии. Судмедэкспертиза установила, что ему было нанесено 50 ударов ножом, более 20 из которых были смертельными. Рыно и Скачевский с предъявленным обвинением не спорили, отрицая лишь мотивы, по которым совершили убийство: прокуратура заявляла, что преступление совершено на почве межнациональной ненависти и вражды.

Это уже третье дело о нападениях, основными фигурантами которого становятся Рыно и Скачевский. В 2008 году вместе с другими членами банды они были признаны виновными в совершении 19 убийств и 12 покушений на убийство, в 2009-м – в трех покушениях на убийство и возбуждение межнациональной ненависти. Однако, поскольку все преступления Рыно и Скачевский совершили, будучи несовершеннолетними, ни по второму делу, ни в этот раз суд был не вправе добавить им срок: после первого процесса они уже были приговорены к максимально возможному наказанию, предусмотренному для несовершеннолетних. Член независимого экспертно-правового совета Анна Паничева говорит о том, что суд оказался в безвыходной ситуации:

– Законодатель ограничивает наказание несовершеннолетним или лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, сроком 10 лет. Если для взрослых преступников предусмотрено сложение наказаний по совокупности приговоров – так, что в конце концов можно назначить даже 30 лет, то для несовершеннолетних порог – 10 лет. И, несмотря на то, что этой группой было убито, по-моему, 20 человек и совершено покушение на убийство в отношении еще 35-ти, судья ничего не может сделать – на момент вынесения первого приговора им было 17 лет и 10 месяцев. И сколько бы преступлений они ни совершили, 10 лет – это предел. Сроки погашения судимостей для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, тоже очень мягкие. Поэтому в данном деле все было очень предсказуемо. В то же самое время наши суды выносят очень жесткие приговоры бедным воришкам, детям, которые ради куска хлеба идут на преступление. Все-таки надо отличать жестокость от корысти, от бедности, от педагогической запущенности. Здесь же убежденные убийцы.

Руководитель информационно-аналитического центра СОВА Александр Верховский сомневается, что Артура Рыно или Павла Скачевского могут освободить условно-досрочно. Гораздо вероятнее предъявление им новых обвинений:

– Пока они были на свободе, их никто, в общем-то, не знал, кроме их ближайшего окружения. Но теперь они – классические "белые герои". Когда они выйдут, будут пользоваться большим авторитетом. Они вряд ли вернутся к насильственной деятельности, как правило, в аналогичных ситуациях этого не происходит, но будут помогать, так сказать, младшим товарищам – создавать неонацистские организации, как, скажем, это сделал Бобров в Питере. Он вышел из заключения и создал организацию, которая скромно называется "Национальная Социалистическая Инициатива". Она вполне легальна – это никакое не подполье.

– Деятельность этих двух персонажей и всей банды Рыно-Скачевского чем-то отличалась от деятельности других неонацистов на территории России в последние годы?

– Они выделяются количеством жертв. Правда, точно не известно сколько именно людей убили Рыно с Скачевским. В свое время Рыно брал на себя пятьдесят с чем-то убийств, ему столько так и не вменили, потому что это невозможно доказать – возможно, он что-то придумал даже для повышения авторитета. Но в любом случае к моменту своего ареста он уже стал культовой фигурой для ультраправых, – отмечает Александр Верховский.

Аналитики наблюдают рост ксенофобских настроений среди населения России, однако власти не проявляют активности для того, чтобы этому препятствовать, считают наблюдатели. По мнению политолога Марка Урнова, представители так называемой российской политической элиты поставили себя в довольно затруднительное положение: разыгрывая националистическую карту, они не учли возможности выхода ситуации из-под контроля:

– Если бы были, допустим, свободные средства массовой информации, если бы до людей доводилась объективная информация о том, что происходит, наверное, эта агрессия переместилась бы в сторону государственных институтов, мы увидели бы куда более мощные протесты против коррупции и прочее. Но поскольку такая информация фильтруется, темное сознание ищет понятного врага: инородцы, которые "понаехали". На Манежной площади ксенофобия сливается с ненавистью и к процветающим слоям, и к коррупции, и к чиновничеству. Высокий уровень агрессии, ксенофобия, антибюрократизм, антикоррупция и так далее – это классический набор, на котором всегда взрастал фашизм. Это – синдром. Как его преодолевать? Власть, как мы видим, засуетилась, вдруг стали слышаться требования давить подобные настроения. Но уже поздно. Сейчас придется бороться с куда более серьезной опасностью, чем это было некоторое время назад, – прогнозирует Марк Урнов.

В ближайшее время в Москве ожидается несколько крупных судебных процессов, связанных с деятельностью ультраправых. В частности – по делу в отношении так называемого национал-социалистического общества.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG