Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон – оружие власти в борьбе с народом


Уголовное дело художника Артема Лоскутова

Уголовное дело художника Артема Лоскутова

В России множится количество уголовных дел, возбужденных по 282 статье – за разжигание социальной розни. Поскольку в законе отсутствует четкое определение понятий "социальная рознь" и "разжигание социальной розни", правоохранительные органы могут обвинить по 282-й статье кого угодно.

Любые протестные движения вызывают у российских властей все большее беспокойство – будь то движение "синих ведерок", акции арт-группы "Война" или митинги против неисполнения своих обязанностей работниками сферы ЖКХ. Еще год назад участники несанкционированных акций, как правило, отделывались штрафами, сегодня несколько суток ареста стали обычным делом. Все чаще возбуждаются дела по разжиганию розни к той или иной социальной группе, только у одной Межрегиональной правозащитной организации "Агора" десятки таких дел, – говорит руководитель отдела информации "Агоры" Дмитрий Колбасин:

– Можем зафиксировать, например, случай Андрея Кутузова, преподавателя Тюменского университета, кандидата филологических наук. Его преследуют за якобы размещенный им призыв "ментов к стенке" – как раз за разжигание розни по отношению к социальной группе. Артем Лоскутов, художник в Новосибирске, организатор монстраций: привлечение к ответственности по той же самой формуле. Пользователь "Вконтакте" в Марий-Эл просто сделал группу и разместил объявление, конечно, спорное: "Бей ментов, спасай Россию". Та же самая формулировка – разжигание розни по отношению к социальной группе. Такие дела идут и идут. Это вызывает опасения, – уверен Дмитрий Колбасин.

Эти опасения полностью разделяет преподаватель Петербургского университета, правозащитник Дмитрий Дубровский:

– Вообще, понятие "разжигание социальной розни" сегодня чрезвычайно широко трактуется. Есть уже дела, возбужденные не только по социальной группе – милиции, есть такая вещь, как социальная группа – чиновники, бывшие работники правительства Марий-Эл. И сейчас в Петербурге, видимо, будет большой скандал. Я надеюсь, что мне удастся его организовать, поскольку церковь Рона Хаббарда, саентологи, обвиняются в разжигании социальной розни по отношению к социальной группе – психиатрам. Это все было бы смешно, если бы у людей не маячила перспектива запрещения почти всех публикаций этой религиозной организации, как экстремистских, разжигающих социальную рознь к психиатрам, – говорит Дмитрий Дубровский.

Об этой истории, связанной к тому же с историей членов арт-группы "Война", против которых также возбуждено дело по 282 статье и которые, к тому же, рискуют попасть в психиатрическую больницу, рассказывает обозреватель РС Виктор Резунков:

О том, что следствие намерено провести психиатрическую экспертизу участников арт-группы "Война" Леонида Николаева и Олега Воротникова стало известно 3 марта. Об этом сообщил сам Леонид Николаев, заявив, что таким образом активистов собираются отправить на принудительное лечение в психиатрическую больницу. По мнению руководителя Гражданской комиссии по правам человека Романа Чорного (а эта организация как раз и занимается защитой прав людей, подвергающихся преследованию со стороны психиатрии) возможность того, что активистов группы "Война" могут отправить на принудительное лечение в психиатрическую больницу, действительно, как показывает практика, существует:
Любая критика органов власти, – например, за сосульки, которые висят на крышах домов зимой, неубранные улицы, – вполне может попасть под преследование по уголовной статье

– Нужно сказать, что, к сожалению, слишком много публикаций и в прессе, и к нам обращаются люди, которые рассказывают о нарушениях их прав во время проведения судебно-психиатрических экспертиз по уголовным делам, как впрочем и по гражданским делам, конечно. В первую очередь речь идет о том, что очень часто органы, которые занимаются расследованием уголовных дел, используют судебно-психиатрическую экспертизу как способ давления на человека. Почему? Потому что очень часто, когда слабая доказательная база в деле, прибегают к психиатрии. Человека отправляют на судебно-психиатрическую экспертизу с тем, чтобы его признали душевнобольным. Какие здесь потенциально могут быть нарушения? Во-первых, это безальтернативность. К сожалению, в РФ возможно проведение судебно-психиатрической экспертизы только в государственном учреждении, в отличие от многих стран Запада. Это уже само по себе предрасполагает к злоупотреблениям. А связи между нашей психиатрией и правоохранительными органами общеизвестны и не требуют даже каких-то доказательств. Какие здесь могут быть нарушения? Просто признают людей душевнобольными, и тогда гораздо проще направить их на принудительное лечение.

Любопытно отметить, что против самого Романа Чорного, как и против активистов группы "Война", недавно было возбуждено уголовное дело по той же статье - 282 УК РФ. Романа Чорного обвиняют в распространении публикаций экстремистской направленности:
282-я статья – это аналог антисоветских статей за критику советской власти, с помощью которых в Советском Союзе боролись с диссидентами

– 282-я статья, я считаю, – это совершенно четкий аналог антисоветских статей за критику советской власти, с помощью которых в Советском Союзе боролись с диссидентами. Сейчас это широко происходит с совершенно разными организациями – и правозащитными, и общественными, и религиозными – когда пытаются признать экстремистскими какие-то материалы, что является, конечно, глупостью и безумием, – уверен Роман Чорный.

В Петербурге на минувшей неделе в рамках возбужденных уголовных дел по 282-й статье были проведены обыски на квартирах членов незарегистрированной партии "Другая Россия" – Алексея Зенцова, Владислава Ивахника и Равиля Баширова. Всего следователи намерены опросить свидетелей по этим делам по 29-ти адресам. До этого обвинение было предъявлено пятерым активистам партии "Другая Россия". Репрессии против "несогласных" приобретают в Петербурге уже масштабы репрессий 30-х годов прошлого века.

Это был репортаж Виктора Резункова. Что касается 282 статьи, а именно, пункта о разжигании социальной розни, то если в прежней модификации присутствовала уточняющая формулировка "за призывы к насилию", то теперь она исчезла. Это, по мнению многих экспертов, и позволяет доводить ситуацию до абсурда. Говорит адвокат Игорь Рябчиков:

– Хотелось бы отметить такие одиозные вещи, когда возбуждаются уголовные дела по факту разжигания социальной розни в отношении социальной группы – депутаты Госдумы. Это не придуманная вещь. В Татарстане к реальному сроку был осужден журналист за разжигание социальной розни в отношении социальной группы – власть. Любая критика органов власти, – например, за сосульки, которые висят на крышах домов зимой, неубранные улицы, – вполне может попасть под преследование по уголовной статье – именно за разжигание. Когда задаешь чиновнику вопрос – уважаемый, вы обязаны были сделать что-то, но не сделали, – вполне реально в нынешних условиях нарваться на возбуждение в отношении тебя уголовного дела. Таким образом, власть себя дистанцировала от народа. Любой представитель органов власти автоматически становится неприкасаемым, – уверен Игорь Рябчиков.

Получается, что теперь в принципе любой человек, недовольный работой каких-нибудь государственных служб и учреждений, может оказаться экстремистом и разжигателем розни. И легче всего держать на этом крючке активных и неравнодушных людей, готовых бороться за свои права.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG