Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Последнюю неделю меня доставали со всех сторон: "Почему вас запретили в Белоруссии?".

Имелось ввиду: вместе с другими писателями и музыкантами оказался в черном списке.

Удивляла интонация, с которой спрашивали журналисты: "Вам не обидно, что запретили упоминать ваше имя в белорусских СМИ?".

Ну, конечно: сижу и плачу! С другой стороны: и гордиться особенно нечем. Я не люблю режим Лукашенко. Гнусный режим. Надел колпак на прекрасную страну лесов и озер – душит. Не удивительно, что они меня там тоже не любят. Понятно: запрещать писателей – показывать свою импотенцию. Я вот и Буша-младшего не особенно любил. Но было бы смешно, если бы меня в Америке запретили.

Меня удивляет другое: очень мало писателей и музыкантов запретили. Мало тех, кто протестует против государственного терроризма, пыток и бесправия, против этой лукашенковской авторитарной заразы, эпидемии, которая и нас здесь в Москве поджидает. Чихаем и кашляем. Спасибо за это, в частности, и Минску. Но откуда равнодушие других?

Нам здесь не больно за других. Европа, Америка, арабский мир – все возмущаются террористом Каддафи, а от нас – почти ничего. Как воды в рот набрали. Официально Москва только сдерживает размах мировых протестов, припугивает исламизацией и намекает на оранжевость самой революции. Так проходит водораздел. На Каддафи клейма негде ставить. Запад прогибался – террориста, действительно, надо бояться, но когда ливийский народ взорвался, бросились народу помогать, поддерживать.

А кому у нас нужны ливийские повстанцы, воюющие где-то в непонятной пустыне? Кто может им сказать доброе слово? Да пропади они пропадом!

Мы страдаем смертельным равнодушием. Нас без особого труда раскололи на куски. Интеллигенция, которая когда-то писала письма в защиту наших диссидентов, превратилась в историческую окаменелость. Культурная элита – как теперь принято называть некоторое количество прославленных деятелей искусства – развращена и разобщена. О своих узниках еще кое-кто сожалеет, чужих и знать не хотят.

Беспамятство – бич. Такой же бич – одряхление совести. Правь, Каддафи! Дави всех, Лукашенко! Мы не слишком "за", но мы и не особенно "против". Нас задолбала жизнь. Отстаньте! Отстаньте те, кому больше всех надо! Привет диктаторам с нашего дивана! Каддафи и Лукашенко пригрелись в лучах нашего бесславия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG