Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Freedom House поставил России диагноз


"Политическая система в СНГ, можно сказать, настроена на поддержку коррупции"

"Политическая система в СНГ, можно сказать, настроена на поддержку коррупции"

Может ли коррупция в политическом истэблишменте России стать одним из факторов, которые определят исход думских и президентских выборов? Это один из вопросов, на который пытаются ответить в своем исследовании эксперты американской правозащитной организации Freedom House.

Доклад Freedom House, подготовленный совместно с рижским центром политических исследований "Провидус", является попыткой описать степень коррумпированности различных звеньев российской государственной машины, включая судопроизводство, правоохранительные органы, спецслужбы, а также средств массовой информации. Исследование содержит вывод о том, что и два десятилетия спустя после развала СССР большинство постсоветских стран, включая Россию, остаются погруженными в узаконенные злоупотребления. Почему? На вопросы Радио Свобода ответил руководитель проекта Кристофер Уокер, директор по исследованиям Freedom House.

– Значительная часть упомянутых в вашем докладе фактов и тенденций, связанных с коррупцией в России, уже хорошо известна. В чем тогда его новизна?

– Думаю, что после недавних региональных выборов в России и ввиду предстоящих думских и президентских выборов эта работа могла бы послужить основой конструктивной дискуссии по проблеме коррупции, которая представляется нам ключевой. До сих пор данная проблема не обсуждалась должным образом, хотя она является частью более широкой институциональной проблемы.

– В какой степени коррупция в России сопоставима с коррупцией в других странах бывшего социалистического лагеря?

– Кроме России, мы в этом докладе рассмотрели связанные с коррупцией проблемы в остальных республиках бывшего СССР, а также в странах Восточной и Центральной Европы, ставших новыми членами Евросоюза. Мы пришли к выводу, что в странах СНГ, эти проблемы колоссальны, там политическая система, можно сказать, настроена на поддержку коррупции. Вместе с тем мы отмечаем, что и новые страны ЕС, наряду с заметным прогрессом, продолжают испытывать очень серьезные проблемы с коррупцией.

Сравнивая положение с коррупцией в этих двух группах стран, мы попытались не столько оценить уровень этой коррупции, сколько то, как на нее реагируют государственные и общественные институты. К примеру, для Чешской Республики, по ее же собственным данным, коррупция является значительной текущей проблемой. Вместе с тем в Чехии – свободные СМИ, которые проводят серьезные расследования фактов коррупции, в том числе и на высшем уровне. СМИ там не просто перечисляют факты, но и выносят проблемы на общественное обсуждение. Чешская судебная система, несмотря на ряд изъянов, совершенствуется. В нее приходят молодые судьи, рассматривающие громкие дела в независимой манере. Сравнивая эту ситуацию с той, что царит в странах бывшего СССР, приходишь к выводу, что там суды сплошь и рядом служат инструментом сохранения системы злоупотреблений исполнительной власти, а не борьбы с ними. Эти различия очевидны. В странах СНГ мы практически не видим свидетельств серьезной антикоррупционной направленности проводимых в них институциональных реформ.

– Будет этот разрыв расти или сокращаться, как вы думаете?

– Мне трудно строить подобные прогнозы. Но можно утверждать, что ориентация новых членов Евросоюза на соответствие его нормам и стандартам дает правительствам и политическим партиям серьезные стимулы для продолжения реформ. Судя по всему, эти страны продолжат двигаться в данном направлении. В то же время в странах СНГ не видно отчетливых признаков появления даже предпосылок для реформ. Нет свидетельств того, что политическое руководство или гражданское общество желают или способны создать такую основу. В нормальной политической среде гражданское общество и СМИ играли бы ключевую роль в борьбе с коррупцией. Но в большинстве постсоветских государств мы видим, что политическое руководство, государственные органы довели эти институты до анемичного состояния. Это плохо и для общества в целом, и для каждого отдельного гражданина. Это также не способствует развитию нормальной рыночной системы и повышению качества информации о рынке.

– Как коррупция может отразиться на выборном процессе в России? Как она будет влиять на ход предвыборной кампании, на подсчет голосов?

– Анализируя предвыборный процесс в России, большинство наблюдателей указывает на гигантские изъяны. Отсутствует надлежащая состязательность. Проведение кампании и подсчет голосов сопровождаются вопиющими нарушениями. Это фундаментальные дефекты, которые не позволяют говорить о справедливости и открытости выборов. Другая сторона проблемы в том, что очевидная ущербность выборного процесса по идее должна повлечь конструктивную общественную дискуссию, но этого в России не происходит. Этого не произошло в очередной раз даже на недавних региональных выборах, несмотря на острую нужду в такой дискуссии. Президент Медведев часто говорит о необходимости радикально бороться с коррупцией, но заметных перемен нет. Напротив, участились факты предвыборной коррупции на местах – в этом наблюдения экспертов Freedom House совпадают с выводами большинства других международных политических и бизнес-наблюдателей. В настоящий момент это самая существенная и широко распространенная проблема в России. В период выборов взяться за нее – самое время. Но текущие показатели в этом смысле малоутешительны.

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы искоренения или преодоления коррупции в России?

– Хочу подчеркнуть, что мы говорим не об искоренении коррупции: она существует в любом обществе. Мы говорим о проведении в России целенаправленных реформ по созданию эффективной системы борьбы с проблемами, связанными с коррупцией. Таких реформ, как укрепление независимости судов, свободы прессы, гражданского общества. Но с учетом ослабления этих институтов усилиями политического руководства России, надеяться на обуздание коррупции в этой стране пока не приходится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG