Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевые слова этой недели – "язык жестов". Главное впечатление от многолюдных шумных акций протеста, охвативших страны Ближнего Востока, – это бурная жестикуляция, а по-научному невербальная (то есть не словесная) коммуникация.

Поднятые вверх кулаки или растопыренные латинской буквой V пальцы понятны телезрителю в любой точке Земли. Это интернациональные жесты. Но есть и такие, что принадлежат исключительно местным культурам. Почему, к примеру, во время одного из митингов арабские женщины потрясали руками с раскрытой ладонью, почему вытягивали указательный палец мужчины, почти бегом несущие покойника? О таких вещах непосвященный может только догадываться.

Профессор Института лингвистики РГГУ Григорий Крейдлин провел исследование по такой проблематике, и вот некоторые его наблюдения:

– В устном общении мы используем не только естественный язык, хотя естественному языку отдается, конечно, безоговорочный приоритет, но мы пользуемся и всякого рода невербальными знаками, в частности, телесными невербальными знаками. Их кодификация довольно трудна, потому что не так уж много существует словарей разных языков тела или языков жестов. Кроме того, ориентация идет в основном на метрополию. А в диаспоре зачастую, сохраняя свой родной язык, люди начинают пользоваться языком тела страны пребывания. Русские здесь не исключение. Скажем, израильтяне, когда при встрече говорят "привет", руку они тянут не так, как принято у мужчин в России, а как-то очень медленно, то, что называется женской формой рукопожатия – нежно берут, нежно ее подают. При этом "привет" растягивается до "приве-е-е-т", и последний слог произносится с повышенной интонацией, У нас вообще нет такой интонации, разве что, удивление при этом выражается.

А теперь представьте себе жест, более всего известный нам по картинам про гладиаторов, когда кулак повернут на 180 градусов и большой палец указывает вниз. Считается, что так зрители Колизея выражали свое неодобрение. Но Григорию Крейдлину довелось наблюдать ситуацию, когда такой знак наделялся совсем другим смыслом:

– Представьте себе русских, проживающих в диаспоре в Филадельфии, в латино, что называется, районе. Один человек подходит к другому и говорит: "Здравствуйте!". Тот говорит: "Здравствуйте!" – и делает такой же жест – большой палец вниз. Русские пользуются им там регулярно (это я сам наблюдал, это подтвердили мои коллеги и студенты, которым я преподавал там). Здесь я такой вариант никогда не встречал. Очень странный жест. В чем смысл? Это, если угодно, вопрос, который связан с прошлой встречей. По-видимому, обсуждался какой-то важный вопрос или дела данного человека, и спрашивающий боится быть нетактичным или боится нарушить какую-то личную сферу без разрешения другого человека. Он таким образом как бы спрашивает: "Все хорошо? Все в порядке?" И человек ему отвечает, в порядке или нет.

А еще у них очень интересный есть жест головой, покачивание от одного плеча к другому. Это то ли – да, то ли – нет. Такое мотание головой, я бы назвал. Это не наш традиционный жест подбородком в разные стороны, обозначающий отрицание, то, что мы в текстах можем прочесть – "он помотал головой". Это жест сомнения, колебаний. Пример. Один русский говорит: "Ну, что, мы сегодня с тобой пойдем в бар?" – а в ответ – такое мотание. Оно истолковывается как "может быть". Между прочим, это соответствует тому, что биологи сейчас считают, что когда человек сомневается, он начинает на месте поворачиваться в разные стороны, как бы ища какую-то точку равновесия.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG