Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия не добилась исключения из правил


Глава "Газпрома" Алексей Миллер участвовал в переговорах в Брюсселе

Глава "Газпрома" Алексей Миллер участвовал в переговорах в Брюсселе

Россия и ЕС в ходе межправительственной встречи в Брюсселе не смогли прийти к договоренностям. Россия надеялась на ряд исключений из новых европейских правил в отношении поставок российского газа в Европу. Эти правила вступят в силу в марте 2011 года в рамках общей реформы европейского энергорынка и напрямую затрагивают бизнес всех поставщиков энергоресурсов в ЕС.

Реформа европейского энергетического рынка формально началась в июле 2004 года, когда промышленные потребители в странах ЕС впервые получили право и возможность свободного выбора поставщиков электроэнергии и газа. А с 1 июля 2007 года такое же право было предоставлено и жителям всех 27 стран Европейского союза.

Реально воспользоваться новой возможностью и до сих пор могут не все жители европейских стран по чисто техническим причинам – не хватает сетей. Но конкуренция на внутренних энергорынках отдельных стран Европы – лишь часть программы их общей либерализации. Новый ее этап – конкуренция с зарубежными энергетическими компаниями.

В 2009 году новые правила, называемые "Третьей энергетической директивой" ЕС или "Третьим энергопакетом", были утверждены Европейским парламентом. Цель очередного этапа реформы европейского энергорынка тогдашний руководитель департамента энергетики Европейской комиссии Андрис Пибалгс определял так: "Создать ситуацию, при которой конечный потребитель, например, в Португалии мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии. И это – достижимо!"

Достижимо, конечно, но лишь в том случае, если газ или электроэнергия смогут в соответствующих объемах пересекать границы между странами. Однако, по данным самой Европейской комиссии, не более 10% производимой в странах ЕС электроэнергии и всего продаваемого на европейском рынке газа, следуя не от поставщика, а от конечного продавца к конечному потребителю, пересекает хотя бы одну государственную границу. Именно нехватку трансграничных мощностей передачи электроэнергии или газа европейские эксперты называют едва ли не главным препятствием формирования по-настоящему конкурентного рынка.

Поэтому даже в новых правилах регулирования энергорынка, изложенных в "Третьей энергодирективе", для транзитных сетей было сделано исключение. В число исключений попал и будущий газопровод “Северный поток”, который пройдет по дну Балтийского моря из России в Германию. Однако по газопроводу "Южный поток", как утверждает заведующей кафедрой экономики энергетики университета немецкого города Дуйсбург Кристиан Вебер решение пока не принято.

"По новым правилам, Россия, при нынешнем устройстве ее внутреннего рынка газа, не сможет покупать газопроводы в Европе, - утверждает Вебер. - Я полностью исключаю, например, возможность покупки "Газпромом" тех или иных газопроводов в Великобритании, о чем речь заходила уже не раз".

Россия, со своей стороны, напоминает, что, Европейский союз, сделав исключение из новых правил для самого "Северного потока", пока не распространил его на ответвления от газопровода на территории Германии, рассматривая их как трубопроводы внутренние, а не транзитные.

По новым правилам для энергетического рынка Европейского союза, компании из неевропейских стран смогут приобретать передающие мощности или трубопроводы в европейских странах только в том случае, если структура их собственного бизнеса будет соответствовать новым европейским правилам. А главное в этих правилах – отделение бизнеса по производству энергоресурсов от их транспортировки по линиям электропередачи или трубопроводам. То есть условие, в случае российского “Газпрома”, пока нереальное.

Для такого разделения "Третья европейская энергодиректива", вступающая в силу в марте, предлагает энергетическим компаниям три варианта действий. Два первых - либо целиком продать свои сетевые подразделения, либо передать их фактически в полное управление независимым от них операторам.

Однако по настоянию Франции и Германии появился в итоге и третий, более мягкий вариант: сетевые подразделения остаются в собственности прежних владельцев, но действуют под контролем специально создаваемых комиссий, в составе которых будут и акционеры других компаний. Плюс – текущее управление своими трубопроводами энергетические компании должны будут передать независимой компании-оператору.

Первый из трех вариантов затронет в основном электроэнергетику, поясняет Кристиан Вебер. В Германии, к примеру, – половину нынешних владельцев линий электропередачи. "В отношении трубопроводов будет применяться в основном третий вариант, то есть управлять ими будет независимый оператор".

Требования выделения сетевого бизнеса из состава энергетических компаний направлены на расширение конкуренции, ликвидации, как отмечают эксперты во многих европейских странах, фактической дискриминации на внутренних рынках более мелких поставщиков электроэнергии и газа. Ведь они арендуют сети, принадлежащие гораздо более крупным компаниям, которые являются к тому же их прямыми конкурентами и потому жестко регулируют – как тарифами, так и объемами – доступ к своим сетям сторонних производителей.

Свободный же доступ к сетям позволит резко расширить круг участников европейского энергетического рынка, полагают в Европейской комиссии, что должно привести к снижению тарифов для конечных потребителей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG