Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Международный уголовный суд в Гааге начал расследование действий ливийского лидера Муамара Каддафи. Свидетели и правозащитные организации говорят о том, что Каддафи использовал армию и военную авиацию для подавления протестов. С осуждением действий ливийского режима выступили все демократические страны. Любопытно на этом фоне то, что Сербия выступила тише всех. Белград и Каддафи связывают давние отношения, развивавшиеся в том числе и благодаря Движению неприсоединения. Впрочем, как рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге, последнюю конференцию Движения в Белграде в 89 году Каддафи покинул неожиданно для всех со словами: " Прощай, смешное собрание!" - оставив Белграду лишь своих верблюдов, которые так и живут в местном зоопарке. Я передаю микрофон Айе Куге.

Айя Куге: В течение сорока двух лет, пока Муамар Каддафи находится у власти, между Триполи и Белградом строились особые отношения. В Сербии ливийский режим всегда считался дружеским и сейчас складывается впечатление, что сербские власти попали в довольно неприятное положение: надо на международной арене как-то отмежеваться от Каддафи, но так, чтобы не очень навредить старой дружбе. Очевидно, именно поэтому официальный Белград долго хранил молчание и не выступал с оценками событий в Ливии. Почти неделя понадобилась, чтобы до сербской публики дошла информация о том, что 25 февраля Сербия в Совете по правам человека ООН поддержала резолюцию, осуждающую насилие, применяемое против противников полковника Каддафи. На вопрос журналистов по этому поводу министр обороны Сербии Драган Шутановац ответил коротко, с болезненной гримасой на лице:

Драган Шутановац: Мы остановили - на основании решения Организации объединённых наций - всякое военно-экономическое сотрудничество с Ливией. Сербия однозначно не будет поддерживать торговые отношения с государствами, на которые наложены санкции ООН.

Айя Куге: Военный министр высказал озабоченность ситуацией в Ливии, выразив надежду, что всё вскоре стабилизируется, и намеченные там большие проекты будут реализованы.
Первым и пока единственным сербским политиком, который призвал к пересмотру отношений с режимом Каддафи, стал председатель парламентской комиссии по внешней политике, представитель правящей в Сербии Демократической партии Драголюб Мичунович.

Драголюб Мичунович: Наступило время, когда нам придётся пересмотреть свои отношения, учитывая новые события и нарушения прав человека. Полезно сотрудничать с разными государствами, однако мы в очередной раз приходим к выводу, что нужно считаться с тем, как эти государства уважают и защищают права человека, а не только с тем, что отвечает нашим экономическим и политическим интересам. Для Сербии важно защищать свои национальные интересы, но важно также понять, что нельзя развивать дружеские отношения с такими режимами, которые убивают своих граждан, стреляют в демонстрантов, вешают и забивают камнями женщин. Нельзя закрывать глаза на такие преступления.
У нас появилась большая проблема – в ряде государств, составляющих центр Движения неприсоединения – Египет, Тунис, Йемен, Ливия – настало бурное время. Конференция министров иностранных дел государств-членов этого движения в Белграде уже намечена, однако мы не знаем, приедет ли, например, даже египетский министр, который должен возглавить встречу. Скажу откровенно: мне даже не ясно, зачем нам нужна эта конференция. Я считаю, что стоит пересмотреть эти отношения. Если Сербия искренне хочет настаивать на соблюдении прав человека, то нам придётся поставить этот вопрос в повестку дня парламентского комитета по внешней политике.

Айя Куге: Поясню: Драголюб Мичунович считает, что нечего Сербии включаться в восстановление Движения неприсоединения, одним из основателей которого был югославский лидер Иосип Броз Тито. Кстати, Ливия, во главе с Муамаром Каддафи, являлась активной участницей этого движения. Сербия согласилась отметить в Белграде пятидесятую годовщину собрания неприсоединившихся стран, несмотря на то, что сама тянется к Европейскому союзу.
Председатель парламентской комиссии по внешней политике Мичунович первым раскрыл также информацию о том, что в повестке дня парламента сейчас - голосование об отмене визового режима с Сербией для граждан Ливии, имеющих служебные, дипломатические и специальные паспорта. Собираются ли, если понадобится, Муамар Каддафи и его сторонники бежать в Сербию?
Белградский военно-политический аналитик Александр Радич предупреждает, что Сербии придётся прекратить любое военное сотрудничество с Ливией, экспорт туда военного оборудования и средств.

Александр Радич: При данных обстоятельствах немыслимо продолжить торговлю с Ливией, несмотря на то, что эта страна, начиная с семидесятых годов, была ценным и постоянным партнером бывшей Югославии. В данный момент самой большой утратой для нас являются контракты, которые планировалось реализовать в будущем. В минувшие годы мы работали с Ливией, однако в денежном выражении объем сотрудничества был невелик – например ремонт легких военных самолётов "Галеб" и их обслуживание. Практически возобновилось сотрудничество по обучению кадров – двадцать ливийских военных лётчиков должны были начать учёбу в Сербии. А в перспективе были большие контракты на несколько сотен миллионов долларов. Теперь всё это под вопросом.

Айя Куге: На самом деле Ливия лишь на седьмом месте по объему экспорта сербских вооружений и военного оборудования – на уровне Кипра и Италии. В течение последних четырех лет ливийцы закупили в Сербии вооружение лишь на сумму в 16 миллионов долларов. Однако в перспективе действительно были большие, по сербским меркам, контракты. Причем они охватывали не только технику и оборудование. Например: Сербия должна была построить в Ливии за почти полмиллиона долларов огромный военный госпиталь, подобный белградской Военно-медицинской академии, а также обучить в Белграде ливийский медицинский персонал и администрацию.
Об отношениях Сербии с Ливией мы говорим с профессором, специалистом в области безопасности Зораном Драгишичем.

Зоран Драгишич: Сербия и Ливия традиционно имеют хорошие отношения – началось это ещё во времена бывшей Югославии. В Ливии в те времена работали многие наши фирмы. Их студенты приезжали на учёбу в Югославию, а югославский лидер Иосип Броз Тито имел близкие отношения с Муамаром Каддафи. Кстати, когда развалилась большая Югославия, в девяностых годах президент маленькой – Союзной республики Югославии – Зоран Лилич также установил близкие личные связи с Каддафи. У нас мало кто ставил под сомнение легенду о том, что ливийский лидер завершил военную академию в Югославии. Правда это или нет - я не знаю. В те времена многие ливийцы оканчивали у нас университеты и военные академии, и поэтому не странно, если среди них был и Каддафи.

Айя Куге: Тесные связи ливийского лидера с бывшей Югославией продолжились и после её распада. Интересно, что во время войны Каддафи был на стороне не боснийских мусульман, а сербов. Ливия была единственной арабской страной, выступившей против международных санкций, введённых против Сербии. Каддафи был против натовских бомбардировок. За это Слободан Милошевич наградил Муамара Каддафи орденом. А позже, после падения режима Милошевича, Каддафи подержал новые власти в Сербии, вручив, со своей стороны, орден президенту Сербии Борису Тадичу. Кстати, Тадич был единственным европейским лидером, который в 2009 году присутствовал на торжествах по случаю сороковой годовщины ливийской революции. До него на несколько часов в Триполи заехал премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, но, как сообщалось официально, это было сделано для того, чтобы отметить открытие шоссе между Ливией и Египтом, построенное на деньги, которые Италия выплачивает в качестве репарации за колониальные времена.
Некоторые арабские источники утверждали две недели назад, что на стороне режима Каддафи в Ливии выступают сербские военные лётчики, которые бомбят демонстрантов. Профессор Зоран Драгишич считает подобные утверждения вздором.
Но нельзя отрицать, однако, что многие сербы очень эмоционально реагируют на обвинения в адрес нынешнего ливийского режима. Каддафи не признал независимость Косова, а это в Сербии уже воспринимается как знак дружбы. А если почитать комментарии на Интернете, может сложиться впечатление, что большинство граждан Сербии поддерживают Муамара Каддафи.

Зоран Драгишич: Каждый ведь решает лично. Каддафи многие воспринимают как лидера небольшого народа, на которого теперь обрушилось все международное сообщество. Вряд ли на основании блогов и комментариев стоит делать вывод, что он пользуется всеобщей поддержкой граждан Сербии. Большинство наших граждан настроены абсолютно равнодушно. Людей в Сербии больше занимает мысль о том, как выжить завтра, а не то, что происходит на севере Африки.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG