Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Участие Вооруженных Сил США в операции против режима Муамара Каддафи стало неожиданностью для многих американцев. Лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама обещал избирателям с честью закончить обе войны, начатые его предшественником. Но вместо этого начал третью, и опять с мусульманской страной. О том, как было принято это решение, рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Вопреки известному стереотипу, Вашингтон в ливийском случае не только не был инициатором коалиции, но и долго воздерживался от участия в ней. 10 марта после совещания министров обороны стран НАТО глава Пентагона Роберт Гейтс заявил, что для военного вмешательства необходимых условий пока нет.

Роберт Гейтс: У нас сегодня состоялась очень полезная дискуссия о Ливии. Мы все обеспокоены тем, что режим Каддафи расширяет применение силы против своего собственного народа. Мы все согласились с тем, что НАТО будет действовать только в том случае, если в этом возникнет очевидная необходимость, если у операции будет прочная правовая база и твердая поддержка в регионе.

Владимир Абаринов: Между тем европейские союзники Америки заявляли, что готовы действовать, если потребуется, без США и без санкции Совета Безопасности. Американская пресса критиковала президента за бездействие. Американская делегация в ООН вела бесконечную дискуссию по проекту резолюции о бесполетной зоне.
15 марта в Каире государственный секретарь Хиллари Клинтон воздержалась от конкретных заявлений.

Хиллари Клинтон: Есть британо-франко-ливанский проект резолюции Совета Безопасности, который в настоящее время обсуждается в Нью-Йорке. Мы проводим консультации с Лигой арабских государств, чтобы уяснить цели и методы введения режима бесполетной зоны, а также других форм поддержки. Мы сознаем безотлагательность задачи и увеличиваем объем нашей гуманитарной помощи. Мы ищем пути поддержки оппозиции, с представителями которой я встречалась вчера вечером. Однако мы уверены, что любые шаги должны носить международный характер и что требуются решения Совета Безопасности для того, чтобы эти шаги были предприняты.

Владимир Абаринов: Однако в тот же день вечером по вашингтонскому времени позиция США резко изменилась. Президент созвал совещание в Белом Доме. Советники разделились на "голубей" и "ястребов". В числе противников военной операции пресса называет министра обороны Роберта Гейтса и советника по национальной безопасности Тима Донилона, в числе сторонников – посла США в ООН Сьюзен Райс и директора управления Совета национальной безопасности по многосторонним проблемам Саманту Пауэр. Хиллари Клинтон участвовала в совещании по видеосвязи. После некоторых колебаний она приняла сторону "ястребов". Они убедили президента в том, что отказ США от силового решения будет иметь долгосрочные негативные последствия. И Барак Обама решился. Сьюзен Райс улетела в Нью-Йорк с указанием поддержать резолюцию о бесполетной зоне. Общаясь с журналистами после заседания Совета, она заявила, что резолюция станет мощным рычагом воздействия на режим Каддафи.

Сьюзен Райс: США очень довольны результатами сегодняшнего голосования и жесткими положениями Резолюции 1973. Данная резолюция подаст убедительный сигнал полковнику Каддафи и его режиму о том, что насилие и убийства должны быть прекращены, народ Ливии должен быть защищен и получить возможность пользоваться свободой самовыражения.

Владимир Абаринов: Она повторила слова президента о нелегитимности ливийского лидера.

Сьюзен Райс: Каддафи утратил свою легитимность. Теперь, когда он вершит насилие против собственного народа, нет никакого оправдания его дальнейшему пребыванию во главе страны.

Владимир Абаринов: Вместе с тем она не стала уточнять, в чем конкретно будет выражаться роль США.

- Госпожа посол, считаете ли вы резолюцию ультиматумом г-ну Каддафи, и сколько времени на размышление вы можете предоставить ливийскому режиму?

Сьюзен Райс: По-моему, следует отметить, что первый оперативный абзац резолюции призывает к немедленному прекращению огня и насилия, в то время как второй оперативный абзац требует уважать права ливийского народа, и мы очень серьезно относимся к соблюдению данных положений.

Владимир Абаринов: Начало ливийской операции совпало с восьмилетней годовщиной начала войны в Ираке. Президент Буш обратился к американцам 17 марта 2003 года.

Джордж Буш: Мои дорогие соотечественники! События в Ираке приближаются к решительной развязке. На протяжении более чем десятилетия Соединенные Штаты и другие государства терпеливо и уважительно пытались разоружить иракский режим без войны.

Владимир Абаринов: Президент Обама, 19 марта 2011 года.

Барак Обама: Последние несколько недель мир наблюдал за развитием событий в Ливии с надеждой и тревогой. В прошлом месяце участники акций протеста вышли на улицы по всей стране и потребовали, чтобы их права соблюдались, а правительство было подотчетно гражданам и отзывалось на их чаяния. Но их встретил железный кулак.
В течение нескольких дней целые части страны заявили о своей независимости от жестокого режима, и члены правительства, работающие в Ливии и за рубежом, решили присоединиться к силам, несущим перемены. Муамар Каддафи явно потерял доверие своего народа и легитимность как лидер.
Вместо того чтобы уважать права своего народа, Каддафи выбрал путь жестокого подавления протестов. Невинных граждан избивали, заключали в тюрьму, а в некоторых случаях убивали. Мирные демонстрации протеста подавлялись с применением силы. Совершались нападения на больницы, и из них исчезали пациенты. Началась кампания запугивания и репрессий.

Владимир Абаринов: В обоих случаях главе режима был предъявлен ультиматум. Джордж Буш – Саддаму Хусейну.

Джордж Буш: В последние дни некоторые ближневосточные правительства обратились к диктатору с публичными и конфиденциальными посланиями, убеждая его покинуть Ирак с тем, чтобы можно было разоружить его мирно. До сих пор он отказывался. Теперь десятилетиям обмана и жестокостей пришел конец. Саддам Хусейн и его сыновья должны покинуть Ирак в течение 48 часов. Их отказ сделать это приведет к военному конфликту, время начала которого мы оставляем на свое усмотрение. Ради их собственной безопасности все иностранные граждане, включая журналистов и инспекторов, должны немедленно уехать из Ирака.

Владимир Абаринов: Барак Обама – Муамару Каддафи.

Барак Обама: Еще раз: у Муамара Каддафи есть выбор. Принятая резолюция излагает очень четкие условия, которые должны быть выполнены. Соединенные Штаты, Великобритания, Франция и арабские государства соглашаются, что условие о прекращении огня должно вступить в силу немедленно. Это означает, что должны прекратиться все атаки против гражданского населения. Каддафи должен остановить наступление своих войск на Бенгази, вывести их из городов Адждабия, Мисрата и Завия и наладить поставки воды, электричества и газа во все районы. Должна быть предоставлена возможность для оказания гуманитарной помощи народу Ливии.
Позвольте мне четко заявить: эти условия не подлежат обсуждению. Эти условия не являются предметом переговоров. Если Каддафи не выполнит положения резолюции, его ждут последствия, и выполнение резолюции будет обеспечиваться с помощью военных действий.

Владимир Абаринов: Президент Буш обратился по радио и к иракскому народу.

Джордж Буш: Если мы будем вынуждены начать военную кампанию, она будет направлена против ваших беззаконных правителей, но не против вас. Как только наша коалиця лишит их власти, мы доставим продовольствие и медикаменты, в которых вы нуждаетесь. Мы разрушим аппарат террора и поможем вам построить новый Ирак, процветающий и свободный. В свободном Ираке не будет больше агрессивных войн с соседями, не будет заводов, производящих отравляющие вещества, не будет казней инакомыслящих, пыток и насилия. Тирана скоро не будет. День вашего освобождения близок.

Владимир Абаринов: Президент Обама тоже говорил об освобождении от тирана.

Барак Обама: У нас есть все основания полагать, что, если его не остановить, Каддафи будет совершать злодеяния против собственного народа. Может погибнуть много тысяч человек. Может наступить гуманитарный кризис. Может быть дестабилизирован весь регион, может создаться угроза многим из наших союзников и партнеров. Призывы ливийского народа о помощи останутся без ответа. Демократические ценности, которые мы отстаиваем, будут растоптаны. Кроме того, слова международного сообщества окажутся голой фразой.

Владимир Абаринов: Президент Буш заверял, что будущее Ирака определят сами иракцы.

Джордж Буш: Мы приходим в Ирак с уважением к его гражданам, к их великой цивилизации и религиям, которые они исповедуют. У нас нет в Ираке никаких целей, кроме стремления ликвидировать угрозу и передать контроль над страной ее народу.

Владимир Абаринов: Президент Обама то же самое обещает всему Ближнему Востоку.

Барак Обама: С самого начала этих акций протеста мы ясно дали понять, что мы против насилия. Мы ясно дали понять, что поддерживаем как набор универсальных ценностей, так и политические и экономические перемены, которых заслуживают народы региона. Но я хочу четко заявить: перемены в регионе не будут и не могут быть навязаны Соединенными Штатами или любой иностранной державой; в конечном счете, их приведут в действие народы арабского мира. Определять их собственную судьбу – это их право и ответственность.

Владимир Абаринов: Не будем напоминать ответ Саддама Бушу. Полковник Каддафи почти текстуально повторил его в своем ответе западным лидерам.

Муамар Каддафи: Вы несправедливы, вы - агрессоры, вы - чудовища, вы - преступники! Ваши страны против вас. Повсюду в Европе и Америке люди протестуют против ваших действий против ни в чем неповинного ливийского народа. Народ с нами, даже ваш народ с нами. Все народы мира против вас. Вы потерпите поражение, как потерпел его Гитлер, потерпел Наполеон, потерпел Муссолини. Всех тиранов свергает поступь народа. Это эпоха народа и великой революции!

Владимир Абаринов: Ну и, разумеется, не обошлось без аналогии с Крестовыми походами.

Муамар Каддафи: Это новый Крестовый поход, вы пытаетесь уничтожить ислам. Но ислам никогда не исчезнет. Завтра ислам станет еще сильнее, ливийская революция станет крепче. Весь народ с нами. Мы поднимаем знамя за народ, который хочет свободы и мира, все народы Азии, Африки, Латинской Америки, даже в Европе, ваш народ на нашей стороне!

Владимир Абаринов: По данным последнего опроса, военную операцию в Ливии одобряют 34 процента американцев – две недели назад доля одобряющих составляла 22 процента. 48 процентов считают, что США не должны были вмешиваться в конфликт, а 18 процентов пока не составили собственного мнения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG