Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Химкинские заложники" без потерпевших и свидетелей


Нападение на администрацию города Химки, 28 июля 2010 года

Нападение на администрацию города Химки, 28 июля 2010 года

14 марта в Химкинском городском суде должно было состояться предварительное слушание по делу о нападении на администрацию Химок летом 2010 года. Тогда около сотни молодых людей в масках закидали здание администрации файерами и пустыми бутылками, скандируя лозунги в защиту Химкинского леса. По этому факту было возбуждено уголовное дело по статье 213 УК РФ (хулиганство), которая предусматривает до семи лет лишения свободы. В преступлении обвиняются Максим Солопов и Алексей Гаскаров.

Однако в связи с неявкой потерпевший стороны и большинства свидетелей, заседание перенесено на 23 марта, сообщает источник сайта "Каспаров.Ru" в зале суда.

Прокурор Ольга Егорова все-таки зачитала на заседании обвинительное заключение. Алексей Гаскаров и Максим Солопов выразили свое несогласие с предъявленными обвинениям. Солопов подчеркнул, что ни один аргумент следствия не подкреплен доказательствами вины подозреваемых.

Дело "химкинских заложников" или, как его еще называют, "химкинских погромщиков" было возбуждено 29 июля 2010 года – на следующий день после событий в Химках. Правоохранительные органы сочли, что нападение на администрацию Химок было хорошо спланированной акцией, а правительство Московской области обратилось в областные ГУВД и прокуратуру с просьбой дать правовую оценку произошедшему и выявить организаторов.

По подозрению в участии в акции протеста были задержаны двое, ранее открыто заявлявшие о своих антифашистских взглядах – студент Максим Солопов и корреспондент Института коллективного действия Алексей Гаскаров. Два с половиной месяца они содержались под стражей, были выпущены под давлением общественности, московский областной суд отменил постановление о продлении ареста. Адвокаты обвиняемых считают, что обвинительный приговор возможен только в результате внешнего давления со стороны подмосковных силовых структур, которые уже отчитались о "раскрытии преступления". Защита утверждает, что очные ставки и опознания Алексея и Максима прошли с грубым нарушением их права на защиту и на предварительном слушании будет поставлен вопрос об исключении этих "доказательств", – рассказал Максим Солопов:

– У нас есть факты, подтверждающие то, что эти свидетели давали ложные показания в отношении и меня, и Алексея. Если суд не исключит эти доказательства из материалов дела, мы будем настаивать на вызове в суд свидетелей, будем озвучивать все известные нам факты на судебном процессе, – заявил Максим Солопов.

Максим не отрицает своего участия в акции, но указывает, что никаких противоправных действий не совершал. Его версия подтверждается рядом свидетельских показаний, он также отсутствует на фотографиях и видео. Говорит Алексей Гаскаров:
Следователи сами говорили: "Мы прекрасно понимаем вашу роль, но ничего сделать не можем, потому что идет давление сверху"

– Включаются стандартные механизмы. Генералы МВД уже отчитались, что они поймали организаторов и участников беспорядков. А сейчас выясняется, что никаких оснований так говорить у них было, но отыграть назад они не могут, поэтому они давят и давят. Следователи сами говорили: "Мы прекрасно понимаем вашу роль, но ничего сделать не можем, потому что идет давление сверху".

Алексей Гаскаров рассказал, что прошел исследование на детекторе лжи, и эта проверка показала, что он не лжет – не совершал преступления, не принимал участия в беспорядках:

– Это была некая публичная акция, там было большое количество журналистов. Все, что происходило около администрации, заснято, там огромное количество фотографий в деле, я приложил к нему несколько видеозаписей, которые сам же нашел, когда меня выпустили из-под стражи. На них видно, что я участия в беспорядках не принимал. В своих показаниях эти свидетели со стороны обвинения указывают конкретное место, где они находились – якобы откуда они наблюдали за произошедшим. Есть фотографии, на которых это место очень часто попадает, и на видеозаписи оно тоже есть, – но там этих людей нет. Плюс правоохранительные органы проводили биллинг мобильных телефонов, которые в то время находились около химкинской администрации. Есть большой список мобильных телефонов, но там нет телефонов этих людей, – подчеркнул Алексей Гаскаров.

Помимо Алексея Гаскарова и Максима Солопова, по делу об атаке химкинской администрации проходит брат Максима Денис Солопов. Он объявлен в федеральный розыск, его дело выделено в отдельное производство. Максим объясняет, почему брату пришлось скрываться:

– По сведениям, которые предоставили, скажем так, сочувствующие люди, имеющие доступ к информации, моего брата объявили в розыск, как особо опасного человека, который может оказать сопротивление. Таким образом, в розыскном деле прилагалась характеристика, которая позволяла сотрудникам милиции применять оружие при задержании. Денис Солопов имеет статус человека, находящегося под защитой ООН в качестве политического беженца, но десять дней назад в суде города Киева принято решение о его предварительном аресте. Защита собирается обжаловать это решение, - пояснил Максим Солопов.

Что же касается предварительных слушаний в Химкинском суде, то по закону в закрытом режиме должны рассмотреть порядок проведения дальнейших слушаний. Но Алексей Гаскаров не исключает, что суд сразу приступит к слушаниям по существу в первый же день.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG