Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судья "святее папы Римского"


Валентин Данилов, физик, ныне з/к

Валентин Данилов, физик, ныне з/к

Мне передали, что Минюст вышел с законодательной инициативой о предоставлении УДО автоматически, без решения суда.

Наверное, его к этому подтолкнула судебная практика. Несмотря на разъяснение Пленума Верховного суда, что незначительное нарушение режима осужденным за время отбывания наказания не могут влиять на его УДО, все как раз наоборот.

Не предоставляется УДО даже тем, кто вообще не имел взысканий. Считаю такое предложение Минюста абсолютно верным и логичным. Вводя увеличение сроков наказания за (особо тяжкие в первую очередь) преступления, законодатель одновременно прописал сроки для УДО от наказания и предоставил право обращения в суд по УДО непосредственно осужденному. По логике закона, действительно, суд должен подходить достаточно формально к вынесению Постановления об УДО.

Проверил приговор, когда должны предоставляться льготы (УДО) в соответствии с тяжестью преступления, где будет жить и трудиться условно освободившийся, и выносить судебные решения по УДО.

О том, что суд не руководствуется законом, я сужу не абстрактно, а на фактической основе, последние два года уж точно. Если законопроект Минюста об УДО пройдет, то у суда будет меньше возможности выносить свои удивительные решения с отказом в УДО.

В связи с этим не могу не поделиться своими соображениями, как сделать так, чтобы судебная практика (суд) приблизились к тому состоянию, которое предписано Конституцией РФ и федеральными законами. Я веду речь о том, что суд у нас должен быть состязательным и он не является органом уголовного преследования, как и стороной в процессе.

Простым языком, есть две спорящие стороны: обвинение и защита, и суд,
Суд у нас должен быть состязательным и он не является стороной в процессе
взвешивая аргументы сторон, выносит свое решение о предмете спора. По простой логике, отсюда следует, если стороны не спорят, и это не противоречит закону, суд принимает решение, совпадающее с тем, о чем спорят стороны. Вы скажете – это очевидно. Если нет спора, то суду нет работы. Ан нет, на практике – масса обратных примеров.

Не перестаю удивляться следующему факту, который встречается очень часто. В УПК РФ в ст. 246 (Участие обвинителя) четко прописаны полномочия обвинителя, роль которого играет один или несколько прокуроров. В п.5 статьи, в частности, говорится:

"Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их расследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, выказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания".

Казалось бы, написано яснее ясного. А что мы имеем на практике? Я встречал сколько угодно дел, когда прокурор запрашивает один срок, а судья дает больше (!). Судья оказывается "святее папы Римского". Типичный пример: подсудимый Ш. обвиняется по ст. 111, ч. 4, прокурор запрашивает срок наказания 5 лет 6 месяцев (минимум по статье – 5 лет), защита, естественно, просит учесть, что были противоправные действия потерпевшего и ограничиться наказанием, не связанным с лишением свободы, родственники потерпевшего претензий к подсудимому не имеют (сам потерпевший погиб из-за несвоевременно оказанной медицинской помощи, "скорая" приехала через 6 часов после "вызова").

Угадайте с 3-х раз, какой срок наказания назначила судья? Можно биться об заклад – не угадаете. 9 лет строгого режима. Очевидно, что судья вышла за рамки обвинения, т.к. срок наказания, который запрашивал прокурор, является частью обвинения, так же, как и уголовно-правовая квалификация деяния.

Из-за того, что в законе четко не сказано, что срок наказания не может выходить за пределы срока, запрашиваемого прокурорами, начинается судебное "творчество" . Очевидно, что в таком случае, когда суд выносит решение за рамками спора сторон, он перестает быть состязательным, становится стороной в процессе (де факто) и опять же де-факто становится органом уголовного преследования. В случае с Ш. судья назначил наказание, даже превышающее минимальное по статье 105 ч. 1 (6 лет), т.е., по сути, он переквалифицировал деяние на более тяжкую статью.

Второй яркий случай: осужденный К. подает заявление в суд об УДО, администрация колонии поддерживает УДО, а судья отказывает. Между сторонами нет спора. Чем руководствуется судья при вынесении такого решения?

И, наконец, случай из судебной практики с осужденным Ф. Защита просит огласить документ полностью перед присяжными, обвинение (прокуроры) не возражают, а судья отказывает. Как такое возможно при состязательном процессе, да еще в суде с присяжными? Судье, может быть, и все ясно, как в популярной фразе "суду всё ясно", но судить должны присяжные, а не председательствующий судья.

В телевизионном шоу – сказке, кажется, "федеральный судья", в случайном сюжете, который мне попался на глаза, седой пожилой судья в черной мантии, грохает деревянным молотком по столу и объявляет "14 лет строгого режима" на всю страну. И это в то время, когда прокурор запрашивал 12 лет.

Поскольку пожилой судья – воспитанник советской судебной школы, которая была в то время инквизиционной, т.е. суд сам все расследовал и сам выяснял истину, безусловно являлся органом уголовного
Пожилой судья – воспитанник советской судебной школы, которая была инквизиционной
преследования и боролся с преступностью, наравне с прокуратурой, поэтому из-за возраста судьи это можно понять, но это есть не что иное, как рецидив прошлой судебной системы.

Если этот судья всегда так судит, то это может быть основанием для прекращения его полномочий. Размещение в интернете аудиозаписей судебных процессов поставит работу судей под общественный контроль и упростит сбор фактических материалов о качестве работы каждого конкретного судьи. Дальше чрез судейскую квалификационную комиссию вопрос о дальнейшей работе судьи может быть справедливо и обоснованно разрешен.

Итак, я предлагаю специалистам, в частности, Павлу Крашененникову – председателю Комитета Госдумы по гражданскому, арбитражному и процессуальному законодательству, в соответствующих статьях УПК РФ внести соответствующие изменения, устанавливающие пределы судебного решения по отношению к позициям сторон в процессе, как, например, это сделано в случае отказа прокурора от поддержки обвинения.

Судья в таком случае вне зависимости от его собственной позиции и убежденности в правоте такого решения прокурора обязан постановить
Доводя до абсурда: прокурор запрашивает 1 день, а судья назначает 3,5 года
оправдательный приговор. Так, если в этом случае судья не может выйти за рамки наказания обвиняемому даже на 1 (!) день ("0" и в Африке "0"), то почему же судья так свободен в большем сроке наказания, чем прокурор, когда тот запрашивает не "0", а, скажем, 5 лет?

Доводя до абсурда, логично представить ситуацию, когда прокурор запрашивает 1 день, а судья назначает 3,5 года строгого режима. Что делать, если вполне очевидные вещи требуют совсем уж прямого указания в законе! И нужно это указание сделать.

***

Валентин Данилов - ученый, физик, бывший директор теплофизического центра в Красноярске. В 2001 году был арестован по подозрению в разглашении гостайны, за что и приговорен в 2004 году к 14 годам колонии строгого режима. Дело Данилова было одним из наиболее громких процессов над учёными и проходило, как считают правозащитники, с серьёзными нарушениями процессуального кодекса. Известные российские академики, в том числе Нобелевский лауреат Виталий Гинзбург призывали к оправданию Валентина Данилова. По просьбе Радио Свобода Валентин Данилов согласился вести блог на Радио Свобода. Корреспондент РС связывается с ученым по почте.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG