Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Ирина Лагунина онлайн. Япония, арабский мир и ваш выбор


Событие последних дней, о котором хочется сказать «поменьше бы таких» – это, конечно, Япония. Но когда я думала о том, что же предложить сегодня к обсуждению, я поняла, что просто не могу обсуждать эту тему. Это огромная человеческая трагедия. Единственное, что я могу написать – мое сердце с вами, я скорблю вместе с вами, я желаю вам силы духа, дай Бог тем, кто потерял родных, чтобы ваши пропавшие родственники нашлись, чтобы они были живы.

Но – и здесь я ставлю большое НО – если кто-то из участников сегодняшней дискуссии захочет высказать свое отношение и свои мысли, вы, конечно же, можете это сделать - страница открыта. Единственное, что мне хотелось бы оставить сегодня в стороне, - это безопасность атомной энергетики. По-моему, это должны обсуждать специалисты, ученые. Я – не специалист в этой области. А спекуляции – неблагородное дело для журналиста.

Словом, я решила вернуться к той теме, над которой думала до того, как Японию поразило землетрясение. Так называемый экспорт революции.

Меня поражает одновременно разброс и направленность мнений и комментариев в российской прессе и блогосфере по поводу того, что происходит в странах арабского Востока.

Почему я говорю о разбросе? Потому что меня до сих пор передергивает от слов Бориса Якеменко, что Каддафи "показал всему миру, как нужно обходиться с провокаторами, которые стремятся к перевороту, дестабилизации и гражданской войне: он начал их уничтожать".

Это одна крайность, скажем, довольно экстремистская с точки зрения международного права. Вторая крайность, условно назовем ее либеральной, содержится в статьях о том, что в некоторых странах – как Кувейт или Бахрейн – уровень жизни таков, что жаловаться, и тем более выходить на демонстрации грех, а следовательно, не от души это, кто-то все-таки был подстрекателем.

И этот «либеральный» подход опять возвращает к статье Бориса Якеменко: удушить подстрекателей - "самый верный путь к прекращению применений американских революционных технологий".

Мне кажется, что теория экспорта революции взята из марксистской идеологии. Это – удел людей, которые выросли на подобной идеологии и в ней остались.

Понять, что люди выходят на демонстрации не потому, что у них нет куска хлеба, а потому что им надоели правящие кланы, или предсказуемые выборы, или отсутствие реальной политической дискуссии в обществе, не составляет труда. Признать это означает трезво посмотреть на реальность. Что там писали о неминуемой победе «Единой России» накануне выборов?

Но технологии на самом деле есть. Технологии ненасилия, в чем и состоит их привлекательность. Мы рассказывали о книге Джина Шарпа «От диктатуры к демократии», мы писали о помощи в проведении ненасильственных протестов, которую оказала сербская организация «Отпор» Грузии, Украине и, в конечном итоге, Египту.

Что вы об этом думаете?

16:00 - поскольку дискуссия развивается довольно живо, я приглашаю всех посетить авторскую страницу программы "Время и мир" и принять участие в опросе "От чего зависит ненасильственный характер протеста". Спасибо

19:00 - на мою личную страничку в Facebook пришел вопрос: По Вашему мнению, повлияют ли арабские революции на Россию и если да, то в каком направлении?

20:00 - параллельно с сегодняшним обсуждением я записала круглый стол о ненасильственных протестах. Участники - мои коллеги из Грузинской и Белорусской редакций Радио Свобода, а также соучредитель украинской гражданской инициативы "Лента", а ныне управляющий партнер Центра общественных стратегий "Куб". Вы знаете, откуда появился оражевый цвет украинского протеста? О откуда взялась роза? Слушайте в эфире во вторник в программе "Время и мир" в 22:00 по московскому времени. А здесь - видео анонс.

Наша дискуссия на этой странице закрыта. Вы можете продолжить ее на странице Радио Свобода в Facebook. Спасибо всем, кто принял участие.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG