Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Байкал травят диоксином (Иркутск)





Грубые нарушения природоохранного законодательства на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате обнаружила прокуратура – и теперь намерена обратиться в суд, чтобы обязать предприятие принять меры. По итогам прокурорской проверки к административной ответственности должны быть привлечены как должностные лица, так и само предприятие.
Предыдущая проверка состоялась полгода назад, с тех пор изменения произошли только к худшему – дали понять прокуроры. Предельно допустимая концентрация вредных веществ, сбрасываемых комбинатом в Байкал, превышает разрешенную законом в десятки, и даже сотни раз. Такие же выводы обнародовали и ученые – они говорят, что содержание канцерогенного вещества диоксина на дне Байкала в районе Байкальского целюлозно-бумажного комбината превышено на порядок.

БЦБК в июле прошлого года возобновил работу по распоряжению правительства. Это произошло после почти двухлетнего моратория, вызванного протестами экологов. Исследования донных отложений Байкала вблизи БЦБК ученые провели второй раз за 14 лет. Пробы брали глубоководным исследовательским аппаратом "Мир" в июле 2010 года. Анализ сделали в декабре в Уфе, поскольку Иркутский институт геохимии пока не имеет подобного прибора. А на днях ученые обнародовали результаты исследований, и оказалось, что в пробах, взятых вблизи БЦБК в Южном Байкале, содержание диоксинов на порядок выше, чем в северной части озера. От этих веществ страдает животный мир Байкала, а также люди, которые живут вблизи озера. Рассказывает сопредседатель Иркутской региональной общественной организации "Байкальская экологическая волна" Марина Рихванова:

Марина Рихванова: Возникают дефекты развития, общее снижение иммунитета, диоксин еще называют химическим СПИДом. То есть происходит подавление иммунитета, и человек или животное начинает часто болеть и умирать от любой болезни

Екатерина Вертинская: Диоксины по своей структуре очень похожи на гормоны человека и животных, поэтому они, внедряясь в организм, действуют как гормоны, – организм человека перестает эти гормоны вырабатывать. В связи с этим возникают дефекты развития, общее снижение иммунитета, диоксин еще называют химическим СПИДом. То есть происходит подавление иммунитета, и человек или животное начинает часто болеть и умирать от любой болезни. Никакое производство диоксины специально не производит. Они получаются из соединения хлора с органическим соединениями. В частности, на БЦБК есть цех сжигания осадка, где сжигаются остатки лигнина, и температура в этой печи – самая благоприятная для образования диоксинов, немного выше 700 градусов. То есть диоксины могут оказаться еще и в почве...

Марина Рихванова рассказала также, что действуют диоксины в чрезвычайно низких концентрациях, и определить их очень сложно. И еще – они имеют свойство накапливаться в пищевой цепи, и больше всего их будет в конечном ее звене. То есть – в байкальской нерпе и у людей, которые живут по берегам Байкала и питаются рыбой и мясом нерпы. Марина Рихванова продолжает:

Марина Рихванова: Когда женщина или животное рожает, то с молоком матери диоксины выходят из организма. У рожавшей и кормившей детей грудью женщины содержание диоксинов будет в организме значительно меньше. При этом новорожденные получают ударную дозу диоксинов.

Екатерина Вертинская: О высокой опасности диоксинов говорит еще один факт, о котором упомянул директор Института геохимии Сибирского отделения РАН Михаил Кузьмин, когда рассказывал на пресс-конференции о результатах анализов донных отложений. Эти вещества в больших объемах использовались во время химической войны во Вьетнаме. Иркутские журналисты спросили академика Кузьмина: обнаружение диоксинов в Байкале – это уже беда или пока предвестник беды? Вот, что он ответил:

Михаил Кузьмин: Конечно, это пока просто тревога, если серьезно говорить. Для того, чтобы определить степень опасности, надо знать количество диоксинов, попавших в пищевую цепь – и рыбы, и нерпы. Тогда можно более четко говорить, насколько это опасно для человека. Опасность меньше, если рыба – не главный продукт пищи. В общем, надо смотреть в пищевых цепях.

Екатерина Вертинская: Для того, чтобы планировать такие исследования, проводить систематический контроль уровня диоксинов в Байкале, ученым необходим хромоспектометр ионного разрешения, который стоит около 500 тысяч евро. Опыт работы на таком приборе у сотрудников Института геохимии есть. По словам Михаила Кузьмина, заявку на его приобретение они уже подали в Сибирское отделение РАН и надеются, что в ближайшее время иркутский научный центр получит этот прибор.
XS
SM
MD
LG