Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нацисты ушли в партизаны


Москва, Манежная площадь, 11 декабря 2010 года

Москва, Манежная площадь, 11 декабря 2010 года

Российские власти обязаны пересмотреть социальную политику, если не хотят дальнейшего распространения ксенофобских настроений в обществе и роста числа протестных акций под националистическими лозунгами. К такому выводу приходят эксперты информационно-аналитического центра СОВА в представленном ими докладе о радикальном национализме в России и противодействии ему в 2010 году.

По данным информационно-аналитического центра СОВА, в 2010 году в России от расистки и неонацистски мотивированного насилия погибло 37 и ранено 382 человека. Однако, как отмечают эксперты СОВЫ, говорить о снижении уровня насилия было бы преждевременно: данные о нападениях на почве ксенофобии поступают из регионов с большим опозданием, да и не все случаи фиксируются. Центрами расистского насилия остаются Москва, Петербург и Нижний Новгород – здесь, по данным экспертов (в отличие от двух крупнейших городов России, где наблюдается некоторое сокращение числа нападений) ситуация не меняется и остается напряженной на протяжении уже многих лет.

Основным трендом прошлого года, по мнению экспертов СОВЫ, можно назвать то, что большая часть неонацистов ушла в подполье и отказалась от стремления участвовать в публичной политике, предпочитая ей насильственные акции.

– Фактически эта среда перешла на чисто горизонтальное структурирование, – констатирует директор центра СОВА Александр Верховский. – Есть много маленьких групп; у них, как правило, даже названия нет – и тем более не называются имена активистов и лидеров. Они связываются друг с другом исключительно горизонтальным образом, с соблюдением минимальных требований конспирации. Этого достаточно для организации каких-то посильных действий, будь то насильственных или публичных; а светиться не надо. Молодые радикальные националисты сделали свой выбор: они поняли, что публичная политика не для них. Они выбирают насильственный путь. Да, эта среда довольно большая в объеме – тысячи людей, ориентированные на то, что надо не – как когда-то – поймать таджикского дворника и надавать ему по голове, а вести партизанскую войну. Не только с какими-то приезжими, но и с властями…

Вместе с тем, события на Манежной площади 11 декабря 2010 года, по мнению экспертов СОВЫ, обострили отношения в треугольнике "полиция –ультраправые – радикальные антифашисты". Это мешает властям и обществу сфокусировать внимание на угрозе, которую правозащитники сейчас считают основной, а именно – насильственная деятельность ультраправых. События на Манежной площади, по мнению председателя комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Николая Сванидзе, не столько научили власти чему-то, сколько напугали:

– Власть просто испугалась выхода толпы раздраженной молодежи на улицу, на площадь в центре города. Лозунги в данном случае абсолютно неважны. Под любыми лозунгами власть испугалась бы точно так же. Вышли радикально настроенные молодые люди – не интеллигенция 60 лет в очечках, а молодые крепкие ребята. Вышли и стали чего-то орать; матом, не матом – но враждебно. И это напугало...

Наблюдатели отмечают, что наравне с русским национализмом благодаря попустительству властей начал развиваться так называемый этнический национализм.

– Дмитрий Медведев в своем либерализме оказался более радикален, чем, например, Саркози, Меркель или Гордон Браун, которые, как известно, заявили о провале политики мультикультурализма, – заявил в эфире Радио Свобода директор Института международной политической экспертизы Евгений Минченко. – Медведев сказал: "Мультикультурализм? Да, нормально, нет вопросов, мы готовы". Хотя, на мой взгляд, политика мультикультурализма в том виде, что все культуры равнозначны – ради бога, пусть живут себе все отдельно – опасная тенденция. Если мы хотим делать политическую нацию, то, соответственно, у нас должен быть некий набор принципов, обязательных для всех. В частности, светский характер государства. Власть закрывает глаза и потакает местным этническим националистам. Я не понимаю, почему в России, когда женщин расстреливают из пейнтбольных ружей за то, что они ходят с непокрытой головой, государственный чиновник, назначаемый президентом, говорит, "ой, молодцы", и ему за это ничего не было. Я считаю, что это неправильно. Когда официальный представитель правительства одной из республик при правительстве Российской Федерации говорит, что законы шариата выше законов Российской Федерации, я этого не понимаю. Выход на самом деле - это сохранение светского характера государства, это выдерживание принципа единой политической нации при признании того, что есть русская культура – как несущая культура национальной идентичности. И при этом – линия на сохранение этой вненациональной самобытности, при соблюдении неких общих правил, которых обязаны придерживаться все, - уверен Евгений Минченко.

По мнению директора информационно-аналитического центра СОВА Александра Верховского, российские власти обязаны пересмотреть социальную политику, если не хотят дальнейшего распространения ксенофобских настроений в обществе и роста числа протестных акций под националистическими лозунгами:

– Во-первых, должно быть эффективно завершено расследование беспорядков на Манежной. Организаторы должны быть найдены и наказаны. Во-вторых, никаким представителям власти не следует подыгрывать радикальным националистам или пытаться их в некотором роде утешить и успокоить, что мы тоже разделяем вашу озабоченность. Не потому, что у нас нет социальных проблем, которые связаны с иммиграцией; просто то, как формулируют и как понимают эту озабоченность националисты, глубоко неправильно. Не надо пытаться урегулировать в Москве какие-то мифические межнациональные конфликты. Надо решать конкретные социальные проблемы, которые, допустим, есть у нас, в Москве; проблемы интеграции людей, которые переезжают из региона в регион. Кто-то должен, наконец, заняться проблемой дискриминации по этническому признаку в стране.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG