Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страна Тухляндия


Глава Союза биатлонистов России Михаил Прохоров

Глава Союза биатлонистов России Михаил Прохоров

Чемпионат мира по биатлону, завершился в Ханты-Мансийске чувствительным поражением российской сборной и целым рядом скандальных поступков и заявлений российских биатлонных функционеров, тренеров и спортсменов. Это активно обсуждается в российской спортивной прессе.

Семен Новопрудский на сайте "Газета.Ру" пишет об атмосфере, сложившейся в сборной России по биатлону.

Из сборной России по биатлону прямо во время чемпионата мира в Ханты-Мансийске выгнали консультанта – призера Олимпийских игр Владимира Драчева – за критику тренерского штаба и обстановки внутри в команде. "Это удручающее состояние всех ребят в нашем домике, да и вообще везде, несомненно, отражается. Необходимо, чтобы руководство создало более веселую и жизнеутверждающую программу… Все закрылись по комнатам, стараются собраться и настроиться, однако в команде нет атмосферы праздника, дружбы, взаимопомощи. Спортсмены сами по себе, тренеры на кого-то обижаются, пытаются что-то скрывать", – сказал Драчев и поплатился за сказанное.

При этом биатлонная команда, практически провалившая домашний чемпионат мира, лишь воспроизводит общую атмосферу в стране, созданную российской властью.

Черты этой общероссийской атмосферы – разводки, борьба за место у кормушки, желание пустить пыль в глаза вместо реальных результатов, торжество лоялистской серости, ненависть к инакомыслию и мнениям профессионалов.

Институт консультантов в нашей сборной по биатлону появился 31 мая 2010 года. Тогда правление Союза биатлонистов России утвердило четырех консультантов на сезон-2010/11: ими стали олимпийские чемпионы Галина Куклева и Сергей Чепиков, Владимир Драчев, а также легендарный норвежский лыжник Томас Альсгард, которого вскоре сменил бывший тренер сборной Норвегии по биатлону Кнут Торе Берланд.

Нынешнее руководство пришло в российский биатлон после грандиозного допингового скандала. Причем складывалось ощущение, что Михаила Прохорова назначали главой Союза биатлонистов России, чтобы он в случае чего использовал деньги и связи, дабы отбиться от новых допинговых скандалов. Занятый другими делами, в том числе грандиозным финансово-спортивным проектом в США с покупкой баскетбольного клуба НБА "Нью-Джерси Нетс" и его переездом в Бруклин, Прохоров отдал всю власть в биатлоне исполнительному директору Союза биатлонистов Сергею Кущенко. Тот ранее зарекомендовал себя в баскетбольном ЦСКА на удивление вменяемым для путинской России менеджером. Но похоже, в ЦСКА дело шло только благодаря личной любви Прохорова и Кущенко к баскетболу. Биатлон оказался для них чисто менеджерской задачей, которую они решают без души, на принципах цинизма, желания уйти от ответственности и назначения стрелочников. На тех же принципах, на которых управляется и Россия.

Итак, появление консультантов в биатлонной сборной России Кущенко обосновал необходимостью иметь альтернативные точки зрения на тренировочный процесс признанных профессионалов. Однако практически сразу выяснилось, что никто в альтернативных мнениях не нуждается. "Лично я был на сборе национальной команды только один раз – в июле в Отепя, – рассказывал журналистам сам Владимир Драчев. – Остался буквально с боем". По словам Драчева, главный тренер сборной Владимир Барнашов встретил его словами: "Ты зачем сюда приехал?" Не менее "ласково" обращались и с тремя другими консультантами. Галина Куклева была только на одном сборе в Тюмени, в сентябре прошлого года. Легенда биатлона Сергей Чепиков – на двух предсезонных сборах. Кнут Торе Берланд – тоже только на двух осенних сборах. Как только начался сам сезон (который сборная Россия проводит хуже, чем когда-либо в постсоветской истории), никого из консультантов не подпускали к тренировочному процессу. "Как я понял, нынешнему руководству СБР не нужны люди, которые не то чтобы не согласны с генеральной линией, а хотя бы потенциально способны ее оспорить", – считает сам Драчев.
Россия стала заурядной Тухляндией, нелепой, ничего не производящей, тормозящей всякое творчество и всякую инициативу глубокой мировой провинцией

Это вообще очень типичная история для сегодняшней России.

У российского руководства есть потрясающая способность создавать атмосферу тотальных разводок и склочничества буквально на всех "фронтах": так легче крышевать рвущие в клочья богатства страны провластные элиты и затушевывать собственную профнепригодность.

Наши спортсмены существуют ровно в той же атмосфере, что и крупнейшие госкорпорации, партия власти, где постоянно одни бюрократы с партбилетами грызутся с другими – причем за деньги, а не за идеалы. Именно атмосфера тухлости, тупости и коррупции (не только материальной, это еще и тотальная коррупция ценностей, самого смысла существования в России) порождает рост эмигрантских настроений среди мыслящих людей, желающих реализации себе и своим детям.

Вообще сам факт наличия правящего тандема и крайней непрозрачности распределения власти автоматически порождает систему разводок. Один из двух членов тандема категорически не хочет отдавать власть, другой не хочет или не может ее взять, при этом за каждым есть ближайшее окружение, которое пытается сохранить и увеличить влияние за счет ставок на своего "патрона". При этом по сравнению с биатлоном и вообще со спортом у этой системы управления в других сферах есть неоспоримые преимущества – отсутствие однозначных критериев результата. В биатлоне все просто: нет побед и медалей – значит, команда провалилась. В российской политике, особенно при таких мировых ценах на нефть, провал многим "зрителям" (в положении бессмысленной публики, лишенной шансов на участие в полноценном развитии страны за счет собственной реализации, находится практически все ее население) не столь очевиден. Если живешь всю жизнь в смердящем болоте, начинает казаться, что других экологических систем просто не существует.

Россия стала заурядной Тухляндией, нелепой, ничего не производящей, тормозящей всякое творчество и всякую инициативу глубокой мировой провинцией.

За атмосферу в любом коллективе лично отвечают начальники. В России еще с советских времен власть привыкла приписывать спортивные победы себе. Нынешняя власть отличается тем, что категорически открещивается от всех поражений – спортивных, социальных, политических. Но создает все условия, чтобы любая победа приходила к нам не благодаря, а вопреки атмосфере, в которой вот уже второй десяток лет тухнет Россия.

* * *

Тему продолжает эксперт "Газеты.Ru" известная в прошлом спортсменка, двукратная олимпийская чемпионка Анфиса Резцова.

Как наша сборная выступила на чемпионате мира? Ну, выше слышали, что сказала Оля Зайцева: "В чем паника? У нас же три серебра. Разве этого недостаточно?" Она сказала, что не нам их судить, вот пускай они сами и оправдываются. Пусть Зайцева расскажет нам, почему она попросила тренеров поставить в эстафету Анну Богалий.
Наверное, Михаил Дмитриевич неправильно сделал, что из пустоты, из ничего поощрял спортсменов. Они привыкли к этому, а это неправильно. Со стороны заметно, что ребята ведут себя несколько высокомерно

Ну а если серьезно: конечно же, ужасное выступление. Несмотря на то, что ребята чуть исправили ситуацию, завоевав три серебра. Без золота для нашей команды не проходил ни один чемпионат мира. И уж женская-то сборная всегда выигрывала гонки. Всем нам теперь надо очень серьезно призадуматься. На протяжении сезона никто толком не мог ничего сказать по поводу провалов наших спортсменов – все ходили вокруг да около, несли ахинею для дилетантов. Но люди, которые разбираются в биатлоне, которые внимательно следят за каждым выступлением российских спортсменов, понимают, что все не так просто.

Ну а поведение ребят просто не укладывается ни в какие рамки.

Ольга должна была извиниться, сказать, что не получилось. А с таким гонором объявлять, что три серебра, что все нормально… Посмотрим, как они объяснят свои ошибки, какую оценку дадут своему выступлению. Раз уж мы не можем их судить. Кто знает, может быть, правда – все не так уж плохо.

Да, возможно, мы неправы, но мы и не можем по-другому. Весь сезон нам говорили о чемпионате мира в Ханты-Мансийске. И что тут? Три медали. Значит, Михаил Прохоров изначально был неправ, когда заявлял, что у нас все нормально, что мы целенаправленно готовимся к чемпионату мира. Слава богу, что мальчишки собрались. Они молодцы: после серебра Максимова и эстафетной медали даже как-то от сердца отлегло. А вот Женя Устюгов в масс-старте должен был брать золото! Ну как мы можем финиш отдавать? Он же первым ушел на последний круг.

Почему Нойнер 23 секунды отыгрывает на зубах? Почему она может, а мы нет? Значит, есть какие-то недоработки.

Да, серебро – это хорошо, но мог Женя быть и первым. Чуть-чуть через не могу, на автопилоте надо было бежать. Свендсену этот рывок тоже нелегко дался, но он смог, а мы так не умеем. Оправдывали неудачи ветром, но и ветер для всех одинаков. Все стреляли точно, а нашим он помешал. Ну, раз такое дело, почему бы не попробовать молодых. Зачем прицепом привезли на чемпионат Гараничева, которому так и не дали стартовать? Погоды парень молодой не испортил бы. В женскую эстафету ставим Аню Богалий, а молодым девочкам шанса не даем.

У меня все знакомые, близкие болеют на сборную. Все спрашивают: "Что? Как? Почему?" Ну а если сами наши спортсмены не могут нам ничего сказать, что мы-то, тем более, можем? Не хочу обижать ребят, но пусть они скажут, почему провалили весь сезон.

Возвращаясь к Ольге Зайцевой: считаю, она показала свою слабость, заявив об окончании карьеры. Вчера она должна была найти какие-то оправдания, какие-то дежурные извинения принести. А она – с таким мнением, что нам что-то подарила. Если она не чувствует себя слабой, то должна остаться и завоевать в следующем году медаль чемпионата мира. А лучше – выиграть Большой Хрустальный глобус, а уж потом триумфально завершать карьеру. Если Оля уйдет сейчас, – думаю, потом будет себя корить, потому что провальное завершение карьеры ей долго вспоминать будут.

Казалось бы, все в нашем биатлоне должно быть хорошо. Пришел Михаил Прохоров, пришел Сергей Кущенко. Но к хорошему быстро привыкаешь: уж очень у нас все красиво, очень всего много. Наверное, Михаил Дмитриевич неправильно сделал, что из пустоты, из ничего поощрял спортсменов. Они привыкли к этому, а это неправильно. Со стороны заметно, что ребята ведут себя несколько высокомерно. Вспомните слова Слепцовой в Ванкувере, Максим Чудов зазнался… Это минус большого количества соблазнов. Наши сборники, скажем мягко, закушались. Постоянно жить в шоколаде нельзя.

Раньше у нас был патриотизм. Мы не считали призовые, а бились за страну, за своих близких, знакомых. Думали, как нас примет народ.

Нынешнее высокомерие мне непонятно. И новое поколение тут ни при чем. Ну, давайте будем говорить, что сейчас не спорт, а чистая коммерция. Мы тоже в свое время приходили на смену Раисе Сметаниной, Галине Кулаковой. Мы не чурались нагрузки, пахали, трудились, стремились быть лучше их. Думали, почему они могут, а мы нет. И у нас условия о-го-го какие были. На первый снег накатываться ездили в Абакан. В деревню там одну – в такую дыру... А сейчас из-за границы не вылезаем. Там нет снега – туда не поедем, будем искать, где есть…

Не хотите, чтобы мы вас судили, – так отработайте эти свои условия. Спортсмены абсолютно ни в чем не нуждаются. Но они уже перестали ставить перед собой высшие цели. Считают, что тренируются они в составе сборной, ну и хорошо. Все вложенные в команду деньги большого плюса не дали. Думаю, Прохоров прекрасно все это понимает, и теперь финансовые вливания будут как-то фильтроваться. Хотя, возможно, он и спрашивает с них. Деньги же вложены – надо отрабатывать.

Считаю, необходимо запретить спортсменам индивидуальную подготовку. Сейчас кто-то с папой занимается, кто то с тренером, кому-то спонсор тренера нашел. Должен быть единый состав, единая сборная, единый план подготовки. И спрашивать надо со всех одинаково. А раз ты, как сказала Света Слепцова, никому ничем не обязан, так сиди дома, снимайся для журналов, выходи замуж, рожай детей. Вот тогда ты никому ничем не будешь обязан. А здесь за тобой стоит государство. При всем уважении к нашим спортсменам: они не имеют права говорить таких вещей. Мы, как выступающие за сборную своей страны, должны и обязаны. За нами следят болельщики, они считают нас лучшими, и с нас надо спрашивать по полной программе.

* * *

Корреспондент "Спорт-Экспресса" Евгений Дзичковский также делится впечатлениями от чемпионата мира по биатлону в Ханты-Мансийске.
Ближе к концу чемпионата, когда в Ханты-Мансийск приехал Михаил Прохоров, нам открылось: российский биатлон вместе с болельщиками придавило многолетним масштабным экспериментом

Проигранный в хлам чемпионат – хуже было только в 95-м, когда Россия героически выгрызла единственное мужское серебро. Две угробленные эстафеты из трех. Девятое место в женской – ниже мы не опускались никогда в истории. Публичные предстартовые обиды эстафетчиков и эстафетчиц. Излишне громкое отстранение тренера-консультанта. "Туристы" в команде, дебютанты на этапах и контрольные сталкивания лбами ветеранов, словно и не было прежде целого сезона, чтобы понять, кто есть кто.

Наконец, апофеоз: увольнение старшего тренера сборной прямо по ходу гонки. Что-то человек в команду все-таки вкладывал, причем человек, не сам себя назначивший. Прошел со сборной предсезонку, сезон и почти весь чемпионат мира. Добрел с резервной палкой до притоптанного места на трассе. И вдруг хрясь – больше не нужен. Гуляй по лесу дальше, безработный.

Домашний чемпионат, о котором так долго говорили на биатлонном Парнасе, оказался примером того, как не надо участвовать в чемпионатах мира. В любых. Тем более – в домашних.

Наши тренеры говорили порой такое, что нам казалось, будто мы смотрели разные гонки. И даже, быть может, разные виды спорта. Спасибо им, впрочем, хотя бы за то, что говорили: ни Владимир Барнашов, ни Анатолий Хованцев, ни Михаил Ткаченко ни прятались от репортеров, какими бы вилками те ни ковырялись в их профессиональных ранах. Если бы еще и тренеры молчали, сюжет точно перетек бы в махровый сюрреализм.

Но медали выигрывают не интервью – спортсмены. И спортсменки, повторившие здесь нулевое достижение все того же 1995 года. Ближе к концу чемпионата, когда в Ханты-Мансийск приехал Михаил Прохоров, нам открылось: российский биатлон вместе с болельщиками придавило многолетним масштабным экспериментом. Лучше поздно, чем никогда, и все же жаль, что раньше об этом не говорили ни сам Прохоров, ни тренеры сборной, хранившие в себе эту тайну столь крепко и сыгравшие свою роль столь божественно, словно они и сами не знали ни о каком эксперименте.

Весьма хмурой для нас новостью, не считая выступления сборной, стали обстоятельства отставки Хованцева. Дело не в ней самой: вряд ли в команде и ее окрестностях был хоть один человек, не понимавший, чем закончится для женского тренера этот сезон. Дело в порывистости и гневливости самого решения. То, что исходя из результатов напрашивалось довольно давно, было совершено не до, не после, а во время чемпионата и даже гонки.

И пошатнулось сразу несколько устоев. Отстранение совпало не с аналитически выверенным моментом, а с пиком личного недовольства президента СБР Михаила Прохорова – на мой взгляд, это очевидно. Один провальный этап + другой такой же = увольнению тренера. Как же тогда продекларированная коллегиальность решений? Успел ли глава СБР посовещаться с членами правления, узнал ли их мнение?

От команды сильных менеджеров, пришедших в российский биатлон, многие ждали реализации самого сильного их качества - глубокой управленческой системности. И я не собираюсь утверждать, что не дождались. Построение системы идет и, подозреваю, продолжится, какими бы странными ни казались первые результаты. Но что системного в таком увольнении Хованцева?

В каждом из нас время от времени может возобладать болельщик. Но это не очень хорошо стыкуется с теорией общей последовательности. Что должны думать остальные винтики системы? Что так будет с каждым, когда случится очередная гроза?
XS
SM
MD
LG