Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о техногенной катастрофе на японских ядерных реакторах


Разрушенный взрывом третий реактор на атомной электростанции "Фукусима-Дайичи"

Разрушенный взрывом третий реактор на атомной электростанции "Фукусима-Дайичи"

В "Гранях времени": эксперты "Гринпис" Иван Блоков и Владимир Чупров и бывший ядерщик Александр Черкасов.

В Японии на атомной электростанции "Фукусима-Дайичи" в понедельник, 14 марта, вышла из строя система охлаждения уже третьего реактора, за чем последовал взрыв водорода. Ранее аналогичные повреждения получили первый и второй реакторы. По данным японских властей, пострадали 11 человек, однако корпус второго реактора не поврежден. Эту информацию подтвердили специалисты МАГАТЭ.

Владимир Кара-Мурза: Около 185 тысяч человек были эвакуированы после землетрясения в Японии из районов, прилегающих к аварийным АЭС. В результате произошедшего в Японии 11 марта мощного землетрясения на станции "Фукусима-1" отказала система охлаждения реакторов. Авария уже привела к двум взрывам - в первом и третьем энергоблоках. Режим чрезвычайной ситуации действует и на соседней АЭС "Фукусима-2", где также отказала система охлаждения. Эвакуировано все население в радиусе 20 километров от АЭС. Для защиты населения от возможного радиационного поражения в эвакуационные центры направлены 230 тысяч доз стабильного йода, сообщило в понедельник МАГАТЭ со ссылкой на данные, полученные от японских властей. Япония официально попросила помощи у Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в связи со сложной ситуацией на аварийных японских АЭС. Японские власти попросили МАГАТЭ прислать группу специалистов, чтобы помочь в ликвидации аварии на АЭС «Фукусима-1», где в результате мощного землетрясения вышла из строя система охлаждения реакторов. Дмитрий Медведев считает "моральной обязанностью" России помочь Японии в ликвидации последствий стихийных бедствий. Российское МЧС увеличит численность своих специалистов в Японии, - об этом, выступая на селекторном совещании, заявил глава ведомства Сергей Шойгу. Шойгу отметил, что по всей территории России, граничащей с Японией, установлен ежесуточный, а то и ежечасный мониторинг. Измерение проводит 71 станция Росгидромета. О том, велика ли угроза техногенной катастрофы на японских ядерных реакторах, мы сегодня говорим с Иваном Блоковым, директором программ Гринпис России, Александром Черкасовым, бывшим инженером-ядерщиком, членом правления правозащитного центра "Мемориал" и Владимиром Чупровым, руководителем энергетического отдела, координатором антиядерной программы Гринпис России. Насколько серьезна, по вашему мнению, ситуация, сложившаяся на аварийных ядерных энергоблоках Японии?

Александр Черкасов: По классификации МАГАТЭ можно поставить твердую пятерку. Потому что эта аварийная ситуация соответствует тому, даже превышает то, что было в 79-м году на АЭС в штате Пенсильвания.
Вот там на "Фукусима" дизельгенераторы хотя и сработали, но потом отказали. То есть, оказывается, резервная система не была рассчитана на цунами
Что там произошло? Там произошла авария типа блэк-аут, "черная дыра" – обесточивание энергоблока. Без электричества не могут вращаться фильтрационные насосы, которые гонят воду, охлаждающую ядерное топливо. Тут же срабатывает аварийная защита, но при этом невозможно немедленно прекратить тепловыделение в активной зоне. Там порядка 6-7% тепла продолжает выделяться за счет распада продуктов деления. Должны включиться моментально резервные дизельгенераторы, которые будут гнать в реактор воду и обеспечивать расхолаживание активной зоны. Вот там на "Фукусима" дизельгенераторы хотя и сработали, но потом отказали. То есть, оказывается, резервная система не была рассчитана на цунами. Что происходит дальше? Происходит нагрев этой самой активной зоны. Активная зона таблетки двуокиси урана в трубках из циркония. Материал инертный при обычных температурах, но при 150 градусах Цельсия он вдруг начинает в воде буквально гореть с выделением водорода. Дальше из-за нагрева из продолжающихся греться таблеток двуокиси урана эти трубки вспучиваются как пузыри жвачки, очень похоже на самом деле, и происходит прямой контакт топлива с водой. Кроме того, в этих герметичных трубках содержались вместе с инертным газом под высоким давлением, обычно гелием, и продукты деления газообразные, которые выделились за время работы ядерного реактора. И это все поступает в объем корпуса реактора. То есть прорвана первая защитная ступень, первый барьер безопасности. Есть второй барьер безопасности – сам ядерный реактор. В нем растет давление. И чтобы предотвратить разрыв ядерного реактора на всех трех блоках, были предприняты какие меры - втравили давление внутрь защитной оболочки, а потом из защитной оболочки очевидным образом этот газ поступил в помещение над защитными сооружениями.
И там на обоих блоках, и на первом, и на третьем произошли взрывы. Собственно то, что взрывы произошли именно там, хотя нам говорили, что это в машзале взорвался генератор, что на генераторе охлаждение водорода было, скупые замечания о том, что спекание активной зоны произошло, говорит нам о том, что прорваны все барьеры безопасности, начиная от тепловыделяющих элементов герметизированных трубками из циркония и кончая защитной оболочкой. Вопрос, сколько вышло во внешнее пространство продуктов деления и каких. Так вот сравнивать с Чернобылем здесь не приходится. Потому что в Чернобыле у нас был совершенно другой характер разрушения, там паровой взрыв, измельчение большей части топлива в реакторе при контакте с водой, а потом горение графита и циркуляция воздуха сквозь развал, с выходом продуктов деления в воздух. Здесь существенно меньше вышло в окружающую среду, но все равно много. Сейчас самое главное – не дать перегреться топливу. Сейчас во все реакторы закачивают морскую воду (где взять что-то другое в условиях тотального разрушения?), чтобы предотвратить перегрев топлива. За это придется платить. Морская вода – это разные соли, а в условиях мощных радиационных полей пойдут радиохимические реакции, образуются совершенно чудовищные агрессивные радиоактивные шламы.
О том, что вышло наружу. Очевидно, вышло наружу много газов, какое-то количество радиойодов, те, которые не осели по пути, и какие-то аэрозоли. Плюс то, что образуется при распаде тех же самых йодов и благородных газов. То есть в конечном итоге мы будем иметь и цезий, и стронций, и возможно, какие-то другие радиоактивные вещества, опасные для человека. Куда это понесло? Слава богу, направление ветра от населенных территорий в море. Так что этот незначительный по сравнению с чернобыльским выбросом зонт, пошел на восток в Тихий океан. Вероятно, все-таки воздействие на людей будет минимальным. Но сейчас, анализируя меры безопасности, которые были предприняты при строительстве атомной станции, можно поставить твердую пятерку за собственно конструкционные материалы, за строения, выдержавшие землетрясение, и очень удивиться тому, что в Японии, которая, собственно, изобрела слово "цунами", электростанция построена буквально у самого моря. Более того, промплощадка для третьей атомной станции планировалась еще ближе к морю. И если бы там ее накрыло цунами, это был бы сюжет еще одного дурного боевика. Пока же можно пожелать успеха тем, кто продолжает локализовывать аварию на энергоблоках станции "Фукусима-1".

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, существует ли риск развития ситуации по неблагоприятному сценарию? Нас Александр Черкасов слегка успокоил, но тем не менее.

Иван Блоков: Он успокоил совершенно разумно. Я полностью согласен с тем, что он сказал, что выброс по сравнению с Чернобылем сейчас был абсолютно незначительный. По той информации, которая приходит со станции, без указания технических причин, совершенно четко говорится, что топливные сборки находятся сейчас не закрытые водой, что систему охлаждения ядерного редактора наладить не удается. К чему это может привести – я не знаю. Наверное, Александр сможет сказать более четко. Но когда идет процесс, который не предусмотрен, неуправляем и при этом будет стравливаться реактор, то естественно, большая и большая радиоактивность, то это может привести к очень серьезным последствиям, выброс может быть гораздо больше.

Владимир Кара-Мурза: Булат Нигматуллин, первый заместитель гендиректора Института естественных монополий, констатирует надежность японской атомной энергетики.

Булат Нигматуллин: В Японии атомная энергетика, 30% энергоисточников, баланс атомных станций. И потом атомные станции оказались устойчивые, блоки не разрушены. Разрушены были вспомогательные системы расхолаживания реакторов цунами. Поэтому надо нормативы менять. Будут системы расхолаживания по отношению к ним такие же, как к реакторным зданиям, некоторое удорожание будет. Блоки пережили землетрясение 9 баллов, не разрушились. Станции не разрушились от землетрясения, станции не разрушились от цунами, выпали только вспомогательные системы. А вот здесь надо работать.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG