Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

45 + 120


Игорь Юргенс, один из разработчиков 120-ти шагов российской модернизации

Игорь Юргенс, один из разработчиков 120-ти шагов российской модернизации

В российской сети предпринята попытка серьезного осмысления документов нашей эпохи. Одним из таких документов стало адресованное международной правозащитной организации Amnesty International «Письмо 45-ти» с просьбой признать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести. В списке подписавших это обращение 45-ти человек первыми идут фамилии известных литераторов, большинство из которых являются членами ПЕН-центра. Объяснить столь редкую в наши дни иерархию подписантов попытался на портале polit.ru писатель Андрей Левкин:

ПЕН-центр - не политическая организация. Он даже не правозащитный as is, его дело - по-всякому защищать писателей. Ну и вот оно, ноу-хау: авторы письма утверждают, что Ходорковский — литератор, в этом-то все и дело ("Причиной второго суда над ним с его абсурдными до комизма обвинениями явилась его публицистическая деятельность - интервью и статьи, написанные в заключении"). Вообще, это никак не возвеличивание, но явное уклонение от реальности, которое выставляет историю в очень мутном виде. Что приводит к ровно обратному эффекту — утверждаемая позиция размывается ее очевидной спекулятивностью. В самом деле, если утверждается, что Ходорковского осудили как литератора, значит – уже возможны любые спекуляции. А тогда, собственно, чем хуже тот вариант, который своим решением зафиксировал суд? Нет сомнений, внутри авторов обращения - святые чувства, а также гражданское негодование. Но ведь иногда надо и думать.

К сходному императиву приходит в своем анализе и журналист Иван Давыдов – хотя размышлял он о другом документе, а именно о докладе Института современного развития (сокращенно ИНСОР), в котором излагается стратегия российской модернизации. Один из участников работы над докладом, экономист и предприниматель Игорь Юргенс описал суть документа следующим образом:

Это наша попытка создать предвыборную программу для президента Медведева, потому что мы надеемся, что он пойдет на выборы со своей программой. В прошлом году мы вычертили желаемое будущее страны, в этом году мы привязали программу к текущей ситуации, сделав стратегическое планирование в предвыборном контексте. Здесь, в новом докладе, содержатся 120 шагов по развитию — как внутренней системы, так и в области международного развития. Для меня основным является вот что: "Истинная модернизация начинается с искренности, совести и доверия".

Внимательно изучив все 120 шагов российской модернизации, Иван Давыдов сочинил "Открытое письмо в ИНСОР, меньшого государя потешным немцам Гонтмахеру и Юргенсу":

Модернизация – хлопоты да заботы,
Но ведь что-то делать, господа-товарищи, надо.
Можно, например, завезти из Америки воздух свободы,
Упаковав в коробку из-под Айпада.

Можно еще баб живых заменить резиновыми,
С ними явно будет меньше проблем.
И не забывать – чего только мы не модернизировали,
А лучше всего получается АКМ.

В качестве пищи для дальнейших размышлений над документом эпохи стоит добавить, что аббревиатура АКМ действительно расшифровывается как "автомат Калашникова модернизированный", а сочиненная в Бастилии книга Донасьена Альфонса Франсуа де Сада действительно называется "120 дней Содома".

***
Блогеры во всем мире пытаются разгадать тайну японской души - почему, находясь в катастрофической ситуации, японцы сохранят идеальный общественный порядок. Почему в Японии, в отличие от Гаити или Нового Орлеана, нет мародеров, за которыми так охотятся фотожурналисты? В блоге Эндрю Салливана на сайте бостонского журнала Atlantic по этому вопросу образовался своего рода круглый стол. Один из комментаторов попытался объяснить отсутствие мародерства социально-экономическими причинами:

Масштаб разрушений в Японии невообразим, однако нельзя забывать, что в принципе это очень стабильное общество и оно продолжает оставаться таковым. Бедность, процветающая на Гаити и в Новом Орлеане – если сравнивать с Японией – создали базу для анархии и беспорядков, в том числе мародерства, даже если бы там не было наводнений или цунами. Кроме того, важным фактором является отношение людей к правительству – уверенность в том, что там сидят коррупционеры, сильно способствует мародерству.

Другой комментатор указывает на архаичный уклад японского общества как возможное основание царящего там порядка:

В Японии, благодаря общественным и юридическим нормам, гораздо меньше индивидуализма. Например, полиция ведет досье на каждую семью, и копия этого досье может потребоваться при поступлении в колледж или приеме на работу. Если, скажем, у вас сестра разведена, а брата судили за кражу, эти данные будут отражены в досье, что может негативно сказаться на вашей карьере. Поэтому каждый японец, по сути, сторож брату своему.

Скептики полагают, что в разрушенных цунами районах просто нечего красть:

Мне кажется, что мародерства нет, потому что все унесло цунами. Судя по фотографиям, отражающим масштаб разрушений, красть там нечего, не говоря уже о том, что некому. В Токио же, напротив, масштаб разрушений недостаточен, чтобы мародеры почувствовали себя свободно. Кроме того, нельзя забывать про атомные реакторы, находящиеся на грани катастрофы, что вообще не способствует какой-либо активности.

Возможным ответом в поиске объективных причин японского чуда может послужить история, рассказанная американцем, женатым на японке:

Родственники моей жены живут в Токио. Жена позвонила им, умоляя закупить впрок еды, воду, батарейки, полиэтилен и клейкую ленту на случай, если на Фукусиме произойдет выброс радиации в атмосферу. Родственники ответили: это слишком эгоистично. Если закупать помногу, может не хватить остальным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG