Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Сеть вступилась за Всеволода Емелина


Всеволод Емелин - поэт и посетитель Петровки, 38

Всеволод Емелин - поэт и посетитель Петровки, 38

Поэт Всеволод Емелин был приглашен на Петровку, 38, где решается вопрос о передаче в прокуратуру дела по ст. 282 УК РФ. Заявление поступило после того, как Емелин опубликовал в своем блоге стихи, посвященные событиям на Манежной площади. За поэта вступились самые разные общественные организации - от националистического РОД до ПЕН-клуба.

Приглашают на Петровку 38.
Для беседы по поводу поступающих сигналов от граждан, недовольных моим текстом про "Манежную".
Приравняли к штыку перо, короче.
Прощайте товарищи.
На два рубля купите мне махорки,
А на пятерку - черных сухарей (с)


Такая запись недавно появилась в блоге поэта Всеволода Емелина. Речь, как пояснил Емелин в интервью Радио Свобода, идет о стихотворении, опубликованном в его ЖЖ под ником emelind 16 декабря 2010 года:

– Мне сообщил сын, что меня ищут из управления "Э" (структура МВД по борьбе с экстремизмом. – РС) города Москвы, дал телефон, дал фамилию человека. Я позвонил. Мне сказали, что на меня поступила жалоба о том, что в одном из моих стихов один гражданин разглядел оскорбление национального достоинства, которое попадает под статью 282. Они меня приглашают для дачи объяснений. Я пришел, дал объяснения. Объяснение было подшито в папочку, где уже лежало поступившее на меня заявление, и лежала уже какая-то текстовая экспертиза. Дальше на Петровке мне сказали: "Спасибо, вам большое. Мы сейчас все это подшиваем и отправляем в прокуратуру, где будет решаться вопрос о возбуждении или невозбуждении на вас уголовного дела по статье 282".

– Вас не ознакомили с текстовой экспертизой?

– Я увидел ее конец. 282 статья разделяется на три подпункта - либо призыв к насилию в отношении социальной, национальной, религиозной группы, либо объявление своей религиозной, социальной, национальной группы группой господ, либо оскорбление чувств – национальных, религиозных или социальных – какой-то группы. Первого у меня нет - к насилию я не призывал. Свою группу я сверхчеловеческой не объявлял. А вот по третьему пункту в этой экспертизе написано, что я допустил оскорбление национальных чувств.

– Как вы нашли полицию? Ведь вы – один из первых, кто познакомился с милицией в новом её качестве.

– Дело в том, что с волшебным миром милиции до сих пор я был знаком только на уровне первой линии обороны - постовой милиционер, патруль в метро, вытрезвительная машина... Дальше я до сих не проникал. На Петровке со мной были чрезвычайно корректны.

– Кто вами занимался? Понимает ли этот человек в поэзии?

– Не знаю, мы об этом не говорили. Фамилию он просил не называть. Он человек, я так понял, владеющий Интернетом – а я, прежде чем идти, повесил объявление в Интернете, и он его увидел... Меня несколько удивило, что там начались достаточно большие какие-то подвижки. Он просил не называть его имя и фамилию. Я ему это обещал…

* * *
Примечательно, что в сети Всеволода Емелина поддерживают со всех флангов – от Русского освободительного движения, ведомого известным теоретиком русского национализма Константином Крыловым, до ПЕН-клуба, чья идеология, казалось бы, совершенно не совпадает с воззрениями Емелина: поэт по убеждениям гораздо ближе к националистам, чем к либералам. В частности, член ПЕН-клуба поэт Ирина Ратушинская разместила в своем ЖЖ проект письма в поддержку Всеволода Емелина:

Мы, члены ПЕН, глубоко обеспокоены началом уголовного преследования поэта Всеволода Емелина по ст. 282 УК РФ ("Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды").

Такое расширительное толкование статьи уголовного кодекса как применение его к поэтическому произведению, не содержащему пропагандистских призывов к насилию, создает тревожный прецедент в отношениях государства и общества, а также государства и литературы. Слишком легко довести юридический суд над литературным произведением до абсурдной ситуации, при которой любое упоминание любого конфликта будет литературе запрещено, поскольку само описание конфликта или проблемы можно будет приравнять к 2возбуждению вражды". Тем самым окажется запрещена, а вернее, выведена за легальное поле, вся литература как таковая – от "Слова о полку Игореве" до стихов Агнии Барто (некоторые гендерно чувствительные люди могут обидеться, что плачущей глупышкой изображена именно девочка). Разумеется, под ударом такого абсурдного преследования могут оказаться и все произведения нынешних и будущих литераторов.

Преследование поэта или писателя за его литературные произведения никогда за всю историю человечества не делало чести ни государству, ни стране. <...> Как писал Иосиф Бродский в 1984 году, "Прятать поэта за решетку — это как ломать часы, это фальсификация времени, ибо стихотворные размеры есть ни что иное, как реорганизованное время. То, что именуется музыкой стиха, то, что почитается лиризмом поэта, суть реакция взаимодействия времени и языка, освещения языка временем".

Мы выражаем надежду на то, что здравый смысл возобладает, и в нашей стране никогда более не повторится заведомо провальная и бессмысленная практика судебного приравнивания литературных произведений к юридическим документам. Этого не позволяет ни очевидная разница жанров, ни общественное чувство справедливости, поддерживать и осуществлять которое призван закон. <...>

Мы призываем прокуратуру РФ отказаться от возбуждения уголовного дела против Всеволода Емелина. Достойно возразить поэту может только другой поэт, равный или превосходящий его по таланту, причем на литературном, а не правовом поле.


– Несколько человек из ПЕН-клуба всячески предлагают мне свою помощь, – подтверждает Всеволод Емелин. – Вплоть до какого-то быстренького рассмотрения вступления меня в ПЕН-клуб. Предложила свои юридические услуги правозащитная организация "Агора". Отдельные люди – видимо, националистических убеждений – помогают добрым словом, поддержкой, что все равно очень приятно. Очень трудно отличить человека националистической организации от того, кто членом этой организации не является. Есть РОД; оттуда мне предлагают помощь – и адвокатскую, и, если надо, материальную.

– Перспективы, прогнозы? Много ли поэтов в России преследовалось по 282-й статье?

– Года 3-4 назад я выступал со стихами в поддержку заключенных по 282 статье; тогда читали список порядка 120-130 человек. Но чтобы конкретно за стихи... Мне такие случаи неизвестны. В Белоруссии вроде бы преследовали, а у нас в РФ за последние десятилетия о таком я не слышал.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG