Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Белград решил бойкотировать американо-балканский экономический саммит?


Ирина Лагунина: На следующей неделе в Балтиморе, штат Мериленд, состоится экономический саммит США – Балканы. Участие в нём - по приглашению американской администрации - примут делегации деловых людей Албании, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Македонии, Черногории, Словении и Косова, во главе с их политическими лидерами. Лишь Сербия отказалась присутствовать – она бойкотирует саммит из-за того, что там, на официальном уровне, будет представлено Косово.
Помощник госсекретаря США Томас Кантримен заявил, что "Сербия этим бойкотом поставила политику над экономикой, снижая возможность для Белграда и Вашингтона улучшить взаимные экономические отношения". О реакции в Сербии на это решение правительства рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: За неделю до начала экономического саммита в Балтиморе, сербским бизнесменам пришлось отказаться от забронированных авиабилетов, отменить свои бизнес планы и надежды на встречи с американским партнёрами и инвесторами. От правительства Сербии поступило распоряжение: встреча на официальном уровне делегаций Белграда и Приштины не допустима, тем более, что косовскую группу в США будет возглавлять премьер-министр Хашим Тачи – политик, которого сербы считают военным преступником. Любопытно, что решение о бойкоте первым раскрыл публично политический директор Министерства иностранных дел Сербии Боривое Стефанович – человек, который на минувшей неделе руководил делегацией Сербии на переговорах с представителями Косова в Брюсселе и обменивался с ними сердечными рукопожатиями. Стефанович подтвердил, что Сербия по отношению к проблеме независимости Косова и дальше будет придерживаться твёрдой линии.

Боривое Стефанович: Несмотря на то, что это важный форум, который мог бы принести нашей стране экономическую пользу, таких форумов, поддерживающих экономическое сотрудничество, в мире много. Я не хочу приуменьшать значение данного собрания, однако мы, сев за один стол с Хашимом Тачи, перед которым будет табличка "Республика Косово", подорвали бы нашу государственную политику по отношению к Косову. В данный момент это бы весьма навредило позиции Сербии. Всегда хорошо иметь возможность привлечь в Сербию инвестиции, но мне кажется, что на этот раз для организаторов конференции на первом плане была именно политика, а не экономика. Наша реакция соответствует нашей ещё раньше намеченной политике.

Айя Куге: Вашингтонская администрация, вместе с правительством штата Мериленд, организуя саммит, ставит целью увеличить американское экономическое присутствие в балканском регионе и поощрить новые инвестиции. В этом форуме примут участие ряд крупнейших мировых компаний: Боинг, Локхид Мартин (Lockheed Martin), Маккормик (McCormick) и другие. Внимание сосредоточено на таких областях как энергетика, туризм, торговля, военная промышленность, информационные технологии. Ожидалось, что в экономическом саммите с сербской стороны примут участие не только частные бизнесмены, но и руководители крупнейших государственных фирм. Проблема теперь в том, что руководство страны их одних в США не отпускает, а возглавлять делегацию на политическом уровне отказывается. Некоторые оппозиционные партии подняли вопрос о нецелесообразности бойкота американо-балканского саммита в парламенте, но без результатов. Лидер Либерально демократической партии Чедомир Йованович.

Чедомир Йованович: Мне кажется, что наше согласие, а затем отказ от участия в саммите говорит о том политическом замешательстве, в котором находится наше государство. Это говорит также и о том, что в течение последних десяти лет мы блуждаем и не знаем, что будем с самими собой делать. Сидим за столом с представителями косовского правительства в Брюсселе, а в то же самое время в Америке вместе с ними сидеть отказываемся. Может ли нормальный человек подобное понять! И у какого нормального человека в мире есть время повторять уроки на тему внешней политики и отношения Сербии к региону.

Айя Куге: Сербия и раньше отказывалась от участия в международных форумах, на которых присутствовали представители Косова, если это было под символами независимого государства.
На этот раз отсутствие Сербии грозит серьёзно навредить экономическим интересам страны.
Почему официальный Белград принимает решения, напрямую противоречащие интересам страны? Об этом мы разговариваем с белградским экономическим обозревателем, главным редактором журнала "Экономист" Миланом Чулибрком.

Милан Чулибрк: Это очевидно, что такое решение принято по политическим соображениям – как только организатор сообщил о том, что на саммите будет также премьер-министр Косова Хашим Тачи. А официальные лица Сербии ведь постоянно повторяют, что никогда не признают Косово. Это политическое решение имеет экономические последствия для страны – причем исключительно по той причине, чтобы предупредить возможность встречи представителей официального Белграда с представителями властей из Приштины. Руководство Сербии волнует лишь то, что кто-то подобную встречу мог бы истолковать как косвенное признание независимости Косова. Я считаю, что это ошибочный подход. Если бы наша делегация поехала на экономический саммит в США, то легко могла бы оправдаться и сказать: мы Косово государством не признаем и никогда признавать не будем, однако нам это не мешает вести разговор об улучшении экономического сотрудничества, установлении экономических отношений с целым миром, особенно с Америкой, как крупным глобальным инвестором. Ведь буквально на днях начались сербско-албанские переговоры, и были сдвинуты с мёртвой точки многие проблемы. Одно только это могло оправдать поездку в Мериленд – можно было попытаться воспользоваться саммитом для осуществления некоторых экономических целей на пользу Сербии.

Айя Куге: Сербию теперь упрекают и в том, что она разрушает экономическое сотрудничество в регионе.

Милан Чулибрк: Впечатление такое, что для руководства Сербии есть вещи важнее экономики – хотя так быть не должно. У нас проблема с Приштиной не только по поводу экономического саммита в США, но и в том, что товары из Сербии всё тяжелее находят путь в Косово. Это не отвечает интересам всех сторон – граждане Косова знают сербские товары, привыкли к ним, а теперь, по причине не налаженных экономических и торговых отношений не всегда получают их. С другой стороны, это негативно отражается на сербской промышленности.

Айя Куге: А почему руководство Сербии продолжает играть на карте Косова, когда опросы общественного мнения показывают, что Косово для подавляющего большинства граждан уже не в центре внимания.

Милан Чулибрк: Это именно так – если посмотреть на список важнейших вопросов для граждан Сербии, Косово, может быть, нашлось бы в самом низу первой десятки. Экономический кризис глубок, много людей остались без работы, растет инфляция. Людей волнуют жизненные проблемы, и высокая политика их всё меньше интересует. Несмотря на это, никто в официальных структурах, даже в большинстве оппозиционных партий, в данный момент не готов вести переговоры о признании Косова. В конце концов, в США на саммит из Белграда политические лидеры могли и не поехать, но не стоило мешать появляться там сербским компаниям – они могли встретиться с потенциальными инвесторами, найти стратегических партнёров, покупателей сербских товаров. Нам крайне нужны прямые иностранные капиталовложения, нужно увеличение экспорта. Теперь возможность упущена по политическим причинам.

Айя Куге: А вот что на мой вопрос о том, поддерживает ли он бойкот экономического саммита в США, ответил сербский бизнесмен Раде Любоевич.

Раде Любоевич: Это даже неприлично, что Сербия, когда её приглашает Америка, отвечает: нет, не приедем. Спасибо, что нас пригласили. Но что делать, если мы дураки и отказываемся от полезных контактов! Худшего решения трудно себе представить. Нужно было пойти на компромисс и поехать на саммит. Сколько можно: из-за албанцев то поеду, то не поеду? Давайте работать и жить! Проблема в том, что среди сербских политиков нет стратегов, умеющих оценить ситуацию. То, что теперь делается – сплошной популизм. Они защищают не государственные, а личные интересы. Наши лидеры знают: если они поедут на саммит в США, и там будет представлено Косово - под именем республики или государства, то они потеряют часть избирателей –ультранационалистов, которые скажут, что это предательство.

Айя Куге: Продолжим разговор с экономическим обозревателем Миланом Чулибрком. Как до сих пор развивались сербско-американские экономические отношения? Статистика показывает, что торговый обмен не большой.

Милан Чулибрк:
Экономические отношения развиваются хорошо. Есть ряд американских компаний, которые имеют относительно крупные инвестиции в Сербии и кажется, они этим довольны. С другой стороны, Сербия также очень довольна тем, что имеет от этого пользу – самым крупным экспортёром из Сербии является ЮС (Ю-ЕС) Стил (US Steel). Это металлургический завод, который был практически закрыт до продажи американской компании. Потом оказалось, что при помощи хорошего менеджмента, хорошего управления, введением порядка и дисциплины, с широкой сетью покупателей, которых имеет компания, поставки стали из Сербии можно обеспечить по всему миру. Для Сербии очень важно найти хороших стратегических партнёров и для других компаний, других отраслей промышленности – ведь так, предоставленными самим себе, без денег и инвестиций, без модернизации, без вложений в маркетинг, нельзя увеличить ни производство, ни экспорт. По этим причинам нужно было в случае саммита поступить иначе.

Айя Куге: Мы разговаривали с главным редактором белградского журнала Экономист Миланом Чулибрком.
Кажется, что ни у кого нет ответа на вопрос: что страна получает от того, что из-за присутствия представителей Косово постоянно бойкотирует разные международные форумы.
XS
SM
MD
LG