Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эколог Иван Блоков – о проблемах атомной энергетики


Иван Блоков

Иван Блоков

Больше всего опасений во всем мире вызывает ситуация на японских атомных электростанциях, и особенно на станции "Фукусима-1", где 12 марта произошел взрыв, разрушивший часть внешней оболочки реактора.

Как сообщает японский телеканал NHK, подтверждена гибель более 1350-ти человек. Миллионы жителей страны остаются без электричества.

О ситуации, которая сложилась в Японии, в первую очередь на аварийных атомных электростанциях говорит директор по программам Гринпис России Иван Блоков.

– Ситуация критичная или пик пройден, и теперь ничего драматического ожидать не стоит?

– Я вынужден присоединиться к позиции большинства ядерных специалистов, что данные, которые поступают из компании "Тепко", а также от японского правительства, недостаточны для того, чтобы делать объективную оценку существующей ситуации. По тем отрывочным данным, которые доходят до нас, можно заключить, что вероятность катастрофы пока не исключена. Известно, что в некоторых частях страны, и не только в непосредственной близости от станции, повышается радиоактивный фон, и хотя он не достигает критических значений, но само повышение уже показывает, что радиоактивные выбросы распространяются довольно далеко. Были даже пока не подтвержденные, но и не опровергнутые сообщения о повышении фона в Токио.

– Каким может быть этот катастрофический сценарий?

– Я очень надеюсь, что катастрофического сценария все-таки не будет. Но если произойдет крупная авария, она будет несколько отличаться от чернобыльской аварии по типу выброса. Выброс будет по высоте значительно ниже, по времени значительно короче, но плотность заражения близлежащих территорий будет значительно выше. На какое расстояние будут разнесены изотопы – очень сильно зависит от ветра. Пока не очень большой ветер, условия относительно благоприятные. Но, тем не менее, если ветер усилится, то они могут быть разнесены вплоть до Токио. Впрочем, повторяю, информации у нас недостаточно.

Можно привести пример, каковы могут быть потенциальные последствия. Для АЭС аналогичной конструкции в Германии были сделаны расчеты того, что же произойдет при подобного рода катастрофической ситуации, то есть при самой худшей катастрофе. При этом в 25-километровой зоне за пять часов с момента начала аварии люди, находящиеся в помещении, получат дозу примерно 6 тысяч милизиверт. Напомню, один милизиверт – это годовая допустимая доза. Обычно считается, что из людей, получивших такую дозу, около 70% погибают в ближайшие дни и недели. Можно себе представить, что территории чуть дальше тоже будут сильно заражены.
Не существует атомной станции, на которой полностью исключен мощный радиоактивный выброс. Вопрос не о том, произойдет ли такая авария – она точно произойдет, если атомная энергетика будет продолжаться

– С чем вы связываете недостаток информации? Японские власти сами не понимают, что происходит на АЭС, или они таким образом пытаются избежать паники?

– Во-первых, японские власти всегда были очень ограничены в информации. Я бы даже сказал, что не только японские власти, но и энергетические компании. Еще в 1994 году началось замалчивание и прямая фальсификация данных о наличии трещин в реакторах. Об этом стало известно значительно позже и только благодаря деятельности общественных организаций. Кроме того, они и сами не до конца представляют ситуацию. То есть, с одной стороны это некое привычное скрывание информации, с другой стороны – незнание. Но я не могу себе представить, почему компания "Тепко" не публикует на своем сайте информацию об уровне загрязнения территории, ведь у них есть и одна движущаяся машина, и один постоянный пост. А информации нет. Согласитесь, это очень странно.

– Чем это может угрожать российским территориям?

– Угроза для России не исключена, но она не очень серьезна. Прогнозы говорят о том, что выброса выше ста метров, скорее всего не будет, и поэтому серьезный перенос в сторону России невозможен. Какие-то радиоактивные элементы могут долететь до России в случае, если будет катастофа, в первую очередь это ближайшие территории: Камчатка, Сахалин и Владивосток. Но вероятность этого не очень велика. По прогнозу ветров в ближайшие дни ветров в нашем направлении быть не должно.

– Япония – одна из самых продвинутых в технологическом плане стран и, вероятно, атомные электростанции там были ультрасовременные. Нужно ли сейчас говорить о том, что человечеству в целом необходимо пересматривать свою политику в отношении атомной энергетики? Какие выводы должны быть сделаны из "урока Фукусимы"?

– Абсолютно точно. Дело в том, что атомная энергетика является принципиально небезопасной. Не существует атомной станции, на которой полностью исключен мощный радиоактивный выброс. Вопрос не в том, произойдет ли такая авария – она точно произойдет, если атомная энергетика будет продолжаться. Вопрос только – когда она произойдет. Сейчас это произошло в Японии, в следующий раз может произойти в России, в Турции или в любой другой стране мира, где есть АЭС. Поэтому, безусловно, человечество должно отказываться от атомной энергетики. Мы также прекрасно понимаем, что это невозможно сделать мгновенно, но тем не менее, строить новые станции – это будет полным безумием.

– Российские атомные электростанции технологически по-прежнему отличаются от японских?

– Наработки по-прежнему используются, советские реакторы ВВР. В принципе это примерно одинаковая физическая схема, но они конструктивно отличаются. Но в данном случае вопрос о том, насколько более или менее опасна станция, не стоит. Неужели есть какая-то разница между возможностью катастрофической аварии один на миллион в год или один на пять миллионов? И то, и другое крайне опасно.

– Российские власти в последние годы очень большое внимание уделяют развитию атомной энергетики. Именно в России огромные планы по строительству новых блоков. Маловероятно, что даже авария в Японии заставит российские власти пересмотреть свои планы – сколько денег туда вложено, какие перспективы с этим связаны?

– Я не очень понимаю, какие перспективы связаны с атомным строительством в России. Тем более, что программа строительства атомных станций в России уже сокращалась, поскольку она очень дорогая. Если говорить об экономической, технологической стороне, то для России было бы гораздо выгоднее перейти на энергосберегающие технологии. Гораздо выгоднее повысить эффективность тепловых станций, использующих газ, – подчеркиваю, существующих тепловых станций! – чем строить какие-то новые атомные электростанции. В рамках нормального развития страны необходимости в строительстве дополнительных АЭС у нас просто нет. С другой стороны, строительство самих атомных станций является удивительно дорогостоящим. И те цифры, которые были опубликованы в Великобритании, показывают, что стоимость одного ватта установленной мощности может достигать 8 фунтов, что в разы превышает стоимость альтернативных источников энергии. Вот отличное направление, которое могло бы развиваться в России! К сожалению, у нас власти в это не верят. И когда один из руководителей страны говорит, что от ветровых станций страдают кроты и птицы – это вызывает, мягко сказать, удивление.
Если говорить об экономической, технологической стороне, то для России было бы гораздо выгоднее перейти на энергосберегающие технологии

– Есть основания полагать, что в масштабах всего мира сейчас власти задумаются над развитием атомной электроэнергетики? Или после того, как будут ликвидированы последствия аварии, все будет продолжаться так же, как шло и раньше, и уделом экологических организаций останутся только протесты?

– Во многих странах мира уже задумались о ситуации с атомной энергетикой. Так, например, этот вопрос поднимается в Швеции, в Германии. И, безусловно, общественное давление заставит в развитых странах об этом задуматься. С другой стороны, во многих странах атомная энергетика развивалась как побочный элемент развития военной ядерной программы. И там, где это двигается политическими амбициозными целями, наверное, такой аварии (надеюсь, что она не произойдет), будет недостаточно. Но все-таки хочется верить, что это заставит задуматься над тем, что нет смысла ставить под угрозу буквально всех жителей Земли и продвигать крайне опасные технологии. Это нерешенные сейчас проблемы не могут быть решены даже теоретически.

– Скажите, пожалуйста, в Японии экологи протестуют против строительства атомных электростанций? Там есть такое движение как в России, в Германии, или там все на другом уровне?

– В Японии есть довольно четкое движение против атомных электростанций. Более того, кроме общественного движения, там существуют группы протестующих на местном уровне. Совсем недавно, года два или три назад в Японии проходил референдум, который просто не дал разрешения строить на территории муниципалитета атомную станцию. Кроме того, там есть довольно мощная организация Гражданский ядерный контроль, которая занимается отслеживанием ошибок, которые допустила атомная индустрия. Именно она сделала публичной информацию о трещинах в блоках реакторов, о которых энергетическая компания публично не заявила.

– Энергетическая компания – это частная компания, не государственная?


– Да, энергетические компании – это частные компании, они не являются государственными, и они очень четко скрывали информацию. Так в период с 1988 по 2002 годы на том самом первом блоке, на котором произошли первые проблемные ситуации, произошло около 12 инцидентов, неполадок, часть из которых была прямо скрыта, а некоторые документы были сфальсифицированы.

– Судя по вашим словам, можно сделать вывод, что авария на "Фукусиме-1" – это не только следствие землетрясения, цунами, но в том числе и человеческой халатности, преступных действий руководства владельцев этих атомных электростанций, которые, судя по всему, не вкладывали должные деньги в безопасность этих сооружений?


– Здесь действует еще один фактор. Просто, подумав хорошо, можно было предположить, что в сейсмоустойчивом регионе одно наложится на другое: как технологическая проблема на станции, так и природное бедствие. Тем не менее, это продумано не было. И когда совпали эти два эффекта, все полетело наперекосяк, и пришлось издалека возить охлаждающую жидкость. Все проблемы сразу же высветились. Подумать об этом можно очень легко, потому что достаточно велика вероятность этого. Согласитесь, если в 1923 году было мощное землетрясение, далеко не первое в Японии, можно было предположить, что оно произойдет. Так же понятно, что иногда дизель-генераторы выходят из строя – это тоже очевидная и вероятная вещь, как и совпадение этих событий. По крайней мере, сравнимо с тем, как если бы на станцию упадет самолет. Тем не менее, кожух против падения самолета на станцию строят, а вот про то, что события могут совпасть, никто не подумал.

– Но мы все-таки знаем, что в Японии очень сильно развита система гражданской обороны, оповещения и чуть ли не с детских садов людей учат, как действовать в экстремальных ситуациях. Сейчас много говорят, что гигантского количества жертв удалось избежать именно благодаря тому, что нация в целом готовилась к такому природному катаклизму. Это справедливо?

– То, что в Японии хорошо налажена система гражданской обороны – это бесспорно. И, тем не менее, природные катаклизмы уносят много тысяч жизней, и я соболезную всем близким погибших. К сожалению, это то, чего избежать нельзя. Но вот строить атомную станцию было совершенно не нужно. В случае катастрофы это может унести гигантское количество жизней.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG