Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

И гений, и злодейство: биография Бобби Фишера


Александр Генис

Александр Генис

28 февраля в 23 часа по московскому времени в программе Александра Гениса: после "Оскара", Вена в Нью-Йорке, секс и политика, книга о Роберте Фишера, и другие сюжеты.

М.Ефимова: Бобби Фишер стал единственным в мире шахматным гением, которым восхищались и которого презирали с одинаковой силой чувства. Он публично выражал отвращение то к исландцам, то к евреям, то к России, то к Америке. 11 сентября 2001 года после взрыва башен Всемирного Торгового Центра он сказал в интервью: "Чудесная новость. Пора покончить с Соединенными Штатами".

"Фишер доживал жизнь отшельником, но любил устраивать мелкие провокации, являясь, например, в магазин за одну минуту до закрытия и требуя долгого обслуживания. Он водил знакомство с мафиози, с нацистами, с пророками апокалиптических религиозных сект и делал странные попытки оставить наследника с ДНК, идентичной его собственной – чтобы обеспечить консервацию своего шахматного гения. Надменность его не знала границ. Его мать, Регина Фишер, сказала о нем слова, которые могли бы стать эпитафией: "Чем сильнее ум и ярче талант, тем страшнее разрушение".

Книга Фрэнка Брэди – интереснейшее описание преображения Фишера из "обаятельного Бобби" с сияющей улыбкой, сделавшего игру в шахматы актом высокого искусства, в мрачного монстра с манией величия, осквернившего благородный спорт злобой, снобизмом, жадностью и сумасбродством.
Фишер считал Спасского одним из немногих шахматистов, равных себе по силе, и оба выигрыша достались ему с большим трудом и со многими проигранными партиями

Особое место в книге (как и в жизни Бобби Фишера) занимают его матчи с Борисом Спасским. Интересно, что Спасского часто называют "немезидой" Фишера. Возможно, потому, что Фишер считал Спасского одним из немногих шахматистов, равных себе по силе, и оба выигрыша достались ему с большим трудом и со многими проигранными партиями. Не исключено и то, что Борис Спасский побеждал его морально, поскольку рядом с ним выглядел аристократом спорта: он был сдержан, безукоризненно корректен и не реагировал на выходки Фишера. В 1972-м, несмотря на проигрыш, несмотря на Холодную войну, симпатии большинства болельщиков мира были на стороне Спасского.

А также 28 февраля в 23 часа по московскому времени в программе "Поверх барьеров. Американский час":

После "Оскара"

А.Загданский: День после "Оскара", хоть он и выпадает на понедельник, нельзя назвать вполне рабочим. Все трудятся в полсилы, чтобы остаток энергии потратить на главное – обсуждение победителей, жалобы на близорукость Академии и, конечно, оценку нарядов. Оскар – в этом его сила и соблазн – прежде всего праздник. И с этим ничего не могут сделать даже те, кто этого хотел бы.

Казус Берлускони в американском контексте

Б.Парамонов: Для Соединенных Штатов не характерна Моника Левински, да и президента Клинтона я бы не стал сравнивать с Берлускони: известно, что он чуть ли не поплатился импичментом. Дело в том, что американская женщина не даст себя обойти, это полноправный работник, а не работник секса…

Картинки с выставки. Вена в Нью-Йорке

Выставка "Вена. 1900" должна объяснить, как венская культура сформировала современного человека. В этом процессе участвовали художники Климт, Кокошка и Шиле, архитекторы и дизайнеры Отто Вагнер и Адольф Лоос, композиторы Малер и Шенберг, не говоря уже о самом Фрейде. Все они представлены в экспозиции – и полотнами, и мебелью, и фотографиями, и музыкой. Но главное – музею австро-немецкого модернизма удалось погрузить посетителя в атмосферу той Вены, которую страстно любят в Нью-Йорке. И не зря…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG