Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президента попросили снизить давление


Дмитрий Медведев узнает в интернете много интересного

Дмитрий Медведев узнает в интернете много интересного

Российские общественные деятели обратились с открытым письмом к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой освободить политзаключенных и прекратить преследование оппозиции. Среди тех, кого просят освободить авторы письма, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, а также жертвы шпиономании – ученые Валентин Данилов, Игорь Решетин и другие. Свои подписи под письмом поставили более 30 общественных и политических деятелей.

Поводом для очередного обращения общественности к президенту послужило выступление Дмитрия Медведева 3 марта в честь 150-летия отмены крепостного права. В письме, под которым стоят 30 подписей правозащитников, политиков, ученых, писателей говорится, что если президент действительно готов начать "великие реформы", то первыми его шагами должны стать помилование без требования признания вины всех преследуемых по политическим мотивам. Профессор Литературного института Мариэтта Чудакова, считает, что подобных писем должно быть значительно больше:
Я считаю президента вменяемым человеком. Он не может остаться полностью безразличным к тому, что общество подает ему свои сигналы

– Каким другим способом может узнать президент мнение общества о его претензиях, требованиях, просьбах и т. д.? Только из интернета?.. Как мы знаем, президент пользуется интернетом, но там – мнение отдельных людей, а здесь – мнение более или менее организованных групп. Я считаю президента вменяемым человеком. Он не может остаться полностью безразличным к тому, что общество подает ему свои сигналы. Давления с других сторон у него более чем достаточно, невидимого, естественно. А мы-то свое давление должны оказывать – давление в положительном смысле слова, – считает Мариэтта Чудакова.

В отношении обращений к президенту часто высказываются сомнения – в основном, как многие полагают, ввиду их бесполезности. Академик Юрий Рыжов, говорит, что в течение последних восьми лет письма в защиту ученых так и остались без ответа:

– Я подписал миллион писем по поводу ученых-шпионов, включая письма, отправленные по международным адресам. Эффект от этих писем за последние 7 или 8 лет – нулевой. Сначала это удавалось, кого-то мы защищали. А потом – все, как стена, начиная с 2003-2004 года, когда ФСБ-ная шайка пришла к власти на всех уровнях, – заявил Юрий Рыжов.

Один из сопредседателей партии "Правое дело" Леонид Гозман, также подписавший письмо президенту, считает, что обращения к власти – это одна из тех свобод, которые еще не отобраны у общества:

– Очевидно, что в нашей стране восстанавливается репрессивная система, пусть, конечно, не в столь ужасных масштабах, как это было раньше. Правоохранительная система является инструментом сведения личных счетов. Если у нас нет возможности что-то изменить, то у нас есть последняя свобода, которой мы можем и обязаны пользоваться – свобода отношения к происходящему. Мы обязаны выражать это отношение, если мы свободные люди. Кроме того, если такие письма перестанут поступать в адрес первых лиц страны, они могут подумать, что мы с этим смирились. Да, мы не можем это изменить сейчас, но это не значит, что мы с эти смирились, – уверен Леонид Гозман.
Если у нас нет возможности что-то изменить, то у нас есть последняя свобода, которой мы можем и обязаны пользоваться – свобода отношения к происходящему

Понимая, что нынешнее письмо, как и предшествующие, может остаться без ответа, как вербального так и действенного, известные всей стране люди продолжают подписывать подобные обращения. Академик Юрий Рыжов убежден, что каждый из подписантов это делает прежде всего для себя:

– Вот недавно было "письмо 45-ти". И потом тех, кто подписал это письмо, журналисты спрашивают – все безнадежно, что же вы пишете? А для того, чтобы совесть была чиста! Чтобы хотя бы к себе уважение не потерять. Не сидеть, сложа руки, хотя надежд в нынешней ситуации мало. Я надеюсь, что Всевышний оценит степень порядочности каждого. Вот я и пытаюсь накопить перед смертью побольше порядочности, – сказал Юрий Рыжов.

Профессор Литературного института Мариэтта Чудакова говорит, что для нее в равной степени важны и суть письма, и имена людей, которые ставят под ним свои подписи. При этом она понимает, что далеко не все люди, которые поддерживают подобные обращения, готовы под ними подписаться:

– Конечно, текст для меня гораздо более важен, но приятно видеть такие имена, как имя Юрия Рыжова, которого я глубоко уважаю. Но имен других ученых там почти нет. Мне это непонятно. Там полно благородных умных людей, наверное, просто они не знают про письмо или к ним не обращаются. Большая разница между взглядами человека, убеждениями и личностными качествами. Он может очень правильно и благородно думать, но при этом быть пассивным, – считает Мариэтта Чудакова.

В "письме 30" содержится призыв не только освободить людей, находящихся в заключении за свои убеждения, но и разрешить мирные акции оппозиции, а также допустить ее лидеров на центральные каналы телевидения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG