Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Петербурге разгромлена легендарная студия звукозаписи Андрея Тропилло. Уникальная аппаратура, исторические записи Бориса Гребенщикова, Виктора Цоя, Александра Башлачева, рок-групп, стоявших у истоков российского рока – все это похищено, исчезло в тумане рейдерского захвата. А сам Андрей Тропилло в студию, которую он создавал всю свою жизнь, доступа теперь не имеет. Не сможет теперь легендарный «первый продюсер в стране» сделать подарок городу к 30-летию питерского рок-клуба. Дарить теперь нечего. Все утащено, разграблено, своровано.

История эта, как и все истории с рейдерским захватом, темная. Почитать о ней можно здесь. Но как все истории, она имеет некие символические для нашего времени особенности.

Символ, стоящий за такими историями один – «бабло», «лавэ», «воздух», «бабки», «статочки сладенькие» и т.д.. В криминальных кругах есть еще очень много других обозначений этого символа.

Криминальный символизм сегодня очень популярен в кругах власть имущих. Нынешний директор ЗАО «Ленинградский завод грампластинок» Андрей Шендрик, отобравший студию у Андрея Тропилло, это знает. Он – новый символист. В петербургском списке «руконеподаваемых» прибыло. Как-то многовато становится в последнее время в Петербурге этих людей, руки которым подать не хочется. Особенно в артистически-музыкальной среде.

Сам процесс деградации этих «товарищей» особенно активно шел в последние путинские годы. Чего стоит, например, поведение знаменитого «мушкетера» Михаила Боярского, своими многочисленными выступлениями в защиту Охта-центра восстановившего против себя общественность Петербурга. Другой певец Александр Розенбаум шел по этой дорожке долго, но упорно. Дошел до того, что сейчас, в эти дни, вместе с другим «руконеподаваемым» дрессировщиком Эдгардом Запашным, подписантом последнего письма против Ходорковского, Розенбаум пытается спасти репутацию небезызвестного фонда «Федерация». За всеми этими людьми, «владельцами шахт, заводов и пароходов», стоит один и тот же символ – «лавэ».

Новый символизм этой «элиты» сегодня разрушает Петербург. Он разрушает его материально, уничтожая памятники истории и культуры, закрывая музеи, изымая из музеев иконы в «элитные» церкви, захватывая библиотеки. Он разрушает сегодня Петербург духовно – самим поведением новых символистов.

Известный советский следователь Лев Шейнин, вспоминая нэп, рассказывал: "Весь "цвет" ленинградских нэпманов собирался по вечерам в "Саду отдыха". По аллеям с важным видом в сопровождении разодетых, раскормленных, на диво выхоленных жен ходили сахарные, шоколадные и мануфактурные "короли". Все они, неизвестно откуда и как появившиеся в годы нэпа, старательно подражали в своих манерах старому петербургскому "свету", вдребезги разгромленному революцией и гражданской войной. Вечерами они любили собираться большими и шумными компаниями в модных ресторанах и кабаре, выбирали по карточкам блюда, барственно покрикивали официанту: "Эй, поскорее, отец!", делали замечания почтительно склонившемуся метрдотелю и неистово аплодировали артистам, приглашая их потом к столу и с удовольствием играя роль меценатов. Пьянея, они начинали безудержно хвастаться своими коммерческими талантами и успехами, любили называть себя "солью земли", и нередко можно было слышать, как какой-нибудь обрюзгший нэпман в седых бобрах презрительно говорил случайному бедно одетому прохожему: "Не толкайтесь, пожалуйста! Это вам не восемнадцатый год"".

Не правда ли очень похоже на день сегодняшний?

Чем закончился нэп хорошо известно, только история, что тоже хорошо известно, мало кого учит…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG