Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы развития гражданского общества в России


Лев Гудков

Лев Гудков

Ирина Лагунина: Публичный семинар на тему "Перспективы гражданского общества и проблемы гражданской солидарности в России" прошел 1 марта в Москве, в Международном Обществе "Мемориал". В нем приняли участие социологи и другие исследователи российского гражданского общества, а также лидеры общественных организаций, среди которых были движение "Архнадзор", защитники Химкинского леса, организации автомобилистов. Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: Семинар был организован Аналитическим центром Юрия Левады и обществом "Мемориал". Здесь состоялась презентация и обсуждение исследования центра под названием "Стратегии гражданского общества". Социологи провели около ста интервью с лидерами неправительственных организаций, объединений и инициатив в шести крупных российских городах: в Москве, Перми, Саратове, Калининграде, Красноярске и Владивостоке. Об основных своих выводах рассказывает руководитель проекта Денис Волков.

Денис Волков:
Одновременно происходит разнонаправленный процесс. С одной стороны да, мы видим усиление роли государства, иногда прямое давление на активистов. С другой стороны появляются новые отрасли, новые возможности, с одной стороны связанные с государством, как, например, появление общественных советов при различных ведомствах, но также происходит расширение сферы, которая с государством не связана. Эти движения, эти организации строятся на движениях снизу, на общественной активности, объединения людей вокруг различных проблем, различных интересов.

Вероника Боде: А на какие средства существуют некоммерческие организации, по вашим наблюдениям, в российских регионах?

Денис Волков: Уже некоторое время, несколько лет идет перестройка различных доступных источников финансирования. Необязательно это деньги, но те ресурсы, которые позволяют существовать организациям сегодня более-менее автономно от государства. И тут мы увидели, что этот кризис, связанный с уходом части иностранных фондов, усиления государственного финансирования, усиления вертикали власти обнажил несколько иных проблем. Изменение источника финансирования показало, что реальных институтов гражданских, которые бы опирались на население, на его нужды и на которые бы существовал спрос каких-то групп более-менее широких, они не были созданы за 90-е годы и за 2000-е тоже. И сейчас многие даже сильные организации говорят о том, что придется структуры создавать теперь в таких сложных условиях для того, чтобы построить независимую от власти сферу. С другой стороны мы обнаружили, что сегодня расширяется сфера, где возможно существовать и проводить какую-то деятельность на индивидуальные пожертвования.

Вероника Боде: Денис, вы ведь посетили несколько российских регионов, где наиболее развита гражданская активность, общественные организации?

Денис Волков: Конечно, Москва, наверное, наиболее развита. Но мы видим, что появляются совершенно в разных местах организации такой же тематики, похожие по своей структуре. Да, может быть где-то больше, где-то меньше, но здесь очень часто зависит масштаб работы, структурированность, оформленность от тех лидеров, которые стоят во главе. Здесь важно, что это среда мегаполиса, среда крупного города, где плотное информационное пространство, где больше людей сидят в Интернете, где больше, плотнее связи между людьми, вот здесь это сказывается, играет роль, нежели какое-то географическое положение.

Вероника Боде: Это был социолог Денис Волков. Что мешает развитию гражданского общества в России? Директор Левада-центра Лев Гудков отмечает, что в годы президентства Владимира Путина для неправительственных организаций наступили сложные времена.

Лев Гудков: Кремлевская администрация пыталась установить жесткий контроль над всеми общественными объединениями и теми, которые не подчинялись этому контролю или выглядели как оппоненты, к ним отношение было очень жесткое. Проводилась политика жесткого прессинга, финансового, налогового, усиливался контроль над этими организациями, что довольно негативно отразилось на положении и на численности организаций гражданского общества. Оно сократилось за последние 10 лет почти вполовину. Сегодня по нашим опросам так или иначе готово поддерживать организации гражданского общества около 10%, но реально участвуют в них около 1,5-2%. И это очень важное обстоятельство, потому что под тем прессингом и той пропагандой, которую Кремль ведет в отношении гражданских организаций, трактуя их либо как враждебные силы, либо иногда как шпионские организации даже, в общем на население это оказывает довольно сильное впечатление. И в отношении большинства таких организаций сохраняется скорее настороженное отношение. Я не говорю о крупных организациях, которые пользуются заслуженным доверием и авторитетом, типа Комитета солдатских матерей, "Мемориала", Общества защиты потребителей. Но масса мелких организаций на локальном уровне, им, конечно, очень тяжело, им приходится приспосабливаться к этому административно-государственному давлению, либо политизироваться, вступая в конфликты. Главная проблема, мне кажется, гражданского общества – это очень низкий уровень солидарности и доверия в обществе и институциональные барьеры, то есть невозможность доступа к средствам массовой информации, прежде всего к телевидению, для того, чтобы изложить свои цели, программы. А во-вторых, это очень ограниченные ресурсы поддержки в самом обществе. Какое-то время такого рода организации спонсировались при помощи иностранных грантов, но сегодня деятельность западных фондов очень ограничена и перед такого рода организациями встал поиск новых средств. Самое важное, на мой взгляд, то, что гражданское общество все-таки в России существует и является залогом такого дальнейшего развития и усложнения. Но вряд ли стоит видеть условия или потенциалы демократизации, модернизации России. Для этого гражданское общество в нынешнем своем виде пока вряд ли что-то может сделать.

Вероника Боде: Так думает социолог Лев Гудков. А вот независимый исследователь Татьяна Ворожейкина как раз относится к тем экспертам, которые склонны видеть в гражданских инициативах основной потенциал для развития демократии в России.

Татьяна Ворожейкина: Очень важно выйти за пределы обычных для либерального общественного мнения констатации слабости или отсутствия гражданского общества в России и попытаться понять и по возможности трезво оценить те процессы общественной самоорганизации, которые с января 2005 года очевидно происходят в России. Не впадать ни в одну из крайностей, ни преувеличивать их реального масштаба самоорганизации, ни преувеличивать степень реального влияния этих движений в обществе, но, что мне кажется особенно важным, не преуменьшать, не сетовать, как это делалось в последние 20 лет, на отсутствие гражданского общества в России. Мы сетовали на это, воздев очи в небо, в поиске высоких гражданских ценностей, в то время как рядом, по крайней мере, как мне кажется, с 2005 года развиваются очень важные процессы самоорганизации и солидарности. Они развиваются не вокруг высоких вещей, а главным образом вокруг защиты непосредственных, конкретных, можно сказать, шкурных и низменных интересов людей. И мне кажется, что люди в растущем мире проявляют способность к совместным действиям в защиту тех их интересов, которые нарушает государство, которые нарушает бизнес, а чаще всего их нарушает государственный чиновник, государственные чиновники, действующие от имени государства в собственных частных интересах. Речь идет о всем комплексе движений в защиту городской среды, об экологических организациях, речь, конечно, идет о многочисленных, многообразных движениях автомобилистов – это движение против произвола.

Вероника Боде: Какова роль гражданских инициатив, гражданского общества в развитии демократии в стране?

Татьяна Ворожейкина: Вот это на самом деле ключевой вопрос. Мне кажется, что если в России есть надежда на демократию, то она связана с развитием, распространением и расширением этих движений. Они направлены на демократизацию социальных отношений. Я убеждена в том, что без демократизации социальных отношений, всякая политическая демократизация будет обратима. Чем больше будет опыт такой самоорганизации, чем больше у людей будет ощущение хотя бы частичное, что они что-то могут, тем, мне кажется, меньше будет этой пассивности, тем больше опыт этот будет распространяться, тем больше люди будут понимать, что они что-то могут. Это проблема всех стран, которые не принадлежат к центрам мирового развития, я имею в виду Западную Европу и Соединенные Штаты.

Вероника Боде: Говорила Татьяна Ворожейкина, независимый исследователь. Социологи Левада-центра не случайно подробно исследовали Калининградский регион – это место особенное, гражданская активность развита там достаточно сильно. Насколько влиятельны местные общественные инициативы? – такой вопрос я задала Дмитрию Надршину, руководителю местного общественного клуба "Амберкант".

Дмитрий Надршин: За последние два-три года гражданская активность очень существенно развивается. То есть на данный момент эта активность достигла такого уровня, с помощью которого она может влиять на поведение власти. Это было видно год назад во время протестов населения, когда различные гражданские группы, объединившись, смогли добиться отставки губернатора. На данный момент развиваются также неполитические группы общественные, то есть это первые волонтерские независимые группы, это группы, которые помогают в детских больницах, помогают бездомным. То есть инициатива исходит от граждан. На данный момент они в принципе очень хорошо интегрируются с властью в том плане, что власти приходится выполнять какие-то их требования.

Вероника Боде: Можно ли сказать, что власти оказывают какое-то давление на общественные организации, на гражданские инициативы?

Дмитрий Надршин: Я бы не сказал, что такое давление существенное. Быть может оно как-то по-старинке действует, то есть людям противодействуют в плане пикетов, протестных акций. Но в целом мощность новых движений намного сильнее, нежели противодействие властей. Это можно видеть по примеру защитников зеленых зон. То есть при попытке вырубить какую-то территорию возникали такие протесты гражданские, на которые власть, бизнесмены, заинтересованные люди не смогли ничто противопоставить.

Вероника Боде: Отмечает Дмитрий Надршин, руководитель калининградского общественного клуба "Амберкант". Семинар по проблемам российского гражданского общества - это первое мероприятие в рамках большого проекта "Демократия в России", организованного Аналитическим центром Юрия Левады и Международным обществом "Мемориал". В дальнейшем планируется обсудить и другие темы: например: "Свободные выборы в зеркале российского общественного мнения", "Подотчетность власти и коррупция", "Историческая и культурная память как феномен общественного сознания".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG