Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты - о перспективах союзного государства России и Белоруссии


Александр Лукашенко имеет свое мнение о том, кто главный в тандеме

Александр Лукашенко имеет свое мнение о том, кто главный в тандеме

15 марта российский премьер Владимир Путин прибывает в Минск для участия в заседании Совета министров Союзного государства России и Белоруссии. Ожидается также, что президент Белоруссии Александр Лукашенко проведет с российским премьером отдельную встречу. В Москве и Минске не устают повторять, что идея Союза России и Белоруссии жива, но политологи в России полагают, что это либо не совсем так, либо совсем не так.

Договор о Союзе России и Белоруссии был одним из первых международных документов, принимавшихся при непосредственном участии Владимира Путина: в начале 2000 года он, тогда еще исполняющий обязанности президента России, обменялся ратификационными грамотами с белорусским лидером Александром Лукашенко. Однако уже через два года прозвучала знаменитая фраза Путина, предложившего в контактах с братским Минском "отделить котлеты от мух", в ответ на которую президент Белоруссии заявил, что его страна никогда не станет еще одним субъектом Российской Федерации. Примерно в таком стиле стороны общались и при президенте Дмитрии Медведеве, который еще недавно – в конце 2010 года – называл Лукашенко бесчестным партнером. Однако директор института стран СНГ и член комитета Государственной думы по делам СНГ Константин Затулин считает, что, несмотря на все разногласия, отношения России и Белоруссии все равно можно признать союзными:

– На самом деле, договор дал толчок развитию отношений наших стран в экономической сфере – увеличился товарооборот, операционные связи стали рассматриваться в обстановке наибольшего благоприятствования. Снятие таможенных барьеров, как до создания Таможенного союза, так и после этого, дало импульс для поиска партнеров внутри России и Белоруссии. Безусловно, отношения двух стран достаточно тесные и в области совместной обороны, в том числе, в таких важных для России вопросов, как противовоздушная оборона, предупреждение ядерной угрозы. Сегодня на территории Белоруссии функционируют два военных объекта – это станция раннего предупреждения и станция, которая позволяет следить за действиями подводных лодок в мировом океане.

Константин Затулин также считает, что серьезным признаком союзничества России и Белоруссии является признание в белорусской конституции русского языка вторым государственным. При этом депутат Госдумы сожалеет, что задуманное когда-то союзное государство так и не стало реальностью:

– Слияния в общее союзное государство не произошло. Вместо этого мы имеем окостенение некой переходной формы на пути от национальных государств – к общему. И вот этот порог никак мы не можем преодолеть, потому что здесь затрагиваются глубинные интересы, эгоизм действующих в России и Белоруссии политических элит. Выявился целый ряд несовпадений не только в наших взглядах, но и в интересах. Очевидно, что Белоруссия хочет брать у России энергоносители по внутрироссийским ценам, но не хочет брать условия политической жизни, существующие в России. Не хочет, к примеру, участвовать в усилиях по стабилизации положения на Северном Кавказе, поскольку не считает, что это дело Белоруссии.

Ни посылать своих молодых людей гибнуть на Кавказе, ни признавать Абхазию и Южную Осетию белорусское руководство действительно не хочет. Но горячие точки – отнюдь не главное препятствие к образованию единого государства. Так считает политолог Станислав Белковский, который уверен: вообще-то, у нынешних руководителей России и Белоруссии и в мыслях нет укреплять никому из них уже не нужный Союз:

– Никакого Союзного государства России и Белоруссии де-факто не существует. Этот проект возник в середине 90-х годов прошлого века и был нужен Борису Ельцину, чтобы подсластить русскому народу пилюлю непопулярных реформ, а Александру Лукашенко – чтобы легитимировать себя в глазах белорусских элит в роли президента, поскольку он был человеком, возникшим на политической авансцене Белоруссии фактически из ниоткуда. Однако в начале нулевых годов 21 века стало ясно, что Россия в таком дорогостоящем пиар-проекте больше не нуждается, а Лукашенко начинает дрейф в сторону формирования государства, где все решения будет принимать только один человек – он сам. В конце нулевых годов Александр Лукашенко предпринял дрейф в сторону Европы и США, что и привело к ухудшению атмосферы в российско-белорусских отношениях и к тому, что сама идея союза с Белоруссией стала восприниматься с большим раздражением. Однако события декабря минувшего года поставили Лукашенко перед необходимостью временно подружиться с Россией.

Изучение политической биографии и опыта Александра Лукашенко показывает, что белорусский президент не стратег, а тактик. Каждый день он принимает решения о том, что будет сегодня, но не знает, что будет завтра и, тем более, послезавтра. Поэтому его сегодняшняя дружба с Путиным продиктована его тактическими потребностями, в первую очередь в сфере экономики.

Для Кремля и, в особенности, для российского правительства в последние два года тема Таможенного союза оказалась куда более значимой, нежели разговоры о сохранении Союза России и Белоруссии. Именно поэтому в Минске вместе с Советом министров России и Белоруссии будет заседать Совет глав правительств ЕврАзЭС. Владимир Путин не устает подчеркивать, что экономическая интеграция со странами бывшего СССР его действительно интересует. Со своей стороны, Александр Лукашенко при любом удобном случае дает понять, что реальным руководителем в России он считает именно Путина. Многие наблюдатели полагают, что двух россиян, арестованных и отданных в Минске под суд после событий декабря прошлого года, выпустили как раз к приезду российского премьера.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG