Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Сторчак: "Все можно перетерпеть, когда уверен, что прав"


Сергей Сторчак в гостях у Анны Качкаевой (28 февраля 2011 года)

Сергей Сторчак в гостях у Анны Качкаевой (28 февраля 2011 года)



Видеофрагменты беседы Анны Качкаевой и Сергей Сторчака:



Полная аудиоверсия интервью Сергея Сторчака


Сергей Сторчак был задержан в 2007 году, его заподозрили в подготовке хищения из бюджета более 40 миллионов долларов в рамках урегулирования задолженности Алжира СССР. В октябре 2008 года расследование дела было завершено, его фигуранты освобождены под подписку о невыезде. В январе 2011-го Следственный комитет согласился с доводами защиты и закрыл дело за отсутствием состава преступления.

Сергей Сторчак до сих пор, как правило, отказывался, от интервью. Для Радио Свобода он сделал исключение.


- В каких категориях вы для себя определили часть своей жизни, которую пришлось провести за решеткой?

- Какое-то испытание, судьба.

- "От тюрьмы и от сумы…"
?

- Ну да, надо об этом помнить, это честно.

- Вы стали фаталистом?

- Нет, нет, я не стал фаталистом. Просто у каждого своя жизнь, у каждого своя судьба, нужно быть готовым к тому, что иногда происходят вещи, которые вы не планируете. Но не надо воспринимать это как катастрофу, я этого делать не стал и никому не советую. Все можно перетерпеть, особенно когда ты уверен, что ты прав. А раз ты уверен, то ты это переживешь, отработаешь, докажешь свою правоту.

- Так почему в России нельзя зарекаться от тюрьмы и от сумы?

- Ну, я думаю, что это не только в России. В человеческом обществе всегда есть, и завистники, и противоположные интересы. Просто в нашей истории было мало случаев, когда имелись реальные возможности правильно защищаться от обвинений. В моей ситуации мы эту возможность в конечном итоге получили. Конечно, жалко, что это затянулось на достаточно большой период времени, все-таки в общей сложности прошло больше трех лет.

- Кто из друзей вам не звонил в трудное время? Были такие?


- Нет. Из тех, кто соответствует этому слову – нет, хотя друзей у меня не много. А вот те, которые ко мне относились, как, извиняюсь за слово, к "нужнику", они, конечно, отвалились, это понятно. Но так всегда бывает, здесь нечему удивляться.

- А вам не было противно возвращаться на госслужбу?


- Та работа, которую я вел в Министерстве финансов, позволила мне достаточно хорошо самореализоваться. Она очень интересная, нужная, важная, многообразная, динамичная. Это сфера, которую можно определить как финансовая дипломатия. Эта работа предполагает отстаивание финансовых интересов государства, юридических субъектов, предприятий и личностей методами дипломатии, прежде всего, переговоров. Я привык, что называется, бодаться в ходе переговоров, когда нужно, часами доказывать свою правоту, и когда партнер тебя не слышит.

- А почему вы решили не подавать иск к государству о возмещении морального вреда, об ущербе вашей репутации? Или вы еще так не решили?

- Ну, насчет репутации надо еще подумать, кому больше нанесено вреда…

- Государству или вам?


- Ну да. Но по горячим следам мне точно не хочется этим заниматься.

Звонок в студию: А знает ли Сергей Сторчак, что Верховный суд отказывается иногда разбираться по существу, даже не затребовав из районного суда дело? Знает ли он, что судьи, как и следователи, - неквалифицированные, равнодушные и бесконтрольные?

- Здесь нечего комментировать, собственно говоря.

- Ну да, вам повезло.

- Мне повезло.

- А Ходорковскому повезет?


- Ну, откуда же я могу это знать…

Полную стенограмму читайте на странице программы "Время гостей" и на авторской странице Анны Качкаевой

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG