Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация в Ингушетии. Переговоры в Берне между Москвой и Тбилиси завершились безрезультатно. В Москве избит чеченский писатель. Черкесский вопрос в грузинском исполнении. В Азербайджане арестованы участники молодежной акции протеста. В Ереване произошла стычка между полицией и представителями оппозиции. Встреча в Сочи по Нагорному Карабаху: важен не результат, а участие сторон в переговорах. Феномен русских ваххабитов. Из Норвегии продолжают депортировать вайнахов


Андрей Бабицкий: Событием недели применительно к Кавказу несомненно стали переговоры между Москвой и Тбилиси о вступлении России в Всемирную торговую организацию, которые прошли 10 марта в швейцарском Берне. О позиции грузинской и российской сторон в материале Олеси Вартанян.

Олеся Вартанян: В Грузии требуют, чтобы таможенно-пропускные пункты у Псоу в Абхазии и у Рокского тоннеля в Южной Осетии функционировали "в прозрачном режиме".
Часть грузинских политиков считает, что контроль на этих пунктах должны осуществлять грузинские пограничники. Но в Тбилиси звучали и другие, как говорят их авторы, компромиссные предложения. Например, не настаивать на присутствии грузинских пограничников, а передать контроль у Псоу и Рокского тоннеля международным наблюдателям. В качестве модели часто называлась европейская миссия наблюдателей в Приднестровье.
Но и на это компромиссное предложение Москва сегодня ответила отказом. Там говорят, что граница между Грузией и Россией в результате признания независимости Абхазии и Южной Осетии сместилась. Таким образом, если Тбилиси хочет, чтобы таможенно-пропускные пункты у Псоу и Рокского тоннеля контролировали международные наблюдатели, им в первую очередь следует обсудить этот вопрос с властями Цхинвали и Сухуми.
В то время когда в швейцарской столице все еще шли переговоры, официальный представитель российского МИДа Александр Лукашевич сделал следующее заявление для журналистов:

Александр Лукашевич: Вероятные попытки Тбилиси затрагивать какие-то политические аспекты, которые не имеют никакого отношения к проблеме присоединения России к ВТО, для нас категорически неприемлемы, это я бы хотел подчеркнуть со всей решимостью.

Олеся Вартанян: Лукашевич также сообщил, что грузинская позиция по вопросу вступления России в ВТО стала одной из главных тем недавней встречи российского президента Дмитрия Медведева и вице-президента США Джозефа Байдена в Москве.
О грузинской позиции говорил с Байденом и российский премьер-министр Владимир Путин. Как было оглашено по окончании этих встреч, российские руководители сообщили Байдену об отказе идти на какие-либо компромиссы в пользу Грузии.
Что ответил на это Байден, американские власти пока не сообщают. В ходе его выступлений в Москве он несколько раз высказывался "о твердой поддержке" России Соединенными Штатами в вопросе ее вступления ВТО. В то же время советник президента США Майкл Макфол в конце прошлой недели заявил журналистам, что Вашингтон не собирается оказывать давления на Грузию с целью заставить ее изменить свои принципиальные позиции.

Андрей Бабицкий: Между тем, позиция России по вопросу о вступлении в ВТО вовсе не так однозначна. Заявка была подана еще в 1993 году, но с тех пор на вопрос, действительно ли страна заинтересована во вступлении, так и нет ясного ответа. Этим, возможно, объясняется фактическое нежелание России искать компромисс на переговорах с Грузией. Комментарий обозревателя радио "Эхо Кавказа" Дэмиса Поландова.

Дэмис Поландов: Сегодняшнее противостояние между Грузией и Россией по поводу вступления последней во Всемирную торговую организацию (ВТО) как-то отодвинуло на второй план острую внутрироссийскую дискуссию относительно необходимости этого шага. На самом деле, простая картинка – Россия очень хочет в ВТО, а Грузия ей мешает - весьма далека от действительности. Российские экономисты далеко не едины в своих оценках, а отраслевые лоббистские группы прикладывают немало усилий, чтобы либо продавить вступление, либо провалить его.
Главными поборниками вступления России в ВТО являются предприятия-экспортеры, которые крайне заинтересованы в улучшении условий доступа на рынки государств-членов ВТО. Прежде всего, можно выделить металлургическую отрасль, химическую промышленность и некоторые сектора машиностроения. К числу последних никак не относится российская автомобильная промышленность, чьи поставки на экспорт минимальны, а обусловленное вступлением в ВТО снижение таможенных пошлин на импорт автомобилей для нее смерти подобны. Примерно в таком же предсмертном состоянии могут оказаться сельское хозяйство, авиационная отрасль, легкая и пищевая промышленность и ряд обрабатывающих отраслей.
Вообще, главное ограничение, которое накладывает вступление в ВТО, это фиксирование уровня действующих импортных таможенных пошлин в момент присоединения к организации с условием их плавного понижения в дальнейшем. Это неизбежно ведет к усилению конкуренции во всех отраслях экономики. В долгосрочной перспективе это, может быть, и хорошо. Но сегодня конкурентоспособность большинства российских предприятий весьма низка. Замещение их продукции импортом происходит и без вступления в ВТО, и это одна из главных проблем российской экономики.
Конечно, российская власть выглядит уверенной в своем стремлении сделать страну членом ВТО. И это можно смело назвать победой экспортеров, которые, впрочем, и формируют российский бюджет. Каков же будет эффект от вступления для экспортеров? Оценки очень разнятся. Пять лет назад Всемирный банк оценивал цену, которую платит Россия за свое неучастие в ВТО в 19 млрд долларов в год. Российские экономисты крайне скептически отнеслись к этой цифре и утверждали, что "выигрыш по экспорту" будет не более 2-3 млрд долларов.
А вот минусы куда более очевидны. Падение продаж отечественной продукции приведет к уменьшению занятости во многих отраслях экономики. Не только в самых уязвимых, но и смежных с ними. Сырьевой характер экономики изменить будет существенно труднее – ведь придется создавать производства в условиях дешевого импорта. Уменьшится и стимул для иностранных компаний создавать производства внутри России, которых там сегодня уже немало: например, сборочных производств международных автогигантов – Форд, Тойота, Фольксваген, Рено и т.д. Ведь вступит Россия в ВТО или нет, она не перестанет быть непредсказуемой.
Никакое ВТО не сможет сломать российскую авторитарную и насквозь коррумпированную систему управления государством, не сможет изменить, прежде всего, зависимую и опять же коррумпированную судебную систему. А без этого все разговоры о плюсах вступления в ВТО бессмысленны. Рост инвестиций будет минимальным, а вот потери могут оказаться существенными.

Андрей Бабицкий: Один из лидеров Республиканской партии Грузии Давид Бердзенишвили считает, что, поскольку западный мир и, прежде всего, США крайне заинтересованы во вступлении России в ВТО, Грузия просто желает сохранить лицо, но, в конечном счете она пойдет на серьезные уступки России.

Давид Бердхенишвили: Конечно, для грузинских властей серьезным фактором является позиция Соединенных Штатов в вопросе вступления России в ВТО. После августовской российско-грузинской войны и оккупации части грузинских территорий, Грузия получила от США около миллиарда долларов, от Европейского Союза около миллиарда евро и от международных организаций еще около двух миллиардов. То есть Грузия заинтересована в том, чтобы сохранить хорошие, тесные отношения с западными странами, в первую очередь с Соединенными Штатами. В данный момент в Грузии серьезный финансовый кризис. Даже по официальным данным около 12% инфляция. Грузинские власти, конечно, хотят сохранить хотя бы терпимые отношения с администрацией США. Сейчас Саакашвили не тот человек в Вашингтоне, каким он был в 2004 году во время правления Буша. После ноября 2007 года, после августа 2008, после фальсифицированных президентских и парламентских выборов Саакашвили не является сейчас серьезным партнером Соединенных Штатов. С другой стороны, конечно, грузинские власти в принципе и Грузия, как страна, заинтересованы в том, чтобы сохранить свое лицо, и в вопросе вступления России в ВТО должны быть исполнены, хотя бы частично, грузинские требования. Это практически требование сохранить свое лицо, и не более.

Андрей Бабицкий: В Москве избит молодой чеченский писатель Арслан Хасавов. Коллега Хасавова, писатель Герман Садулаев считает, что пишущим людям, чтобы просто сохранить жизнь и здоровье, следует забыть о существовании такой территории как Чечня.

Герман Садулаев: В Москве совершено очередное дикое и нелепое преступление. Зверски избит молодой писатель Арслан Хасавов. Сообщается, что нападал неизвестный. Но и потерпевшему, да и всем вообще, известно кто и за что наказал писателя из Чечни.
Арслан никогда не был оппозиционером в прямом смысле этого слова. Он часто отмечал и заслуги существующей власти, достижения в восстановлении республики. Я повторяю это, потому, что писателя избили даже не за критику или политическую позицию, а просто за то, что у него бывает своё мнение. Это, очевидно, запрещено.
Конфликт начался из-за статьи главного официального журналиста республики, в которой он, комментируя обычный художественный рассказ Хасавова, поливал автора грязью и оскорблениями. В дело оказалась замешана и администрация родного селения Хасавова, которая усмотрела в его притчевом рассказе намёки на себя. Отец Арслана, адвокат Дагир Хасавов, подал иск в Гудермесский суд. Дело в Гудермесе завершилось примирением сторон. Но, как оказалось, одна из сторон не примирилась.
В Москве Арслана вызвал на встречу человек из министерства, чтобы "закрыть вопрос со статьёй" и подло подстроил избиение. Видимо, теперь вопросы закрываются только так.
Люди, которые организуют травли инакомыслящих, часто прикрываются словами о том, что защищают репутацию своего народа и своей земли, которой, по их мнению, угрожают писаки. Но в действительности именно они наносят репутации народа и республики наибольший ущерб. Именно они являются врагами своего народа и разжигателями межнациональной розни. И сотни публикаций не могут сравниться с одним таким преступлением в части создания крайне негативного образа республики и её жителей для населения России.
Даже Иосиф Виссарионович Сталин понимал, что других писателей у него нет. Наши власти не могут и не хотят понять этого. Не хотят понять, что писатель, пусть он не совершенен, пусть иногда ошибается или утрирует факты, саркастически шутит и бывает излишне эмоционален, всё равно пишет из любви к своему народу, он обличает пороки, потому что неравнодушен. А злоба и нетерпимость, тем более насилие – отнюдь не достойный ответ на искреннее слово.
Арслан, скорее всего, больше не будет жить на родине. После лечения он собирается уехать даже из России. Все уезжают или умолкают. Но кому от этого лучше?
Я думаю, что мы все должны замолчать. Я советую всем людям пишущим, писателям и журналистам, оставить эти темы. Закрыть вопрос самим, пока его не закрыли так, как с Хасавовым. Потому что я больше не вижу никакого смысла в том, чтобы что-то писать. Пусть данная территория исчезнет с информационной карты мира. Это всё, что мы можем, и это последнее, что мы можем сделать. Я серьёзно призываю всех коллег к молчанию. Никаких статей, рассказов, эссе, интервью по темам, связанным с данной территорией. Это не гордый бойкот или информационная блокада. Просто смиренная позиция: получается, что все мы недостаточно хороши для того, чтобы писать про дела этой территории. Мы не достойны. Наши слова вызывают только раздражение. Значит, мы больше не будем этого делать. Не будем писать о месте, которое нельзя называть и о людях, имени которых нельзя называть. Для меня сюжет про Хасавова – последняя новость. Больше никаких новостей про это место и этих людей не будет. Во всяком случае, пока делу Хасавова не будет дана официальная оценка, пока преступники не будут наказаны. А в это я почему-то уже не верю.

Андрей Бабицкий: На прошлой неделе на сайтах северокавказских исламистов появился предсмертный ролик члена исламистского подполья, русского по национальности Виталия Раздобудько. Он и его жена Мария Хорошева подорвали себя еще 14 февраля в дагестанском селении Губден. На этой неделе правоохранительные органы распространили информацию о розыске члена вооруженного подполья из ставропольского края, также русского по национальности. О том, что представляет собой феномен русского ваххабизма, я поговорил с главой Национальной организации русских мусульман Вадимом Сидоровым.
Вадим, недавний ролик с "русским ваххабитом", как его назвали в российских СМИ, Раздобудько наделал много шума. Сейчас правоохранительные органы разыскивают некоего посланника террористов из Ставрополя. То есть вокруг этой темы в последнее время какой-то особенный ажиотаж. Тем не менее, явление не новое, поэтому мне хотелось бы поговорить о его причинах, о тех мотивах, которые толкают русских принимать ислам и становиться сторонниками именно самой радикальной его версии.

Вадим Сидоров: Хотя это явление не новое, но здесь есть новый аспект: в последнее время имеет место такой феномен, как русские джамааты на Северном Кавказе. Все эти люди, о которых шла речь, характерны такой чертой - они русские по национальности, но они живут и приняли ислам на Кавказе. По видимому, в данном случае, все-таки есть определенная специфика в том, что мы являемся свидетелями некоего процесса включения русских, принимающих ислам и живущих на Кавказе в такой "нация-билдинг" формирующегося кавказского суперэтноса на исламской основе. Все-таки есть разница между этими случаями и русскими мусульманами, которые принимают ислам в остальной России. Во-первых, понятно, что нельзя ставить знак равенства между теми, кто принимает ислам, и теми, кто сразу присоединяется к такого рода движениям. Это первое. Во-вторых, даже среди сторонников этих движений все-таки есть разная выраженность симпатии к ним. Хочу снова отметить, что случаи прямого включения в боевые операции были связаны именно с теми людьми, которые приняли ислам на Кавказе, или оказались на Кавказе и там уже включились в этот процесс. Я думаю, что он и дальше будет проходить. Русская цивилизация - термин такой условный, она сжимается как шагреневая кожа. Те русские, которые оказались на Кавказе вполне закономерно, особенно в тех случая, когда они принимают ислам, будут включаться в этот некий кавказский суперэтнос, который пока говорит на русском языке и это облегчает процесс политической ассимиляции.
Андрей Бабицкий: Вы хотите сказать, что все-таки это сугубо кавказское явление, ограниченное пределами региона, и говорить об интернационализации кавказского конфликта, о том, что он готов выплеснуться за пределы Кавказа, сейчас оснований нет?

Вадим Сидоров: Есть, конечно, русские ребята-сторонники "Имарата Кавказ" в других регионах вне Кавказа. Но здесь есть два момента. Во-первых, как я уже сказал, степень выраженности этих симпатий разная. Очень часто, дальше какой-то моральной поддержки у русских, которые живут в русских регионах, дело не доходит. Опять же, чтобы вовлеченность пошла дальше, как правило, надо переселиться на Кавказ, что практически сложно. Кроме того, Кавказом, собственно говоря, спектр этих движений не ограничивается Есть русские, которые оказываются в других точках, в том числе в Афганистане, Вазиристане. То есть сейчас выбор у русского радикала широк, не обязательно ехать на Кавказ, чтобы примкнуть к такого рода борьбе.

Андрей Бабицкий: Был случай с русскими моджахедами в Таджикистане не так давно, несколько месяцев назад, насколько я помню.

Вадим Сидоров: Они есть, и они там неизбежно будут. Они уходили по каналам джамаата Булгар, татарского джамаата в своей основе. В своем костяке, но, тем не менее, уходили. Был случай, когда группа отправилась и практически вся полегла на таджико-афганиской границе. Я думаю, что это будет иметь место и дальше, это часть общемирового процесса. Я, в общем, всегда не поддерживал эти методы. В том числе потому, что русский мусульманин находится не в том состоянии, как общность, чтобы позволять себя вовлекать в такие операции, которые могут поставить на них крест. Но, тем не менее, ситуация в мире в целом вокруг ислама, вокруг мусульман, складывается таким образом, что даже самые умеренные исходно по своим установкам люди, опускают руки и понимают, что спектр возможностей мусульман бороться за свою религию, за свои права, в легальном пространстве стремительно сужается.

Андрей Бабицкий: Русским, проживающим на Кавказе, путь в традиционный ислам заказан, потому что этот ислам очень этничен, он себя ассоциирует с конкретными народами и этническими группами. И только в радикальный ислам русские могут входить спокойно, поскольку он интернационален. Соответственно, мы не увидим русских в традиционных суфийских верованиях, но обнаружим их в радикальном вооруженном подполье.

Вадим Сидоров: Не согласен с этим, потому что я лично знаю немало русских ребят, которые присоединились к традиционным суфийским тарикатам, как дагестанским, так и вайнахским. Но, я думаю, что обе эти ситуации объединяет один схожий путь. Вы говорите о том, что они этничны. Но в данном случае этничность достаточно условна, то есть где-то более, где-то менее выражена. Как показывает практика, в любой сознательной исламской среде не может быть резкой этночности, которая по определению отторгает иноплеменника, она открыта для брата по вере. Для брата по джамаату в одном случае, или по тарикату в другом. Я думаю, что в итоге в обоих случаях будет происходить ассимиляция, как в традиционных суфийских тарикатах, так и в интернациональных джамаатах. Просто в одном случае, может быть, на более моноэтничной основе, в другом случае на некой панкавказской основе. Но все равно эти люди будут растворяться, будучи притянутыми к кавказской почве. Их русскость, я думаю, это временное явление, которое технически удобно использовать в каких-то операциях по понятным причинам - им проще смешаться с толпой. Но я не думаю, что там кто-то будет стремиться специально культивировать русскую этничность в кавказском пространстве. Прежде всего, им самим это не нужно, вот этим ребятам, ни в одной, ни в другой версии. Я вообще думаю, что у стремящегося сохранить свою особую этничность русского мусульманина на Кавказе перспектив нет.

Андрей Бабицкий: В пятницу, 11 марта в Баку были задержаны 20 молодежных активистов, участвовавших в акции "11 Марта – день великого народа!" Несмотря на то, что оппозиционная молодежь и внутри страны и за ее пределами готовилась к выступлениям открыто, собирая сторонников через интернет, полиция азербайджанской столицы не сумела предотвратить выхода молодых людей на улицы. Рассказывает главный редактор веб-сайта азербайджанской службы Радио Свобода Зия Маджидли.

Зия Маджидли: В начале марта группа молодежных активистов, в основном живущая в Европе, не в Азербайджане, создала группу "11 марта – день великого народа Азербайджана". Целью группы было поднять молодежь, именно молодежь, подчеркивалось, которая неравнодушна к будущему Азербайджана, - выразить протест 11 марта, присоединившись к этой группе. Что интересно, отмечалось, что это онлайн-событие. Они намекали на то, что в какой бы точке мира ни находился бы человек, который неравнодушен к событиям в Азербайджане, он мог просто подписаться, скажем, сделать like, выряжаясь фейсбуковским языком, и тем самым подтвердить принятие участия в данной акции.
Накануне, 10 марта, фраза о том, что это онлайн-событие, была убрана с информационной части странички "Быть неравнодушным". 11 марта все в городе Баку ждали массовой акции. К группе присоединилось более 4 000 человек. В Баку, естественно, столько тысяч не вышло. Говоря откровенно, вышло несколько десятков людей. И полиция пыталась оцепить стандартные, традиционные районы, где обычно ожидают протесты, но молодежь немножко их, мягко выражаясь, обманула и неожиданно провела массовую акцию совершенно в другой части города.
Предполагалось, что будет на площади Свободы, по аналогии с событиями в Тунисе, в Египте, в Йемене и так далее. Полиция оцепила этот район, но там никто не показался. Наоборот, там даже Министерство транспорта провело презентацию пятидесяти двух новых автобусов пассажирского назначения. Потом начали ловить у довольно крупной станции метрополитена "28 мая", ее даже закрыли. Официальной версией было, что там неполадки с электроэнергией. Там поймали несколько молодежных активистов и отвезли в полицейские отделения, в совершенно разные. В Азербайджане никогда не увозят в одно и то же полицейское отделение: а) во-первых, принадлежность к району и б) чтобы протесты не были у одного полицейского отделения.
Через полтора часа после этих задержаний, неожиданно большая группа молодежи собралась совершенно в другой части Баку, на улице Низами, которая называется "торговая" среди населения. Там обычно ходит гламурная часть молодежи, и вдруг неожиданно молодежь, которая протестовала, собралась там, и начала выкрикивать лозунги с требованием освобождения задержанных активистов, выкрикивая их имена. Полиция выждала, чтобы эта манифестация дошла до другой части улицы Низами, и там схватила некоторых активных участников.
В общей сложности сообщается о задержании двадцати участников. На Facebook и других социальных сетях противники этой акции начали комментировать в стиле издевательств, что вот, на что вы способны, и так далее. Но все мы знаем, что большие события начинались именно с маленьких групп. У молодежи, которая протестует, именно вот эта надежда пока, ну, не тлеет, скажем так, искорка появилась.

Андрей Бабицкий: Стычка между представителями оппозиции, депутатми парламента и полицией произошла на этой неделе и в Ереване. Рассказывает Эллина Чилингарян.

Эллина Чилингарян: 9 марта армянская оппозиционная партия "Наследие" заявила о совершении преступления в Специальную следственную службу. В сообщении партия "осуждает предпринятые по распоряжению властей противоправные действия сотрудников полиции и требует возбудить уголовное дело в отношении преступивших закон сотрудников полиции и государственных чиновников, давших им соответствующие распоряжения". Сообщение составлено в связи с инцидентом, произошедшим на прошлой неделе.
В прошлый четверг между сотрудниками полиции и двумя десятками женщин, а также присоединившимися к ним депутатами фракции "Наследие", протестовавшими перед зданием правительства Армении против решения о запрете на уличную торговлю в столице, произошло столкновение.
Мотивируя тем, что закон запрещает проведение акций протеста возле здания правительства, заместитель начальника полиции Еревана Роберт Мелконян приказал сотрудникам полиции оттеснить протестующих и депутатов на противоположную сторону улицы, где страсти накалились еще больше.
Депутаты оппозиционной партии потребовали от полицейских не чинить им препятствий, поскольку мирные собрания законом не запрещены. Несмотря на это, сотрудники полиции продолжали толкать демонстрантов и депутатов. Сотрудники полиции сначала разорвали плакат, находившийся в руках у активиста оппозиционного Армянского национального конгресса Вардгеса Гаспари, а затем повалили его на землю, скрутили и доставили в отделение полиции Кентрон. Депутат Армен Мартиросян попытался воспрепятствовать действиям полицейских, однако его также оттолкнули. В беседе с Радио Свобода секретарь парламентской фракции "Наследие" Лариса Алавердян выразила уверенность, что действия полиции были заранее спланированы.

Лариса Алавердян: Предупредили, что не надо туда ходить, потому что сегодня вам будет плохо. Логика - лучший шпион. Это означает, что им было дано распоряжение. Невзирая ни на какие законы и даже этические нормы, им было позволено все. И они это сделали. И поскольку это было позволено, видимо, главным полицмейстером, поэтому он и говорит, что все было сделано в рамках закона.

Эллина Чилингарян: В свою очередь, замначальник полиции Еревана Роберт Мелконян заявил, что произошедшее было "организованной инсценировкой" депутатов "Наследия".
В заявлении, распространенном полицией в связи с инцидентом, говорится, что протестовавшие граждане и депутаты нарушили общественный порядок.
" Наряд сотрудников полиции, несший службу возле здания правительства Армении, с целью обеспечения общественного порядка в пределах своих полномочий осуществил соответствующие правомерные действия для пресечения незаконных действий собравшихся. Были приняты соответствующие меры, направленные на обеспечение должного общественного порядка и призвания к порядку лиц, проявивших неподобающее общественное поведение", - отмечается в распространенном полицией сообщении. Однако протестующие уверяют, что их действия были абсолютно законными и никоим образом не нарушали законы РА.

Лариса Алавердян: Эти действия наносят урон государству, властям и только в последнюю очередь обществу и оппозиции. Я лично вложу весь свой энтузиазм в прекращение этого безобразия.

Эллина Чилингарян: Инцидент стал предметом социальных обсуждений. Представители партии "Наследие" направят копии сообщения также ряду международных организаций. По их словам, это отчаянные попытки ослабить оппозиционные силы, хотя на самом деле происходит обратная реакция.

Лариса Алавердян: Мы ждем реакции генпрокурора. Если реакция будет неадекватной, мы будем продолжать в рамках дозволенного все наши процедуры, вплоть до Европейского суда. В данном случае шаги полиции и главного полицмейстера не ослабляют ни накал борьбы оппозиции, ни ее саму, ни тем более общество.

Эллина Чилингарян: На странице youtube видео столкновения демонстрантов и депутатов оппозиционной партии с полицейскими в эти дни самые популярные в Армении.

Андрей Бабицкий: 5 марта 2011 года в Сочи состоялась очередная трехсторонняя встреча президентов России, Армении и Азербайджана. Дмитрий Медведев, Ильхам Алиев и Серж Саргсян собираются для обсуждения перспектив нагорно-карабахского урегулирования не в первый раз. Однако пока похвастаться дипломатическими достижениями они не могут. По мнению политолога Сергея Маркедонова, отсутствие результата в этом случае сложно считать провалом переговоров.

Сергей Маркедонов: Сочинская встреча, конечно же, не может претендовать на то, чтобы считаться прорывом в многолетнем (и, увы, пока безуспешном) процессе мирного урегулирования в Нагорном Карабахе. Ее результаты скромны. Стороны приняли совместное заявление, в котором достигли договоренности по двум пунктам. Во-первых, завершить в кратчайшие сроки обмен военнопленными, и, во-вторых, продолжить трехсторонние переговоры в дополнение к работе формата сопредседателей Минской группы ОБСЕ. При этом ни по одному из ключевых вопросов конфликта, будь то политико-правовой статус Нагорного Карабаха, проблема оккупированных территорий, беженцев и формата миротворческой операции президенты не сдвинулись даже на миллиметр. Это дало основание многим экспертам, как в Ереване и в Баку, так и за пределами Армении и Азербайджана квалифицировать сочинские переговоры, как встречу с нулевым результатом. Но так ли это на самом деле?
Ответ на этот вопрос зависит от того, на что мы надеялись по мере приближения сочинской встречи. Если питали надежды на то, что три президента на берегу Черного моря обрадуют общественность мирным договором, то такие иллюзии были напрасны. Всеобъемлющие договоренности, являются, как правило, итогом длительных согласований. К ним идут по миллиметру не один месяц. И даже год. И эти "миллиметры" заметны для людей, наблюдающих за ходом мирного процесса. Эти мизерные расстояния становятся предметом информационных "вбросов", многочисленных "круглых столов", публичных и непубличных дискуссий. Никакого такого "оживления" перед Сочи не наблюдалось.
Зато мы можем зафиксировать, что накануне мартовских переговоров трех президентов в налаживании диалога между конфликтующими сторонами наблюдался серьезный откат. Напомню, что 27 октября 2010 года после нескольких безрезультатных раундов трехсторонних встреч, президенты в Астрахани достигли взаимопонимания по гуманитарным вопросам (обмен пленными и погибшими). Казалось бы, воз тронулся с "мертвой точки". Но не тут-то было. Оказалось, что даже декларативные согласования - это крайне сложная вещь. В особенности тогда, когда дело касается ключевой проблемы для политической идентификации целого государства. Между тем главная проблема переговорного процесса - это не роль России или Америки, а готовность сторон отойти от максималистских планок своих требований, когда сама возможность компромисса рассматривается едва ли не как предательство национальных интересов. В итоге астраханские договоренности оказались девальвированными уже в ноябре-декабре 2010 года. Сначала серия жестких заявлений азербайджанского руководства по поводу возможного военного решения карабахского конфликта, затем симметричная реакция из Еревана, срыв встречи Алиева и Саркисяна в рамках саммита ОБСЕ в Астане. Таким образом, в Сочи произошел своеобразный заход на "второй круг". Стороны фактически вернулись к тому, что провозгласили в Астрахани. А потом оказались не в состоянии выполнить.
Следовательно, реальных подвижек в урегулировании застарелого конфликта нет. После очередного отката, стороны вернулись к тому, о чем договаривались ранее. Однако посыпать голову пеплом не стоит. Сегодня сохранение переговорного формата само по себе – уже неплохой результат. И для Азербайджана, для которого война чревата серьезными общественными потрясениями. И для Армении, которая в этой ситуации рискует проиграть то, что получила в 90-х годах, и для непризнанного образования НКР, ибо война - это постановка на кон ее политического и физического существования. И для России, так как в этой ситуации она будет вынуждена выбирать между Ереваном и Баку, что чревато для сохранения ее позиций на Южном Кавказе. И для США, так как это отвлечет Вашингтон от Афганистана и сложнейшего геополитического паззла на Ближнем Востоке. Но, пожалуй, самым большим бенефициарием Сочи стала Россия.
Трехсторонний формат (где роль Москвы эффективнее, чем роль двух других сопредседателей Минской группы) пустил еще более сильные корни. К позитивным моментам следует отнести и то, что этот формат положительно воспринимается и на Западе, у которого по большому счету нет своих альтернативных концепций решения сложного этнополитического конфликта. За два года Москве удалось добиться нескольких совместных деклараций от президентов Армении и Азербайджана. Этого явно недостаточно, и все это далеко от настоящего мира, как Земля от Луны. Однако следует осознать, что без воли самих конфликтующих сторон ничего не получится. Надежды на добрых честных маклеров из Кремля и Белого дома наивны, поскольку никто за самих участников спора лучше не договорится.

Андрей Бабицкий: Вот уже скоро год, как парламент Грузии обещает рассмотреть обращение черкеской диаспоры о признании геноцида черкесов в Кавказской войне. Председатель парламентского комитета по делам диаспор и связей с соотечественниками Нугзар Циклаури в начале этой недели вновь заявил о том, что в настоящее время продолжается изучение материалов и подготовка юридической стороны вопроса.
Однако депутат отметил, что пока не известно, когда и будет ли вообще эта проблема рассматриваться грузинским парламентом в форме законопроекта. Дождутся ли черкесы признания геноцида? - комментарий Мурата Гукемухова.

Мурат Гукемухов: В конце марта 2010 года в Тбилиси прошла международная конференция "Скрытые нации, продолжающиеся преступления: Черкесы и другие народы Северного Кавказа. Прошлое и будущее". Конференция обратилась в парламент Грузии с просьбой признать геноцид черкесов в ходе Кавказской войны, в результате которой почти 90% черкесов были изгнаны из своей родины и расселись более чем в 40 странах мира.
Почему именно к Грузии обратилась черкесская диаспора?
Прежде всего, Грузия – свободное от влияния Кремля государство. Кроме того, это кавказское государство. Грузия свидетель трагических событий Кавказской войны, здесь располагалась резиденция наместника российского императора на Кавказе, в грузинских архивах находится значительная часть военных документов кавказской войны.
Понятно, что Грузия еще слишком молода и неспособна пока на политические шаги, которые могут позволить себе некоторые более независимые и влиятельные страны.
В этом смысле внятный ответ грузинского парламента "нет" или более мягкое "извините, мы пока не можем" - не может быть неожиданным или осуждаемым.
Не исключается и другой вариант развития событий, т.н. "затянувшееся признание" - бесконечный процесс обсуждения геноцида, без его логического завершения.
В таком случае Грузия демонстрирует, что черкесский вопрос и особенно его Олимпийский аспект нужны только как инструмент давления на Россию в вопросах с Абхазией и Южной Осетией
Для черкесов это значит, что Грузия хочет использовать черкесский вопрос как некую разменную карту. Если так, то теряет Грузия, но не черкесы.
Грузия теряет доверие и уважение соседей по Кавказу. Манипулирование подобного рода проблемами в кавказской среде, где история многих народов трагична, наверное, будет воспринята негативно.
Для черкесов же это все равно первый качественный прорыв в вопросе признания геноцида с 1992 года, когда геноцид черкесов был признан парламентами двух субъектов России – Кабардино-Балкарией и Адыгеей.
Сам факт обсуждения черкесского вопроса в жесткой дискуссии между Грузией и Россией, привлек к проблеме черкесов внимание мирового сообщества, вывел ее в принципиально новую плоскость рассмотрения на международном уровне.
А это уже само по себе успех.

Андрей Бабицкий: Норвежские власти в массовом порядке отказывают в предоставлении убежища беженцам из республик Северного Кавказа. Массовые депортации и призывы к отказникам добровольно покинуть Норвегию стали ежедневной рутиной в стране, считавшейся еще не так давно беженским раем. Магомед Ториев знает ситуацию не понаслышке, поскольку в течение года сам находился в норвежском лагере для беженцев.

Магомед Ториев: "Розовые дни прошли", - грустно заметил один мой знакомый чеченец, проживший в Норвегии более 10 лет. Романтический период в отношениях, когда обе стороны - и власть, и беженцы - горячо любили друг друга, закончился навсегда. Еще вчера рыдавшие над историями беженцев и раздававшие тысячи позитивных решений чиновники, увидели, что их обманывали часто и много. Кардинальный разворот в политике по отношению к северокавказским мигрантам стал результатом горького разочарования норвежцев в борцах за свободу и демократию, явившихся за защитой из республик Северного Кавказа.
О Норвегии, как о рае для беженцев, мне довелось впервые услышать в 1995 году от людей, уехавших туда одними из первых. В начале 2000-х Норвегия стала заветной мечтой тех кавказцев, кто рвался в Европу по причине и без.
В 2002 году я по случаю купил на рынке в Назрани справочник, где были собраны вопросы и ответы, которые задают в миграционных службах Норвегии и Бельгии. Этот фолиант оказался весьма любопытным: сначала шли вопросы-ответы по географии Чечни на уровне четвертого класса средней школы, потом варианты легенд с описанием различного рода репрессий и пыток, которым солдаты и офицеры российской армии в обязательном порядке подвергали искателя убежища. Отдельно указывалось, что все сотрудники миграционной службы - психологи, и надо проявлять осторожность, стараясь не сгущать кровавые краски. Если причина ваших злоключений – это пусть и ужасная, но война, то вы получите гуманитарное убежище, предоставляемое на срок до окончания боевых действий. Политическое убежище дается только тем, кто вступил в непримиримый конфликт с системой вещей – политическим режимом у себя дома.
В странах западной Европы к середине 2000-х уже требовали внятных причин бегства из России и фантазёры получали отказ, а иной раз и предписание о депортации через 15 минут после окончания интервью. В Норвегии можно было плести кровавые кружева легенд часами, доводя до слёз не слишком хорошо знакомых с реальностью сотрудников миграционной службы вплоть до недавнего времени.
Но все хорошее и, главным образом, незаслуженно хорошее, имеет свойство заканчиваться. Потерявшие из-за лояльности норвежских властей всякое чувство меры, некоторые из так называемых политэмигрантов, не получив гражданства Норвегии и забыв об описанных ими на интервью кошмарах – преследованиях, пытках и издевательствах - без всякого стеснения регулярно наведывались домой. Все это происходило вопреки Женевской конвенции о беженцах. А именно основываясь на ней, предоставляется убежище во всех странах Европы. Согласно этому документу, политэмигрант может въехать или вернуться домой, где его преследовали, либо только после получения гражданства страны, предоставившей убежище, либо в случае исчезновения угрозы его жизни и здоровью. Но в этом случае он теряет статус беженца.
Но некоторые беженцы, однако, спокойно живут и там, и там, имея в Норвегии работу или социальное пособие, а в России бизнес. В итоге миграционная служба Норвегии видит в большинстве просителей убежища с Северного Кавказа экономических эмигрантов, то есть тех, кто выехал в поисках материального благополучия, а не людей, подвергавшихся политическим преследованиям.
И вот теперь норвежские власти решили одним махом исправить ошибки прошлых лет, ничего не меняя в самой системе предоставления убежища. Просто в восприятии беженцев безусловное "Да" уступило место столь же радикальному "Нет". Отказы теперь выносятся также неизбирательно, как раньше принимались позитивные решения о предоставлении убежища - нуждается человек в помощи или нет, ответ один: "Отказать!"
10 лет назад сотрудник миграционной службы, узнав, что ты из Чечни и Ингушетии, сразу же понимал, что перед ним - подлинный мученик, нуждающийся в помощи. Теперь же те, кто действительно прошел через невыносимые пытки (известны случаи, когда людей расстреливали, но они сумели выжить после этого) могут услышать на интервью, что им следовало бы укрыться в сибирских лесах и ожидать окончания войны. Или какой-нибудь специалист по Чечне из разряда мелких клерков вполне способен заявить беженцу: у вас шариатское государство, поэтому вас не могут преследовать по религиозным причинам. Это абсолютно реальная история, когда местные силовики заподозрили набожного молодого человека, не пропускавшего ни одной молитвы в мечети, в сочувствии к ваххабизму. Его внесли в список подозрительных лиц со всеми вытекающими последствиями. В результате, он вынужден был эмигрировать.
Некоторые злорадствуют, обсуждая депортацию вайнахов в Россию. Им охотно припоминают драки в лагерях и многочисленные проблемы с законом. Бог судья тем, кто считает, что все чеченцы и ингуши возмутители спокойствия и их поголовно следует депортировать из Европы, как когда-то их предков выселили в Среднюю Азию. Однако верю, что большинство оценивает происходящее не через призму национальной ненависти и хранит дар сопереживания. Скажу для них, что среди тех, кого Норвегия собирается вернуть в Россию, есть человек, 11 ближайших родственников которого были убиты. Его самого неоднократно задерживали и пытали силовики.
Крайности с обеих сторон привели к тому, что сегодня десятки людей, у которых действительно есть причины опасаться за свою жизнь, возможно, потеряли последний шанс ее спасти. Друг из Норвегии сообщил, что в миграционную службу УДИ уже частенько названивают российские журналисты с вопросом, когда же, наконец, очередная партия вайнахов будет подвергнута депортации. Похоже, директор УДИ Ида Бёрсен освоила роль модернизированного Харона. Она перевозит на русский берег еще живых людей, а там есть хорошая возможность, что некоторым из них помогут освободиться от бренной плоти.

Андрей Бабицкий: Песня о Цхинвали, которую исполняет певец из Кабардино-Балкарии Султан Ураган, стала неофициальным гимном югоосетинской столицы. Жители города вспоминают, что эта композиция оказалась самой популярной среди горожан во время августовской войны 2008 года. По завершении военных действий, мелодию этой песни цхинвальцы устанавливали в качестве рингтона в мобильные телефоны. Рассказывают, что именно за исполнение песни о Цхинвали певец Султан Ураган был удостоен звания народный артист Южной Осетии. А недавно Султана Хажирокова (это настоящая фамилия певца) назначили министром культуры Кабардино-Балкарии, возможно, тоже в знак признания его вклада в военно-патриотическое воспитание жителей де-факто Республики Южная Осетия.

Песня о Цхинвали в исполнении министра культуры Кабардино-Балкарии Султана Хажирокова.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG