Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Гвоздем сезона" - по "Единой России"


Сцена из спектакля-победителя "Дядя Ваня" Римаса Туминаса. На церемонии "Гвоздь сезона" цитаты из этой пьесы Чехова прозвучали в ином, политически-актуальном контексте

Сцена из спектакля-победителя "Дядя Ваня" Римаса Туминаса. На церемонии "Гвоздь сезона" цитаты из этой пьесы Чехова прозвучали в ином, политически-актуальном контексте

14 марта в Центре " На Страстном" в девятый раз прошла церемония награждения премией Союза театральных деятелей, которая называется "Гвоздь сезона". Лауреатам вручают большой стеклянный шар, напоминающий глобус, который словно бы проткнут тоже стеклянным гвоздем.

Главный приз - "Большой стеклянный гвоздь" - вручен спектаклю Театра имени Вахтангова "Дядя Ваня". Вышедший на сцену Римас Туминас, сказал, что разговорам о том, что он чужой и пришлый ( худрук вахтанговского театра - из Литвы), не нужно верить, что он любит русскую культуру и считает себя своим. Видимо, так режиссер отвечал на недавно прозвучавшие с телеэкрана намеки на его инородность русской культуре.

"Гвозди" поменьше достались "Медее" московского ТЮЗа (постановка Камы Гинкаса) и спектаклю Российского Академического молодежного театра и Миндаугаса Карбаускиса "Ничья длится мгновение". Впору было бы кричать о засилье литовских режиссеров, но награждены были еще: "Триптих" Театра-мастерской Петра Фоменко, "Wonderland-80" театра Олега Табакова , "Дворянское гнездо" - другого театра Олега Табакова, то есть МХТ (режиссер Марина Брусникина), а также мюзикл "Хелло, Долли", который Сергей Голомазов поставил в Театре Оперетты.

Номинанты премии определяются экспертным советом, в который, в отличие от большинства премий, входят только критики. Они смотрят спектакли московского сезона и формируют шорт-лист, а секретариат Союза театральных деятелей окончательно определяет список финалистов.

Церемония награждения своершенно не похожа на все остальные. Она разыгрывается в форме театрального капустника. Текст пишет Константин Богомолов, он же - один из ведущих вечера. Второй - артист театра имени Вахтангова Сергей Епишев. Богомолов отвечает за маску белого клоуна, Епишев - за рыжего. Отличная пара коверных. К тому же, на сей раз вышло так, что Епишев занят в спектакле-номинате "Дядя Ваня", а Богомолов - автор спектакля-номинанта ""Wonderland-80"; то есть они оказались и ведущими, и " вручантами", и "получантами".

В сценарии довольно точно, со знанием дела, сформулированы проблемы, которые волнуют современное общество, но обсуждают их весело. Например, придумали аббревиатуру "РПТ" - "русский психологический театр" и перешли на РПЦ - вернее, на ее модернизацию. Епишев рассказывает, что крестился on-line в I Phonе, а его друг купил троеперстный touch-screen, и что вот-вот в продажу поступит "godжет". Грехи теперь будут отпускать через платежные терминалы: заплатил, выбрал самый тяжкий грех и нажал "delete".

Обычно после таких шуток часть аудитории начинает серьезно нервничать и злиться, но черту наши конферансье не переходят: они не нападают на религию.

Вторая тема актуальна для театральных деятелей: конфликт в театре имени Маяковского, где часть труппы восстала против худрука Сергея Арцибашева и требует его отставки. В то же время, активная группа театральных критиков доказывает, что нет ничего лучше под луной, чем немецкий театр в его "фестивальной", неудобоваримой для большинства зрителей, версии. И вот Богомолов с Епишевым разыгрывают целый спектакль о том, что будет, когда на место Арцибашева назначат Томаса Остермайера. Тогда-то и выяснится, что вместо "Ричарда Третьего", в котором Ричард похож на Каддафи, а леди Анна - на медсестру с Украины, Остермайеру придется ставить спектакли к юбилеям народных артистов - и - прощай, немецкий театр.

Под звуки песни" Город Золотой" зубоскалили по поводу Олимпиады и выдвинули проект строительства в Сочи театра в виде пяти непрерывно вращающихся колец. Театр откроется спектаклем "Берег утопии", посвященным проблеме дальнейшего освоения побережья.

Еще одна тема - куда горячее: Михаил Ходорковский. Богомолов читает пушкинское "И милость к падшим призывал", а Епишев переспрашивает : "Ты думаешь, возможен пересмотр дела?". Обсуждают "Медею" и античные сюжеты: "вместо Ходорковского - Прометей, а вместо судьи Данилкина - орел". Эпиграмму Пушкина перекладывают на "Околоноля": "Не то беда, Авдей Флюгарин, / Что родом ты не русский барин, / Что на Парнасе ты цыган, / Что в свете ты Видок Фиглярин - / Беда, что скучен твой роман".

Больше всего досталось партии "Единая Россия" ( надо заметить, что председатель СТД Александр Калягин - как раз ее член; значит, костюм цензора он примерять не стал). Так вот, имя лауреата решили искать не в конверте, а в программе партии "Единая Россия", "поскольку в ней есть ответы на все вопросы". Богомолов-режиссер часто смешивает в одном спектакле фрагменты разных сочинений, так он поступил и на этот раз. Он читал текст программы партии , который в его исполнении окончательно приобрел все признаки абсурда - и только профессионалы услышали, как, начиная со слов "мы проживем длинный ряд дней", Константин Богомолов перешел к цитате из чеховского"Дяди Вани":

- Мы будем дальше укреплять экономические и правовые барьеры на пути неэффективного использования природных богатств России... Только пресечение незаконного лова и контрабанды рыбы позволит покончить с дотационностью ряда регионов страны....Будет обеспечиваться более глубокая переработка нефти...

И - уже с иной, печальной интонацией:

- Мы проживем длинный ряд дней, мы будем терпеливо сносить испытания, которые пошлет нам судьба.... И мы с тобой, дядя, увидим жизнь светлую, радостную.....

- Какой дядя? - перебивает Богомолова Сергей Епишев.

- Я думаю, это - о Ходорковском, - отвечает Богомолов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG