Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

12-й год войны в Чечне. Утвержден новый руководитель Карачаево-Черкесии и старый Чечни. Поедут ли мигранты из республик Северного Кавказа в Сибирь? Что вносить в Декларацию Рамзану Кадырову, если он является владельцем целой республики. Государственная помощь малоимущим в Грузии, Армении и Азербайджане. Абхазская песня в исполнении грузинской певицы Лелы Цурцумия


Андрей Бабицкий: На фоне происходящего в Кабардино-Балкарии или Дагестане, может показаться, что война в Чечне уже практически не ведется. Однако это не так: столкновения, перестрелки все так же происходят, но информации о них все менее доступна. О двух эпизодах неоконченной войны рассказывает член правления правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Главные новости с Северного Кавказа приходят в последние недели из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии.
На этом фоне Чечня выглядит вполне благополучно.
Однако причина этого не только в реальном положении вещей, но и в отсутствии информации Ведь и в Приэльбрусье ситуация давно уже неблагополучна, но заговорили о ней только в последнее время.
Вот и в Чечне братоубийственный конфликт отнюдь не завершен.
Расскажу лишь об одном трагическом эпизоде недельной давности.
В прошлую субботу, 26 февраля 2011 года в селе Янди (известном также как Орехово), расположенном в Ачхой-Мартановского районе на западе Чечни, в ходе спецоперации сотрудники силовых структур убили троих молодых людей.
Убитых опознавал глава местной администрации. Это оказались местные жители: 20-летний Бакар Шаваев и 18-летний Аюб Шаваев, и житель Ножай-Юртовского района Шамад Эскиев. Они были троюродными братьями.
Удалось выяснить, что в начале февраля 2011 года из дома ушли Бакар Шаваев, его младший брат Анзор Шаваев и их односельчанин 20-летний Али Мальсагов. Ещё раньше, месяца два назад, ушёл из дома Аюб Шаваев. Жители поговаривали, что они ушли к боевикам, хотели примкнуть к одному из отрядов.
Отец Бакара и Анзора Шаваевых в первую чеченскую войну участвовал в боевых действиях, и в последние годы живет за пределами республики.
Под конец дня 26 февраля, после 17:00, силовики блокировали частный дом на окраине села Янди, на улице Заречной.
Дом принадлежал некому Мохмаду Хасбулатову, который жил там один. Он потерял обе ноги во время первой чеченской войны. Как долго Шаваевы и Эскиев там находились, оказались ли они там случайно, или же хозяин у себя их прятал, местные жители сказать не могут.
Сначала дом блокировала немногочисленная группа силовиков, всего несколько десятков. Переговоры длились чуть больше получаса. Молодых людей уговаривали сдаться.
Свидетелями переговоров стали местные жители. Вот что рассказал один из них: "Если бы сами не слышали, то не поверили бы, что силовики могли бы так уговаривать. Где-то полчаса, один из сотрудников кричал, просил выйти. Он просил не вынуждать их применять силу. Говорил, что они в ситуации худшей уже не окажутся, что если подъедут военные, он уже ничем не сможет им помочь и т.д. Это длилось где то полчаса, у него даже голос охрип."
Из дома вышел только хозяин, Мохмад Хасбулатов.
Затем завязалась перестрелка. По словам очевидцев, первые выстрелы были сделаны из блокированного дома. После этого к месту спецоперации подтянулись дополнительные силы и бронетехника. Прибыли префект Ачхой-Мартановского района Муса Дадаев и начальник службы безопасности президента Чеченской Республики Абузайд Висмуратов, позывной кличке "Патриот".
Бой длился более двух часов.
25 февраля, накануне спецоперации в селе Янди, в километре от села в горном лесу "силовиками" были убиты трое предполагаемых боевиков 25-летний Замбек Гишпуркаев, и двадцатилетние Зелимхан Духаев и Раджи Чинтагов.
Известно также, что из села Янди два месяца назад ушли еще трое молодых человек.
Они, наверное, тоже знали, как именно борются с боевиками чеченские "силовики". Но это не может предотвратить уход молодых людей "в лес" и "в горы".
Односельчанин убитых горько заметил:
Может они не хотели, чтобы их пытали, знали, что их ждет, но, по крайней мере они остались бы в живых... жалко ребят, хорошие были... Непонятно, как они поддаются пропаганде и уходят в лес, не замечают, что они всего лишь пушечное мясо. Это были хорошие парни и то, что вот так мы теряем своих детей почти каждый день, трагедия для всех чеченцев".
Братоубийственная война продолжается вот уже много лет, - просто о ней предпочитают не вспоминать.
Из Чечни – только хорошие новости.

Андрей Бабицкий: В минувший понедельник 1 марта парламент Карачаево-Черкесии утвердил нового президента республики. Им стал 34-летний руководитель федерального автодора по Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов. Его предшественник этом посту – Борис Эбзеев двумя днями ранее добровольно ушел в отставку, не дожидаясь окончания срока полномочий.
Назначение Рашида Темрезова в республике воспринято как возвращение клана Мустафы Батдыева, предшественника Бориса Эбзеева на посту президента. Из Черкесска – Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: О том, что Батдыев, занимавший пост президента до Бориса Эбзеева, не намерен оставлять притязаний на власть, было известно еще в день инаугурации Бориса Эбзеева. "Он ненадолго",- говорили в кулуарах Дома правительства.
Слова оказались пророческими.
Вообще злоключения Бориса Эбзеева на малой родине - история поучительная. Человеку со стороны, хоть и уроженцу республики, не дали возможности сформировать свою команду.
Попытки манипулировать местными группами влияния, сыграть на противоречиях между ними, закончились для Бориса Эбзеева плачевно. Его просто обманывали. Он думал, что тянет на должность своего - оказывалось чужого.
Так, например, своими руками президент сформировал враждебный себе парламент.
Интеллигентный человек, судья конституционного суда, среди вероломных земляков оказался в беспомощной ситуации, как бабочка, упавшая в муравейник.
"Очень показательны слова Борис Эюзеева, с которыми он покидал свой пост, кстати, по собственному желанию: "Задолбали!", - говорит руководитель центра политической информации Алексей Мухин:

Алексей Мухин: Мне кажется, это эмоционально хорошо окрашивает и многое объясняет. Мне кажется, ему просто надоело разводить местные кланы. Для него это оказалось просто невозможным, как для интеллигентного человека. Просто настала моральная усталость, потому что от тебя ждут реального рулежа над ситуацией, а этого не происходит. Эта моральная усталость похожа на состояние Бориса Ельцина в 1999 году – "я устал, я ухожу". Это совершенно очевидно. Надо сказать что,… ну не его это было.

Мурат Гукемухов: В прошлом году стало известно, что Мустафа Батдыев больше не хочет занять высший пост в республике, вроде бережет здоровье, но в президенты идет человек из его команды.
Рашид Темрезов человек не случайный. Еще в 2008 году Батдыев его, единственного из республики, включил в кадровый резерв президента России.
Стремление Батдыева вернуться к власти не было ни для кого секретом, но мало кто верил, что это возможно.
Особенно если учесть, что уход Батдыева сопровождался в республике почти революцией - массовыми акациями протеста местных жителей, требовавших его отставки.
И, кроме того, трудно было себе представить, как один и тот же президент - Дмитрий Медведев, - сначала подвергает остракизму главу республики, а уже два года спустя, не дождавшись окончания срока следующего президента, возвращает к власти опальную команду. Алексей Мухин объясняет, почему маятник президентских предпочтений качнулся обратно:

Алексей Мухин: Ситуация такова, что происходит тонкая настройка управления на Северном Кавказе. В связи с тем, что, с одной стороны, существует новая социально-экономическая модель замирения Кавказа, а с другой стороны, не хочется отказываться от старых испытанных военных способов решения проблем. Что касается Карачаево-Черкесии, то здесь была сделана попытка поставить во главе региона юриста. Эта попытка просто не оправдалось. Поэтому ситуация обнулилась и клан Батдыева снова вернулся к управлению регионом. Федеральный центр исходит из того, что поддерживает наиболее сильный клан на территории того или иного региона и финансирует его в полной мере. Этот клан в значительной мере гарантирует и ответственен перед федеральным центром за то, что в республике существует порядок. Если этого достичь не удается, то к власти приходит представитель другого клана. Судя по всему, федеральный центр идет на Северном Кавказе методом проб и ошибок… Я думаю, что это не последнее назначение, и мы будем в ближайшее время свидетелями еще более интенсивной кадровой ротации.

Мурат Гукемухов:
Депутаты утвердили нового президента единогласно. Сессия парламента и инаугурация заняли не более 40 минут. Все было согласовано и решено накануне вечером: обсуждения во фракциях и переговоры с местными группами влияния. Судя по результатам голосования, -семьдесят "за" и ноль "против", все остались довольны.
Так бывает всегда. Инаугурация в Карачаево-Черкесии - мгновения редкого единодушия местных элит. Завтра часть из них посчитает себя обманутыми, тогда и начнутся взаимные упреки и формирование оппозиций.
Кроме того, считает эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко, команде, вернувшей себе власть, придется проявить невиданную доселе гибкость, чтобы оградить нового президента от груза ответственности, довлеющего над его кланом.

Алексей Малашенко: То, что вот такой частичный возврат "батдыевцев" имеет место, - это да. Как на это посмотрят в республике? Это тоже очень важный вопрос, потому что он уходил очень трудно, тогда много чего было… И как бы не получилось, что, несмотря на весь опыт Батдыева, некоторое негативное отношение к нему не было бы переложено на человека из его клана. Это будет видно в ближайшие месяцы – времени для привыкания ни у кого нет.

Мурат Гукемухов: Республика стоит на пороге грандиозных инвестиций в туристическую инфраструктуру. И здесь в смене руководства Карачаево-Черкесии все просто и логично.
Кстати, Карачаево-Черкессия - единственная на Северном Кавказе республика, которая реально подготовилась к инвестициям в туризм еще в бытность президента Мустафы Батдыева.
Именно он разработал проект туристической рекреационной зоны в Архызе и создал более чем благоприятные условия инвесторам. В этом направлении действия его команды предсказуемы и согласованы с инвесторами уже много лет назад.
Обозреватель газеты "Время новостей" Иван Сухов считает туристический кластер одной из главных причиной возвращения команды Батдыева:

Иван Сухов: Карачаево-Черкесия единственная, по всей видимости, республика, которая уже готова принимать какие-то деньги. И, видимо, нужны свои люди для того, чтобы их осваивать. Наверное, этим и объясняется такое экстренное переназначение, потому что других видимых причин нет. Для освоения таких больших денег, а известно, что в совокупности туристический кластер будет стоить почти в два раза больше, чем олимпийский проект в Сочи, нужен эффективный менеджер, пусть и не самый блестящий и с небезупречной репутацией, а не специалист по риторике из Конституционного суда.

Мурат Гукемухов: Смятение жителей республики, связанное с возвращением команды Батдыева, не вызывает сочувствия. Не надо было забивать себе голову заверениями российской власти о решимости бороться с коррупцией, клановостью и прочей идеологической мишурой.
Лично я против этих телевизионных призывов, потому что они дезориентируют людей в российском социуме, мешают им осмыслить родное государство и делают их глубоко несчастными глупцами.
Спешу успокоить свих земляков. Если провести на Кавказе конкурс среди всех президентов, бывших и настоящих, кто меньше убил, меньше украл или отнял, уверяю вас, конкурс вряд ли бы выявил победителя.
Хотя, наверное, победил бы Борис Эбзеев. Но тогда его политическая судьба тем более поучительна.
И все же, считает Иван Сухов, благодаря таким людям, как Борис Эбзеев или Муху Алиев, люди в республиках получили передышку. В этом и заключалась их историческая миссия:

Иван Сухов: Где-то с 2005 и до прошлого года, похоже, в Кремле была некая стратегия, которая подразумевала, что ситуацию на Северном Кавказе можно немного исправлять при помощи назначений президентов Северо-Кавказских республик с хорошим досье. С самого начала было понятно, что эта мера поверхностная, потому что в каждой республике сложился огромный слой местной бюрократии, который просто не даст этим людям что-нибудь серьезное сделать. Но у населения появление этих людей с хорошим досье вызывало некую надежду. Это привело к тому, что люди, готовые уже перейти к самым крайним формам протеста, затихли на полтора-два года. И это в любом случае в нынешней кавказской ситуации хорошая передышка. Теперь мы видим, что от этой идеи, видимо, решили отказаться.

Мурат Гукемухов: Что ж, если это и была передышка, то она закончилась.

Андрей Бабицкий: Если в Карачаево-Черкесии кресло главы республики занял новый человек, то в Чечне все по-прежнему. Рамзану Кадырову было предложено остаться на своем посту, как минимум еще на 4 года. Однако, как считает политолог Сергей Маркедонов, и в том, и в другом случае Кремлем использовался один принцип принятия кадровых решений.

Сергей Маркедонов: На первый взгляд, кадровые инициативы российской власти по Карачаево-Черкесии и Чечне трудно сравнивать. Слишком непохожими выглядят две эти республики. Разный этнический состав, непохожие друг на друга управленческие элиты, различная динамика социально-экономического и политического развития за два десятилетия после распада СССР. Если в случае с сегодняшней Чечней мы можем говорить о существовании абсолютистской вертикали и режима личной власти, то в случае с Карачаево-Черкесией речь идет если не о демократии, то, как минимум, о плюрализме, при котором интересы разных элит и групп влияния согласуются с помощью публичных и закрытых механизмов. Здесь даже республиканский парламент не является департаментом по голосованию президентской администрации. Однако при всей непохожести два субъекта, входящие в один Северо-Кавказский федеральный округ, связаны одним регионом. Регионом, который, по словам Дмитрия Медведева, является самой сложной внутриполитической проблемой страны.
И последние назначения Кремля четко фиксируют: легкой жизни на Северном Кавказе в ближайшее время не предвидится. Два упомянутых кадровых решения очень четко обозначили действительные приоритеты Москвы в регионе.
Что такое для федеральной власти отставка Эбзеева? Начнем с того, что этот политик был первым выдвиженцем Дмитрия Медведева во время его президентской легислатуры. Продвижение на пост главы непростой республики авторитетного юриста, судьи Конституционного суда и одного из соавторов Конституции России рассматривалось многими, как знак будущих перемен. В самом деле, трудно было найти более подходящего претендента на роль реформатора и проводника политики модернизации. Этнический карачаевец, но при этом деятель, не связанный с местными кланами и свободный от разного рода неформальных обязательств, хорошо представляющий себе общие контексты российской политики. Спору нет, стремление Эбзеева провести "кавалерийскую атаку" на этнократические подходы, формировавшиеся в Карачаево-Черкесии годами (он нарушил этнический принцип кадровой политики в республике) вряд ли может выглядеть, как своевременное и эффективное решение. Однако обращает на себя внимание тот факт, что стремление Эбзеева осовременить управленческий ландшафт республики, перейти от "принципа крови", как главного и основополагающего подхода к такому критерию, как профессионализм, не встретило поддержки федерального центра. Теперь уже бывший президент КЧР был оставлен один на один с непростыми социально-политическими проблемами республики. В этой ситуации у него практически не было шансов на конечный успех. В некоторой степени со всеми возможными оговорками его судьба напоминает путь предыдущего президента Чечни Алу Алханова, который, не получив поддержки из Кремля, не смог противостоять аппетитам Рамзана Кадырова, и в итоге ушел в отставку.
Таким образом, центральные власти снова показали, что на словах они готовы к модернизации проблемного региона, а на деле, когда с этим возникают трудности, предпочитают старые испытанные традиции. Вместо "интеллигентов во власти" им проще иметь дело с "прагматиками" без биографии и без лишних политических инициатив.
Казалось бы, поддержанный Кремлем Рамзан Кадыров как раз и является антиподом такому образу бесцветного и неприметного дельца. Он - яркий публичный политик, герой многих газетных и журнальных публикаций и скандалов. Однако при всех стилистических особенностях "трибун" Кадыров реализует в Чечне ту же политику, которую в других северокавказских субъектах осуществляют "хозяйственники" путинско-медведевского призыва. Эту политику можно определить, как "аутсорсинговый суверенитет". В экономических словарях аутсорсинг понимается, как передача традиционных неключевых функций организации (таких, например, как бухгалтерский учет или рекламная деятельность для машиностроительной компании) внешним исполнителям — аутсорсерам, то есть высококвалифицированным специалистам сторонней фирмы, например какой-нибудь специализированной организации. Для российской власти Кавказ уже давно является "непрофильным активом", который она готова перебросить "специализированным кампаниям" типа ЗАО "Чечня" имени Кадыровых. Главное - это внешняя лояльность и принятие ответственности за чисто внешний контроль над территорией. Эту политику можно сочетать с ярким пиаром (как это делает Кадыров), а можно и без него. В конце концов, принципиально логика управления проблемным регионом от этого не меняется.
И два последних кадровых решения четко вписываются в логику "аутсорсингового суверенитета". Поскольку же все назначения проводятся закрыто и по непонятным критериям, они лишь "разогревают ситуацию" на Северном Кавказе. Это происходит потому, что вместо успокоения умов ("холодных" и "горячих") они провоцируют новые вопросы, страхи, фобии. Все эти новые страхи прибавляются к уже имеющимся старым. А что же модернизация? Дискуссии на эту тему остаются для читателей, телезрителей и пользователей интернета.

Андрей Бабицкий: На этой неделе было подписано Соглашение о реализации программы трудоустройства безработных из республик Северного Кавказа в Красноярском крае. Соглашение вызвало неоднозначную реакцию в обществе. В интернете начат сбор подписей против осуществления этого проекта. Подробности в материале нашего корреспондента Магомеда Ториева.

Магомед Ториев: Проблема безработицы на Северном Кавказе существовала всегда. Во времена советской власти так называемый "отхожий промысел", то есть сезонная работа по строительству животноводческих комплексов и объектов социально-бытовой сферы давал возможность жителям северокавказских республик зарабатывать неплохие деньги и решал проблему переизбытка рабочих рук в регионе.
Но кроме строительства, жители сельских районов, выезжавшие на заработки, находили для себя работу и по специальности в сельском хозяйстве. Некоторые из них добивались высоких результатов, например в животноводстве.
После развала Советского Союза и краха плановой экономики отхожий промысел практически сошел на "нет", вынуждены были вернуться домой и те, кто работал в колхозах и совхозах скотниками и животноводами. Советское сельское хозяйство стремительно разваливалось. Однако начавшаяся война в Чечне снова заставила мужчин пуститься на поиски заработка во внутренних регионах страны.
Очевидцы, наблюдавшие за новыми, уже российскими трудовыми мигрантами из Чечни, работающими на частных предприятиях в России, говорят, что чеченцы органично входили в местное сообщество, демонстрируя похвальную приверженность к труду. Они, вопреки сложившейся репутации, не вступали в конфликты с местным населением. Многие переселенцы, обосновавшись на новом месте, начинали свое дело в области строительства или в том же животноводстве. Как только бизнес складывался, появлялись рабочие места уже для местного населения.
И сегодня безработица остаётся одной из главных проблем для населения Северного Кавказа. Госслужба и работа в МВД - удел немногих. "Стратегия социально-экономического развития Северокавказского федерального округа до 2025 года" включает в себя и пункт о создании Агентства по трудовой миграции. Именно этот, один из самых необходимых и осуществимых проектов на сегодняшний день, и вызвал в буквальном смысле бунт патриотов в интернете и прессе.
После того, как появились первые сообщения о том, что проект начнет работать в Красноярском крае, где раньше губернаторствовал полпред президента РФ в Северокавказском федеральном округе Александр Хлопонин. На истерической волне в интернете был объявлен сбор подписей против осуществления этого проекта. В течении двух дней более двух с половиной тысяч человек поддержали обращение к губернатору Красноярского края Кузнецову с требованием не допустить реализации проекта.
Авторы обращения указывают местным властям на бедственное положение жителей края, призывая их заняться проблемами местного населения и не обострять межнациональные отношения в Сибири, заселяя ее кавказцами.
Если почитать комментарии под опубликованным в интернете обращением, то они обескураживают свои радикализмом. Их авторы всех кавказцев поголовно считают бандитами и убийцами, живописуя на этом основании картину геноцида сибиряков приезжими.
На самом деле, ситуация совершенно иная. Во-первых, приезжающие кавказцы будут работать сезонно на тех производствах, которые игнорирует местное население в силу их непрестижности или тяжелых условий труда. Предполагается, что вакансии должны быть предоставлены работодателями, которые не смогли найти работников среди местного населения. Во-вторых, уголовники и подобная им проблемная публика не имеет обыкновения годами сидеть дома в ожидании возможности заработать на хлеб честным трудом.
Политика и фобии мало волнуют тех, кто уже много лет пытается найти для себя работу, чтобы прокормить семью. О готовности ехать на заработки заявили по разным данным от 3 до 6 тысяч человек. Это капля в море северокавказской безработицы, но от первого шага зависит дальнейшее развитие данной программы.
Ситуация на Кавказе за последние годы сформировала у простых людей устойчивое желание вернуться к нормальной жизни, иметь возможность содержать семью и жить без страха перед диктатурой властей и джихадом боевиков. Люди поедут в Сибирь за рублём, а не за приключениями.
Я полагаю, что не только простые жители, но и некоторые руководители республик Северного Кавказа, уставшие от войны и экономических проблем, где-то в глубине души мечтают, вернувшись с работы в сибирской тайге, устроиться на завалинке и созвав курочек, вглядеться в их бесцветные добрые глазки, ласково повторяя: "Ципа-ципа".

Андрей Бабицкий: В конце февраля глава Чеченской республики опубликовал свою Декларацию о доходах. Как и в предыдущие годы имущество чеченского лидера оказалось более чем скромным и по цене, и по объему. Писатель Герман Садулаев считает, что Кадыров отнюдь не лукавит - просто феодальная общественно-политическая формация, к которой тяготеет нынешняя Чечня, еще не знает понятия собственности.

Герман Садулаев: Декларации о доходах и имуществе российских чиновников вызывают неоднозначную реакцию в обществе. Особенно если речь идёт о громких именах и лицах, известных своим пристрастием к показной роскоши.
Российская Федерация – демократичная и открытая страна. В Российской Федерации ведётся серьёзная борьба с коррупцией. Поэтому в Российской Федерации чиновники обязаны ежегодно публиковать данные о своих доходах и имуществе. Но такие публикации почему-то вызывают в нашем непросвещённом народе бурю возмущения.
Например, недавно глава Чеченской республики обнародовал свои доходы, довольно скромные, а также список имущества. Согласно декларации, в собственности у Рамзана Кадырова имеются одна маленькая квартира в Грозном и одна машина – жигули, довольно подержанная.
И все сразу вспомнили про кортежи из порше-кайенов, про дворцы и конюшни с породистыми скакунами. И даже задавали вопросы руководителю Счётной Палаты Сергею Степашину. Степашин как-то не по государственному ответил: не беспокойтесь за Рамзана Ахматовича, у него в собственности вся республика. А люди, может, и не беспокоились, просто им было интересно.
А если бы интересно было государственным органам, то ведь легко и просто узнать и сообщить правду. Все объекты недвижимости занесены в реестр, и собственники указаны. Автомобили на учёте в ГИБДД, тоже с указанием владельцев. Никаких секретов, на самом деле, нет.
И, я думаю, что подобное исследование выявило бы, что глава Чеченской республики ни на йоту не отступил от истины. Действительно, у него в собственности только маленькая квартира и скромный автомобиль. А дворцы и зоопарки наверняка принадлежат известному фонду. Что касается автомобилей, то они могут быть приписаны к администрации главы республики, или к МВД, или ещё к чему-нибудь государственному.
Здесь нужно отметить подмену понятий. Частная собственность – это явление более или менее новое, изобретённое в буржуазно-либеральном обществе. В феодальном обществе собственности как таковой не существует. Есть власть. Всё, что находится на земле суверена, принадлежит суверену. Наверное, это и имел в виду Сергей Степашин.
Так что совершенно не важно, на кого записано то или иное имущество. Это всё западные сказки – про неприкосновенность частной собственности. В России, как мы неоднократно видели, собственность очень даже прикосновенна. Потому что собственности как таковой нет. Есть владения, которыми наделяет вассалов суверен. И которые может отобрать за измену. Таковы правила игры. Вассалы сами их принимали, вместе с вотчинами, поэтому пусть теперь не жалуются.
И ещё в народе распространены сказки о том, что наши руководители что-то там себе воруют. Но это опять влияние западных идей, связанных с принципами буржуазного либерализма и сменяемости власти. При феодализме коррупция возможна только в низовых эшелонах. В высших эшелонах её просто не может быть. Как говорил русский царь, в России все воруют, кроме меня. Действительно, только суверен не может ничего воровать, так как всё и так принадлежит ему.
Воровать есть смысл, если находишься у власти временно. Чтобы было чему радоваться после отставки. Но в России не бывает отставок. Главный секрет борьбы с коррупцией в России – доктрина несменяемости власти. Несменяемый властитель не будет ничего воровать, так как это глупо – воровать у самого себя. К тому же, он знает, что при феодализме всё равно нет права собственности как такового. И как только он потеряет власть, он потеряет и собственность.
Поэтому всё хорошо, всё правильно. Никто ничего себе не присваивал. И если глава Чеченской республики решит оставить свой пост – например, отречётся и станет отшельником-суфием, то во дворцах будут устроены музеи и театры, автомобили будут продолжать служить государственным нуждам, скакуны – скакать на скачках. Все средства фонда будут использованы на уставные цели фонда – по закону они не подлежат распределению среди учредителей и прочих лиц.
А безответственным людям, не исключая и Степашина, стоило бы укоротить их языки.

Андрей Бабицкий: "Кавказский перекресток" - программа на русском языке, которая готовится совместно азербайджанской, грузинской и армянской службами Радио Свобода. Очередной выпуск состоит из репортажей о положении социально незащищенных слоев населения и государственных программах помощи. Из Тбилиси Нино Харадзе.

Нино Харадзе: В стране продолжается рост цен, и это касается в основном продовольственных продуктов. Госстандарт данных на февраль еще не опубликовал, но данные за прошлый месяц явно указывают на существующую тенденцию: на протяжении последних 7 лет цены на основные продукты, составляющие потребительскую корзину, не достигали такой отметки. Руководитель Госстандарта Заза Челидзе говорит, что на 12,3% процентов прошлогодней инфляции, более 10% приходится на долю продовольствия.

Заза Челидзе:
Прожиточный минимум составляет 152 лари и 70 тетри. Этот показатель является максимальным за последние 7 лет, такой высокой отметки прожиточный минимум никогда не достигал. Расчет прожиточного минимума происходит с помощью специальной продовольственной корзины. В эту корзину входят около 40 наименований продуктов, в основном продукты питания, исходя из того какое минимальное количество калорий, белков и жиров требуется человеку для существования. Сравнивая с данными прошлого, 2010 года, когда минимум составлял 128 лари, разница за один год очень большая.

Нино Харадзе: В связи с инфляцией, повлекшей за собой рост цен на потребительские продукты, правительство страны проводит определенные меры. Об этом заявила пресс-спикер президента Манана Маджгаладзе, на брифинге проведенным для представителей СМИ.

Манана Маджгаладзе: Правительство продолжает работать над антикризисной программой. Помощь населению не ограничивается раздачей ваучеров на электроэнергию и продовольствие, Правительство осознает, что одноразовые акции социальной помощи не являются решением проблемы и нужно провести более глобальные мероприятия.

Нино Харадзе: Глобальными мероприятиями пресс-спикер президента назвала создание рабочих мест. Возвращаясь к инфляции и вмешательства правительства в этот процесс с целью поддержки населения, известно, что 10-го марта начнется раздача 30-ларового, одноразового ваучера на продовольствие, инициированного президентом. Продовольственный ваучер получат 1 миллион семей проживающих в Грузии (по данным Госстандарта в стране зарегистрировано 1 миллион 176 семей). Продовольственный ваучер граждане смогут обналичить в "Либерти Банке", тогда как 20-ларовый ваучер на электроэнергию граждане могут передать другому лицу.
Некоторые эксперты по экономике не считают раздачу ваучеров эффективным методом борьбы с инфляцией, и видит в этом опасность ее углубления, так, как еще не известно, из каких средств раздает правительство эти ваучеры. Несколько лет назад, в эфире радио "Свободы", за дискуссионным столом председатель ассоциации молодых финансистов и бизнесменов Мераб Джаниашвили заявил, что 30-ларовый ваучер значительно не уменьшит затрат граждан, вызванных инфляцией.

Мераб Джаниашвили: Бюджет утвержден и 5 миллионов лари в дефиците. Если правительство возьмет новый долг, это приведет к стимулированию инфляции. В общем, эти 50 миллионов не такая уж и большая сумма. С другой стороны, если правительство изменит направление бюджетных средств, что и является моим пожеланием, неплохо было бы уменьшить затраты на зарплату и полученные 50 миллионов пустить на эти ваучеры, но у нас такая инфляция, что прибавив или отняв 50 миллионов, итог будит тем же.

Нино Харадзе: Экономический обозреватель журнала "Табула" Миша Тавхелидзе считает, что по определенным расчетам именно нужно на 30 лари больше семье для приобретения необходимых продовольственных продуктов. Т.е. правительство возмещает гражданам затраты, вызванные их же собственными действиями.

Миша Тавхелидзе: Смысл ваучера состоит в том, что в прошлом году инфляция составила 12%, т.е. покупательская способность граждан уменьшилась на 12%, неимущих это затронуло в наибольшей степени, имея небольшой доход, они потеряли именно эту сумму и теперь правительство возвращает гражданам эти деньги, отобранные инфляцией, нам, и особенно нуждающимся.

Нино Харадзе: Мы обратились к горожанам с вопросом, что смогут они купить на 30 лари. 55-летняя домохозяйка Майя отвечает:

Майя:
Нас семеро. Что я смогу купить?

Нино Харадзе:
Что купите на 30 лари?

Майя:
Килограмм мяса, картошку, лук, хлеб.

Нино Харадзе: Большинство прохожих говорят, что эта мизерная сумма по сравнению с потребностями семьи.

- Нужно им дать эти 30 лари, и посмотрим, что они будут делать.

- Проблемы очень велики, разве могут 30 лари помочь нуждающимся людям? Это ничего, это ноль.

Нино Харадзе: Часть экспертов считает, что вместо всеобщей ваучеризации, правительство должно было оказать помощь социально незащищенным гражданам, но суммой, намного превышающей 30 лари. На данном этапе правительство дает возможность выбора самим гражданам, так как они могут передать свои ваучеры более нуждающимся. Известно, что 5 тысяч семей свои ваучеры электроэнергии передали другим.

Дурна Сафарли: Семья Абдуллы Байрамова, которая приехала в Баку из села Беюк-гышлаг Товузского района, уже полгода ждет получения адресной социальной помощи. Они собрали и передали необходимые документы в Центр социальной защиты населения. Однако им не говорят ни "да", ни "нет"...

Абдулла Байрамов: Я сдал документы с сентября 2010 года. За шесть месяцев не получил ни копейки. Уже четвертый раз приезжаю в Баку. Они посылают меня в Товуз, а те рассказывают мне байки вместо помощи.

Дурна Сафарли: Выдача адресной социальной помощи в Азербайджане началась с 2006 года.
Эксперт-экономист Ровшан Агаев говорит, выдача социальной помощи больше стала инструментом политической пропаганды:

Ровшан Агаев: Чиновники представляют обязательства государства почти как личную благотворительность. Это используется как средство политической пропаганды, вот, мы заботимся о бедных в стране, даем им средства. Однако если сравнить со среднеразвитыми странами Восточной Европы, выяснится, что объем адресной социальной помощи, выдаваемой у них на человека, превышает нашу в среднем в 8-10 раз. Вызывают сомнения цифры, определяемые правительством. Поэтому трудно сказать, удовлетворяет ли минимальные материальные потребности получаемая адресная социальная помощь в 24 маната, и тем более, позволяет ли она избавиться от бедности. Килограмм мяса стоит на рынке в среднем 7 манатов. Фактическая цена картофеля – один манат. Значит, на эти 24 маната можно с лихвой обеспечить потребление в течении одного месяца одним человеком нормативы мяса и картофеля. А остальные? По сравнению со странами СНГ наши нормативы потребления низкие. Когда правительство занижает нормативы, естественно, стоимость прожиточного минимума тоже понижается. Сознательно и целенаправленно…

Дурна Сафарли: Заместитель председателя Комитета по социальной политике Милли Меджлиса Муса Гулиев говорит, что в Азербайджане жизненный уровень растет из года в год и соответственно этому растут суммы социальной помощи:

Мусса Гулиев: Сравнение с другими странами будет неудачным. У каждой страны есть свои социально-экономические показатели, уровень жизни, прожиточный минимум, которые должны учитываться. Уровень жизни в Азербайджане растет со временем, и естественно, что с годами растут потребности и малоимущих семей. Поэтому естественно, что увеличивается и размер адресной социальной помощи.

Дурна Сафарли:
По мнению Мусы Гулиева, выплата адресной социальной помощи должна постепенно уменьшатся и закончиться. А основное внимание должно быть направлено на социальную реабилитацию семей:

Мусса Гулиев: Думаю, что постепенно надо отказаться от программы адресной социальной помощи и перейти на социальную реабилитацию семей. Нужно увеличить внимание в избирательном порядке, особенно в сельской местности, там где нет рабочих мест и к тем семьям, в которых есть рабочая сила.

Дурна Сафарли: Экономист Ровшан Агаев говорит, что при подсчете прожиточного минимума в Азербайджане, помощь должна соответствовать не критерию нуждаемости, а прожиточному минимуму.

Ровшан Агаев:
Исследования показывают, что прожиточный минимум в Азербайджане, если объективно учитывать нынешние нормативы и рыночные цены, причем не оптовые, а розничные, будет не меньше 140-150 манатов. Естественно, считаю что социальная помощь, или иначе говоря, компенсация за бедность должны быть в именно этом размере.

Дурна Сафарли: Эксперты Центра экономических исследований подсчитали стоимость минимальной потребительской корзины для 10 регионов Азербайджана за январь 2011 года. Согласно этим подсчетам, в первом месяце текущего года прожиточный минимум в Азербайджане для трудоспособного человека составлял примерно 160 манатов, для пенсионеров 146 манатов, а для детей до 14 лет – 200 манатов. В течение месяца трудосопособное население тратило на продукты питания как минимум примерно 105 манатов каждый, пенсионеры 95, а родители детей до 14 лет примерно 118 манатов.
По данным сектора связей с общественностью Министерства труда и социальной защиты населения, адресную социальную помощь получает в Азербайджане 122 781 семья. Чуть менее 40 процентов этих получающих помощь многодетные семьи, в которых трое и более детей.

Андрей Бабицкий: И из Еревана репортаж Эллины Чилингарян.

Эллина Чилингарян:
Средства, выделенные в 2011 году из госбюджета на социальную защиту, составляют 272 млрд. драмов. По данным министерства труда и социальных вопросов, из этой суммы на государственные пособия выделяется около 43 млрд. драмов. В Армении государственные пособия бывают трех видов: а) семейное пособие; б) пособие по уходу за ребенком; в) единовременное пособие по рождению ребенка. Размер единовременного пособия по рождению ребенка в случае первого и второго ребенка составляет 50 тысяч драмов, а начиная с третьего ребенка - 430 тысяч драмов. Сумма пособия по уходу за ребенком до 2 лет составляет 18 тысяч драмов в месяц. А семейные пособия предоставляются социально необеспеченным семьям. Однако часто за получением пособия обращаются и получают его обеспеченные семьи.
Начальник управления социального содействия министерства труда и социальных вопросов Астхик Минасян.

Астхик Минасян: Естественно, косвенный метод не может дать 100-процентных результатов. В мире нет такой страны, где бы был 100-процентный результат, поэтому в таких странах, как наша, находящихся в переходном периоде, невозможно иметь очень высокие показатели. Хотя, если в 2007 году всего 50 процентов действительно бедных семей были включены в систему, то сейчас эта цифра составляет 70-72 процента.

Эллина Чилингарян:
Независимый экономист Самвел Авакян говорит, что необходимо улучшить адресность пособий. И без того скудных средств не хватает на все бедные семьи.

Самвел Авакян: Я, например, знаю многочисленные случаи, когда обеспеченная женщина юридически развелась с супругом, оформилась как мать-одиночка, несмотря на то, что за границей у нее есть богатые дети, имущество, то есть, ни в каком плане она не была бедна, но смогла оформиться и получить пособие.

Эллина Чилингарян: По данным Национальной статистической службы Армении, опубликованным в конце прошлого года, в Армении порог крайней бедности составляет 17,5 тысяч драмов, порог бедности – 31 тысяч драмов. Пособие по безработице -18 тысяч драмов. Недавно начали испытывать новые методы для того, чтобы отличить действительно нуждающиеся бедные семьи от более или менее обеспеченных семей, просто представивших необходимые документы. Сейчас, даже если есть все необходимые документы, семья получает пособие только после того, как проверяются данные на всех членов семьи по занятости, доходам и имуществу.

Самвел Авакян: Государственный регистр населения дает информацию о том, кто где живет и каков состав его семьи. От государственного реестра недвижимости мы получаем данные о размере, типе имеющейся у них земли и о размере ожидаемых доходов, а также от делегированных групп, которые должны узнать, какая семья владеет какого вида скотом.

Эллина Чилингарян: Согласно докладу агентства ООН по вопросам продовольствия, данные за февраль этого года свидетельствуют о том, что во всем мире 8 месяцев подряд регистрируется рост цен на продовольствие. Это относится ко всем продуктам, за исключением сахара.
Аналитики отмечают, что в Египте, Тунисе и ряде других стран в числе основных причин, спровоцировавших массовые акции протеста, был также резкий рост цен на продовольствие. Повышается ли параллельно с ростом цен на продукты питания, топливо и услуги и размер семейных пособий?

Самвел Авакян: В связи с повышением цены на газ размер базового пособия с мая месяца был поднят с 10 тысяч до 13, 5тысяч драмов. Это означает, что все семьи получили эту сумму. Размеры прибавки сохранились.
И уровень пенсий, и средний уровень пособий ниже, чем даже стоимость продовольственной корзины, рассчитанной по ценам на конец предыдущего года.

Эллина Чилингарян: В прошлом году за два месяца сыр в Армении подорожал примерно на 30 процентов. Экономисты связывают инфляцию в основном с экономическим кризисом. И несмотря на то, что во всем мире рост цен продолжается, объем средств, выделяемых из госбюджета на гос.пособия не будет увеличен до осуждений бюджета на следующий год.

Андрей Бабицкий: Лела Цурцумия - одна из тех певиц в Грузии, в которой сочетается редкий талант и красота. Глубокий, словно идущий от самого сердца голос, пленяет в Грузии многих - у нее есть поклонники и среди грузинской молодежи, ее любят и представители старшего поколения. Для всех у Лелы Цурцумия есть свои песни, в основе которых лежит грузинский фольклор. Не чужда ей и культура абхазского народа. Абхазская песня-воспоминание в исполнении грузинской певицы.
Абхазская песня –воспоминание в исполнении Лелы Цурцумия.
XS
SM
MD
LG