Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сто лет эмансипации


Берлин. Клара Цеткин (слева) и Роза Люксембург

Берлин. Клара Цеткин (слева) и Роза Люксембург

8 марта в юбилейный, сотый раз в истории многие в мире отмечают Международный женский день – причем, в некоторых странах официально.

Идея такого дня появилась в 1910 году на Второй Международной социалистической женской конференции, проходившей в Копенгагене в рамках Восьмого конгресса Второго Интернационала. По мысли автора замысла, немецкой социал-демократки Клары Цеткин, в этот день женщины могли бы устраивать митинги и шествия, привлекая внимание общественности к своим проблемам. Дата 8 марта была предложена в честь так называемого "Марша пустых кастрюль" который якобы провели в этот день в 1857 году работницы текстильных фабрик в Нью-Йорке в знак протеста против тяжелых условий труда.

Однако в первый раз Международный женский день отмечался в Германии, Австрии, Дании и Швейцарии 19 марта 1911 года, так как 19 марта 1848 года король Пруссии дал обещание провести реформы, в том числе ввести избирательное право для женщин, – но обещание не выполнил. Позднее, впрочем, Днем женщин утвердилось все-таки 8 марта.

После объединения Германии женщины восточной и западной частей страны сошлись во взглядах на то, за какие именно свои права они считают необходимым бороться. Уже многие годы в этот день здесь проходят демонстрации в поддержку прав женщин, за их равноправие с мужчинами, по всей стране в этот день проводятся различные доклады и лекции.

В последнее время у женщин Германии появилась символическая цель – добиться полноправного представительства в высших эшелонах большого бизнеса. Действительно, в советах директоров и наблюдательных советах крупнейших немецких компаний женщин почти нет. А вот в политике их много. Например, в правительстве Ангелы Меркель министерства юстиции, науки, сельского хозяйства, семьи, а также министерство труда возглавляют женщины. И они недавно публично вступили в спор: как именно следует сдвинуть руководителей-мужчин с привычных им позиций в закрытых мужских бизнес-сообществах.

Вначале министр труда Урсула фон дер Ляйен выступила за немедленное введение законодательно прописанной 30-процентной квоты на представительство женщин в руководстве бизнес-корпораций. Но эту идею отвергли представители свободных демократов – второй партии в правящей коалиции.

Потом министр по делам семьи, 33-летняя Кристина Шредер, которая вскоре намерена впервые родить и обещает пробыть в отпуске не более месяца, в споре с более старшей и опытной коллегой Урсулой фон дер Ляйен, матерью 7 детей и к тому же аристократкой, предложила предоставить бизнес-структурам возможность самим "добровольно-принудительно" взять на себя обязательства по обеспечению того или иного процента участия женщин в руководстве:

– Моя цель – увеличить к 2013 году представительство женщин на вершинах бизнеса в три раза. Если этого не произойдет, то я внесу предложения о гибких квотах с 2013 года, – заявила Кристина Шредер.

Что это за гибкие квоты, пока неизвестно. Нынешнее статус-кво готова терпеть до 2013 года и Урсула фон дер Ляйен:

– Если к 2013 году представительство женщин не вырастет до 30 процентов, то введение квот станет неизбежным, сказала Урсула фон дер Ляйен.
Мы хотим иметь свободу выбора жизненных моделей, в том числе и таких, которые не отвечают представлениям некоторых, называющих отступниц эгоистками или трусихами

На этой неделе правительственные дамы будут обсуждать свои намерения с бизнес-элитами. Фон дер Ляйен и Шредер сходятся еще в одном: эти квоты должны быть предписаны только фирмам, выпускающим ценные бумаги. Представителям и особенно представительницам оппозиционных партий – социал-демократов и зеленых – это кажется недостаточным для поддержки прав женщин. А министр юстиции, представительница Партии свободных демократов Сабина Лойтхойзер-Шнаренбергер уже выразила сомнение в том, что введение подобного рода квот не нарушит принципы конституции Германии.

Ангела Меркель на правах главы правительства подвела временный итог дискуссии женщин-министров, заявив: "Не думаю, что у нас в будущем появятся законом предписанные квоты представительства женщин".

Интересно, что женщины, делающие карьеру в бизнесе, также не восторге от идеи квот. Говорит их представительница Мари-Кристине Остерманн, возглавляющая одну из фирм среднего звена:

– Я, вне зависимости от того, какие именно квоты были бы введены, чувствовала бы себя неловко, как некая женщина по квоте, по разнарядке, со снисходительной скидкой, так сказать, по половому признаку, – считает Мари-Кристине Остерманн.

В целом же празднование Международного женского дня 8 марта, хотя в современной Германии это и обычный рабочий день, – само собой разумеющееся и укоренившееся в народной памяти событие. Однако лозунги, с которыми немки и немцы выйдут на улицы, весьма различны.

Так как с правами женщин в самой Германии (за минусом высших сфер бизнеса) все обстоит относительно неплохо, то многие демонстранты и докладчики обращают внимание на положение женщин в мусульманских и африканских странах, в частности, на насильственное обрезание девочек, а также на положение женщин в мусульманских семьях, живущих в Германии - на насильственные браки, на наказания "ради спасения чести семьи", вплоть до убийства, за "ведение западного образа жизни" и так далее.

Есть у этого дня и противники, причем среди женщин. Одна из членов Еврокомиссии от Люксембурга еще в 2008 году сказала: "До тех пор, пока мы будем отмечать этот день, мы будем подтверждать, что равноправие женщин пока не достигнуто. Цель же равноправия в том, чтобы в этом дне отпала необходимость".

В прошлом году известная немецкая феминистка Алиса Шварцер предложила забыть о дате 8 марта, заявив: "Давайте отменим этот снисходительно покровительствующий нам день, и объявим все 365 дней в году днями борьбы за права человека, права людей, как мужчин, так и женщин!" Этой позиции Алиса Шварцер придерживается еще с 1994 года.

Бундестаг провел накануне столетия 8 марта специальное заседание. Выступившая на нем уже упомянутая Кристина Шредер, в частности, сказала:

– Сотый международный женский день для моего поколения – это день для выражения благодарности за все то, чего достигли женщины других поколений за эти сто лет борьбы. Я имею в виду избирательные права для женщин, формально узаконенное равноправие женщин с мужчинами, самоопределение и независимость женщин, что для моего поколения – уже само собой разумеющееся. И поэтому сотый день 8 марта – это праздник женской эмансипации. Эмансипации не только от традиционных ролевых стереотипов. Мы, молодые женщины, дистанцируемся также и от некоторых заслуженных борцов за женскую эмансипацию. Многие женщины моего поколения не хотят больше действовать по предписаниям других заслуженных дам, поучающих нас, как именно должна жить эмансипированная женщина. Мы хотим иметь свободу выбора жизненных моделей, в том числе и таких, которые не отвечают представлениям некоторых, называющих отступниц эгоистками или трусихами, – заявила Кристина Шредер.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG