Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Ричард Спенс – об американских друзьях Льва Троцкого


Руководители первого в мире социалистического государства (слева направо): Лев Троцкий, Владимир Ленин и Лев Каменев

Руководители первого в мире социалистического государства (слева направо): Лев Троцкий, Владимир Ленин и Лев Каменев

94 года назад в России начались бурные события, итогом которых стала смена государственного строя: монархия прекратила свое существование, Россия превратилась в демократическую республику во главе с Временным правительством. Вожди русских социал-демократов Лев Троцкий и Владимир Ленин в тот момент находились в эмиграции. Оба воспользовались амнистией, объявленной Временным правительством, и вернулись в Россию: Ленин – из Швейцарии через Германию и Швецию, Троцкий – из Америки через Канаду, Норвегию и Швецию.

Лев Троцкий провел в США чуть больше двух месяцев, однако этот краткий период имел исключительное значение и для него лично, и для судеб русской революции. Между тем обстоятельства пребывания Троцкого в Америке известны лишь в самом общем виде. Профессор истории Университета штата Айдахо Ричард Спенс недавно выпустил исследование о пребывании Троцкого в Соединенных Штатах. Ричард Спенс ответил на вопросы Радио Свобода.

– В одном из писем того периода Лев Троцкий жалуется на безденежье. Тем не менее, он не голодает и билеты на трансатлантический лайнер для него не проблема. На какие средства жил Троцкий?

– Вы совершенно правы: незадолго до того, как отправиться в Соединенные Штаты из Испании, Троцкий писал, что у него в кармане около 40 песет. Напрашивается вопрос: а на какие средства он жил в Испании? Он, конечно, не вел роскошный образ жизни, но все-таки жил вполне комфортабельно, снимал дом, кормил семью – то есть какие-то средства у него имелись, и при этом не видно никакой финансовой поддержки и никаких источников дохода. Возникает и другой вопрос: кто купил билеты из Барселоны в Нью-Йорк, коль скоро у Троцкого не было денег? Между прочим, билеты первого класса, и не только Троцкому, но и всей его семье – жене и двоим детям. Ну, правда, пароход "Монтсеррат" – не первоклассное судно, но все же они пользовались наилучшими из возможных условий. Троцкий, кстати, пишет, что условия не соответствовали высокой цене, и непонятно, к чему он об этом упоминает, но в случае Троцкого то, о чем он не пишет, интереснее того, о чем пишет.

Далее. Он прибывает в Нью-Йорк и в иммиграционной декларации указывает, что у него при себе 500 долларов – это гораздо больше, чем сегодняшние 500 долларов. Чтобы получить сумму по нынешнему курсу, надо эту цифру умножить на 20. Он селится в одном из самых дорогих отелей города, и опять-таки – кто забронировал для него эти комнаты?

Таким образом, с момента, когда он был выслан из Франции в Испанию, до прибытия в Нью-Йорк кто-то оказывал ему существенную финансовую помощь. Он сам не платил ни за что.

– Вам удалось выяснить, кто это был?

– Одним из тех, с кем он, как представляется, имел контакты в Испании, был русский эмигрант по имени Барк. Интересно, что он был родственником Петра Львовича Барка, бывшего министра финансов царского правительства. Существует донесение французской разведки из Барселоны, которая присматривала за Троцким, о том, что именно Барк снабжал его деньгами. Действовал ли Барк по собственной инициативе или выступал в качестве посредника? Непохоже, чтобы он располагал крупными собственными средствами.

Итак, Троцкий приезжает в Нью-Йорк с деньгами в кармане, живет в прекрасном отеле, а затем снимает квартиру в Бронксе. И даже он сам отмечает, что это была хорошая, вполне современная квартира с лифтом и всеми другими удобствами, которые были возможны в 1917 году. Он также упоминает, что его жена и дети время от времени пользовались частным автомобилем с водителем, предоставленным неким другом. Троцкий называет его "доктор М", и мне было очень интересно установить личность этого человека. Помог мне в этом историк Бронкса. Оказалось, что "доктор М" – довольно известная фигура в кругу нью-йоркских политических радикалов. Это врач Джулиус Хаммер. Всякий, кто слышал о нем, знает, что он был не только одним из основателей американской коммунистической партии, но и отцом Арманда Хаммера.

Другое имя, которое часто всплывает рядом с именем Троцкого в период его пребывания в Америке – Джекоб Шифф, американский банкир с немецко-еврейскими корнями. Этого человека окружает самая разнообразная мифология. Шифф в то время возглавлял один из самых крупных инвестиционных банков Соединенных Штатов, второй по величине после "Джей-Пи Морган": "Кюн, Лоб энд компани".

– Почему вас заинтересовала именно эта личность?

– Все, что делал Шифф, он делал в своих собственных, особенных интересах. Задолго до 17-го года он получил известность как убежденный противник царского режима. Он ненавидел императора Николая и его режим – главным образом за его политику в отношении евреев. Он стремился выразить солидарность со своими единоверцами в России и из-за притеснений, которые режим чинил евреям, отказывался от бизнеса с царским правительством и старался делать все возможное, чтобы помешать русскому бизнесу в Соединенных Штатах. Приведу конкретный пример. Когда в 1912 году истек срок действия американо-российского торгового соглашения, Конгресс не возобновил его. Нельзя сказать, что Шифф добился этого в одиночку, однако он определенно использовал все свое влияние, чтобы добиться этого. Другая история, возможно, даже в большей степени касается Троцкого. Во время русско-японской войны Шифф нашел возможность продемонстрировать свою оппозицию царскому режиму. Он организовал большой заем Японии, в котором она остро нуждалась. Это не значит, что без этих денег войны бы не было, но без них Японии было бы гораздо труднее, если не невозможно, финансировать войну. Кроме того, Шифф из своих личных средств оплачивал печать и распространение десятков тысяч экземпляров антицаристских листовок среди русских военнопленных в Японии.

(Полный рассказ об исследовании профессора Ричарда Спенса – в выпусках программы "Время и мир" 2-4 марта.)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG