Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Лагунина: Я подняла программы Радио Свобода за это десятилетие. В них выступали лучшие эксперты по терроризму, и можно сейчас оценить, как развивалось международное знание о новом террористическом течении. Октябрь 2001 года.
Продюсер американской телекомпании Ай-Би-Си, публицист Джеймс Бэмфорд издал книгу, которая называется "Ведомство секретов". Она посвящена работе Агентства национальной безопасности США, АНБ, самого секретного разведывательного органа страны, который ведет техническое слежение, в том числе спутниковое. В книге есть такие данные:

"АНБ регулярно слушает перехваченные переговоры террориста бин Ладена, который скрывается в Афганистане. Бин Ладен пользуется переносным спутниковым телефоном системы ИНМАРСАТ, который передает и получает сигналы через спутник, принадлежащий Международной морской спутниковой организации. Это та же система, которой пользуются большинство моряков и люди, которым приходится ездить в отдаленные районы, например, геологи. Как утверждают офицеры разведки, бин Ладен знает, что Соединенные Штаты могут прослушивать его международные контакты, но, похоже, его это не волнует. Чтобы поразить избранных гостей, АНБ иногда проигрывает им аудиозаписи разговоров бин Ладена с матерью через ИНМАРСАТ".

Ирина Лагунина: Это данные приблизительно на 98-й год. В одном из интервью после теракта в Нью-Йорке Джеймс Бэмфорд заявил, что, по его информации, в последнее время бин Ладен спутниковым телефоном не пользовался. Что произошло? Автор книги полагает, что произошло следующее:

Джеймс Бемфорд: Он явно выяснил, что его международные переговоры по спутниковому телефону прослушиваются, и поэтому решил просто больше им не пользоваться. В результате АНБ полностью потеряло его след и не знало, где он находится, до самого момента теракта.

Ирина Лагунина: Тогда что бин Ладен использует сейчас?

Джеймс Бемфорд: Разные подручные средства: доверенных лиц, друзей, посыльных, чтобы передавать свои послания. Может использовать компьютер, подключенный к спутниковой связи, но одновременно присоединенный к специальному шифровальному устройству. И АНБ не в состоянии пока разгадать его шифр. И кстати, его соратники, то есть люди, которые были на самолетах и которых потом назвали его сообщниками, они использовали компьютеры в местных библиотеках. Так что они явно как-то связывались с помощью компьютера. Вместе с тем, мне кажется, что роль бин Ладена - в большей мере роль религиозного лидера, который вдохновляет, идеолога, а не командира. Так что не думаю, что его рабочий день начинается в 9 утра с селекторного совещания по телефону. Ячейки сети вырабатывают и исполняют свои собственные планы. И так действует система.

Ирина Лагунина: Что это за человек, которого ищут крупнейшие разведки стран мира и не могут найти, который пользуется поддержкой государств или определенных ведомств в государствах региона? Что выделяет его среди других и делает столь изощренным? Профессор политической психологии в университете имени Джорджа Вашингтона Джеррольд Пост занимается исследованием террористов. Ему же принадлежит и исследование личности бин Ладена:

Джеррольд Пост: Усама бин Ладен - это очень необычный лидер среди всех лидеров, которых я изучал и описывал на протяжении всей своей жизни. Первое же, что бросается в глаза: он сын мультимиллиардера, но какой по счету сын - неясно. Одни данные говорят, что он 14-й из 17 детей, другие - что он, может быть, даже 40-й из 52 детей. Как бы то ни было, когда ему было 10 лет, его отец умер и оставил ему в наследство 57 миллионов долларов, которые он сумел превратить в 300 миллионов. Очевидно, что решающим, поворотным событием в жизни Усамы бин Ладена стало советское вторжение в Афганистан в 1979 году. В этот момент бин Ладен и лидер <Мусульманского братства>, которого звали Абдулла Азам, создали для борьбы с советскими безбожниками сеть вербовки мусульман со всего мира. Вербовочные пункты были, как и в странах <третьего мира>, так и в Европе и в Соединенных Штатах. 5000 добровольцев пришли из Саудовской Аравии, три тысячи - из Алжира, две тысячи - из Египта. С помощью американского оружия им удалось заставить Советский Союз покинуть Афганистан. Они могли гордиться: они породили второй Вьетнам для сверхдержавы. Важно подчеркнуть, это был первый опыт лидерства Усамы бин Ладена. Лидер не становится лидером пока у него нет последователей. А его последователи идеализировали его. Он вел аскетический образ жизни, несмотря на все эти богатства в Саудовской Аравии, он часто жил в пещерах, он раздавал свое собственное богатство, чтобы помочь борцам за свободу, он создавал поликлиники и больницы, покупал оружие и амуницию. Может быть, он не был на передовой, но он преподносил урок того, как надо быть лидером.
Но война закончилась, и Усама бин Ладен расстался с Абдуллой Азамом. Однако психологически это его только укрепило. Он и его борцы за свободу в каком-то смысле потеряли цель, потому что потеряли врага и надо было создавать нового. И они решили расширить свою миссию, - как преподнес бин Ладен, - чтобы переделать ислам и исламские правительства. Они участвовали во всех войнах, где боролись мусульмане - в Алжире, в Эритрее, в Боснии, в Косово, в Судане.

Ирина Лагунина: Говорит профессор университета имени Джорджа Вашингтона Джеррольд Пост. Война в Афганистане закончилась, советские войска из страны выведены. Что дало бин Ладену нового врага в его нынешнем виде - врага в лице Соединенных Штатов? Мы продолжаем беседу с профессором Постом:

Джеррольд Пост:
Это произошло во время кризиса в Заливе. Нечто вдохнуло новый огонь в Усаму бин Ладена и дало ему именно то, что он искал, что затем стало "врагом номер один". Это были неверные, которые оккупировали святую землю Саудовской Аравии, землю двух храмов, как он ее называет. И это, конечно, были американские военнослужащие, расквартированные в стране после того, как закончилась "Буря в пустыне". До конца 1996 года единственной целью бин Ладена было выгнать американские войска из Саудовской Аравии. В 96-м - цель расширилась, он призвал к священной войне, и в 98-м выпустил свою фатву против евреев и христиан. Это примечательный документ, и я хотел бы прочитать один короткий фрагмент:

"В соответствии с велением Бога, мы обращаемся с фатвой к нашим братьям мусульманам. Приказ убивать американцев и их союзников, гражданских и военных, - это личная обязанность каждого мусульманина, который должен это сделать в любой стране, где может, где он находится>. И <бороться с ними до тех пор, пока не будет покончено с угнетением и не возобладает справедливость, и вера, и Бог. Мы, с Божьей помощью, призываем каждого мусульманина, который верит в Бога и хочет быть вознагражден за это, последовать велению Бога убивать американцев".

Примечательное послание: Аллах всепрощающий и сострадающий повелел каждому мусульманину убивать американцев. Но этот текст объясняет, как бин Ладен вдохновил своих радикальных мусульманских последователей пойти даже на смерть в достижении этой единственной цели. Каждое слово, которое он произносит, окружено понятиями из Корана, и для его радикальных последователей он является истинным толкователем их религиозного дела. Поэтому то, что он провозглашает нравственным, нравственно или даже священно, и они на самом деле задушили в себе себя самих, они полностью растворились в его организации, и они отдадут свои жизни, если это служит целям организации.

Ирина Лагунина: И эта так называемая нравственная цель сделала его "черной овцой" в семье и заставила его уехать из Саудовской Аравии?

Джеррольд Пост: Когда он вернулся в Саудовскую Аравию и обнаружил американских военных на саудовской земле, он начал нападать на саудовскую королевскую семью. Он говорил, что они - под контролем Запада, что они - марионетки Соединенных Штатов, что они предали возложенное на них обязательство защищать священную землю. Но надо сказать, что королевская семья оказала одну услугу Мухаммеду бин Ладену, отцу Усамы. Он получил эксклюзивное право на реконструкцию, восстановление и поддержание мусульманских святынь в Саудовской Аравии. Так что для семьи покровительство короля было исключительно важным моментом. И вот появился Усама бин Ладен и начал нападать на королевскую семью. Его изгнали из Саудовской Аравии и лишили паспорта. И изгнали его из семьи, - как "черную овцу", как вы сказали.

Ирина Лагунина: Из того, что мы сейчас видим, получается, что Усаме бин Ладену удалось создать довольно разветвленную и профессиональную сеть разведки, в чем, может быть, ему помогали даже разведслужбы других государств. Он выступает как хороший командир-координатор. С другой стороны, он вроде бы толкует Коран и вписывает в свои заявления понятия из Корана. Какого рода образование он получил, чтобы быть и военным, и духовным лидером?

Джеррольд Пост: Он не просвещенный человек в религиозном смысле слова. Он получил титул эмира за свою аскетичную жизнь. Но у него нет прав муллы, хотя он - выпускник саудовского университета и очень умный человек. И это - ключ к его привлекательности. Частично крепость Аль-Каиды как раз и можно объяснить его удивительно убедительной риторикой. Вот что он, например, пишет в предисловии к своей 180-страничной книге, в пособии для Аль-Каиды: "Во имя Аллаха, всепрощающего и сострадающего, конфронтация, к которой мы призываем... знает только разговор пуль и идею убийств, взрывов и разрушения...". И далее: "Исламские государства никогда не устанавливались и не будут устанавливаться миром и сотрудничеством, они устанавливаются так же, как всегда: пером и оружием, словом и пулей, языком и зубами". Вот эти слова "перо", "слово" и "язык", обращенные к мусульманам, подчеркивают, что у него есть удивительная способность очень харизматично использовать свой словарный запас.

Ирина Лагунина: Любопытно, что с началом войны в Ираке в 2003 году Усама бин Ладен вдруг замолчал. Перестали циркулировать по миру его видео или аудио послания и угрозы, нам, журналистам, не надо было больше решать моральную дилемму: давать ли в эфир голос этого террориста – с одной стороны, мы тем самым тиражируем его послание, чего он и добивается, а в другой, общество ведь должно знать, что ему угрожает. Зато до войны пленки циркулировали одна за другой. Из программы за апрель 2003 года.
Психиатр, профессор политической психологии в Университете Джорджа Вашингтона Джеррольд Пост 21 год работал директором Центра анализа личности и политического поведения в ЦРУ, разрабатывал политический портрет участников соглашения в Кэмп-Дэвиде для президента Картера, и портрет Саддама Хусейна после вторжения Ирака в Кувейт в 1991 году.

Джеррольд Пост: Меня в последнее время заинтересовали общие черты и отличия трех основных оппонентов Соединенных Штатов - Усамы бин Ладена, Саддама Хусейна и Ким Чен Ира. Все трое в своем роде уникальные личности, и каждого из них надо рассматривать с точки зрения его исторического, политического и культурного контекста. Но у них есть и некоторые интересные общие моменты, общие черты. Все они видят себя во главе борьбы за собственное дело и провозглашают себя людьми, до глубины души преданными этому делу, но в то же время каждый озабочен собственной репутацией. Меня поразило то, что в октябре прошлого года, когда Усама бин Ладен словно бы выпал из фокуса международного сообщества, а все внимание Соединенных Штатов было сосредоточено на Саддаме Хусейне, на той угрозе, которая исходила от его режима, и на том, что надо немедленно решать эту проблему, вот именно в этот момент пронеслась новая волна терактов, организованных "Аль-Кайдой". На этот раз в Восточной Азии и на Ближнем Востоке.

Ирина Лагунина: "Борьба должна вестись только во имя Бога, а не во имя национальных идеологий, и не для того, чтобы добиться победы невежественных правительств, которые правят всеми арабскими государствами, включая Ирак", - с этим обращением бин Ладен выступил в середине февраля этого года. Что показывают пленки бин Ладена?

Джеррольд Пост: Мы как бы стали свидетелями смены состава. С выпуском первой пленки, бин Ладен словно пытался сказать, что это - операция не против Ирака, это операция против мусульман, и он бин Ладен, истинный лидер радикального ислама на самом деле и должен возглавить эту борьбу. Я могу только так интерпретировать эту пленку. Складывается впечатление, что он словно был уже назначен противником номер один Соединенных Штатов, и когда Саддам Хусейн всплыл в центре международного внимания, бин Ладен решил выйти из тени и потребовать назад свое первенство. Затем уже накануне конфликта бин Ладен выпустил еще одну пленку, в которой как бы подтвердил ранее сказанное и на самом деле даже попытался умалить значение Ирака в целом и Саддама Хусейна, в частности, для мусульманского мира. Он даже не упомянул Саддама Хусейна по имени. Он назвал иракцев еретиками, неверными, но, тем не менее, поскольку в борьбе за них, помогая им, встав на их сторону, могли погибнуть столько мусульман, он, бин Ладен, поведет эту борьбу. Затем буквально дней десять назад появилась еще одна пленка, в которой он призывал развернуть мировую войну против Америки за то, что она напала на исламскую нацию. Эта пленка по языку напоминает его призывы поддержать арабов-мусульман в Афганистане, которых он набрал для борьбы с безбожным нападением Советского Союза на мусульманских афганских братьев. Иными словами, в мире есть только одно первое место, один лидер. И меня поразило, насколько яростно бин Ладен борется за то, чтобы удержаться на этом месте, сохранить его за собой и быть в центре внимания.

Ирина Лагунина: Вы в начале разговора упомянули о различиях в психологических портретах этих людей. Давайте поговорим о различиях.

Джеррольд Пост: Саддам Хусейн - лидер, доминировавший в своем обществе. Он - тот клей, который держал этот режим. Конечно, за ним идут его сыновья, но это не такая существенная опора. Если бы сейчас кто-то хотел заменить его в рамках того режима, который он создал, то все равно не смог бы это сделать. Режим был создан им и для себя самого. Так что если он в бегах или физически недееспособен, то это - конец режима, конец той вертикали власти, которую он построил. Это - отличие от бин Ладена. Бин Ладен, может быть, воспользовавшись теми знаниями, которые он приобрел в школе менеджмента в университете в Джадде, создал горизонтальную, плоскую организацию. И в отличие от других харизматичных террористических лидеров, таких, как лидер курдских сепаратистов Оджалан, глава ПКК, у бин Ладена есть последователи, которые в крайнем случае могут занять его место. Его организация полностью построена на принципе взаимозаменяемости. Когда командующий операциями Атаф был убит в первые дни войны в Афганистане, его заменил Зубайда, когда Зубайду схватили, его заменил Халид Шейх Мохаммед, которого, впрочем, сейчас тоже допрашивают.

Ирина Лагунина: Профессор политической психологии университета Джорджа Вашингтона Джеррольд Пост. Два крупнейших теаркта в Европе после начала военной операции в Ираке – Мадрид 11 марта 2004 года и Лондон, на следующий год 7 июля. С терактами в Лондоне все изначально было понятно. С мадридскими возникли сомнения – изначально подозрение пало на баскскую группировку ЭТА. Но потом исламистские группы стали брать на себя ответственность. В марте 2004 года мы разбирались с тем, что же на самом деле произошло в испанской столице.
Первое послание - группировка под называнием Бригады Абу Хафса аль-Масри в лондонской арабской газете "Аль-Кудс Аль-Араби" берет ответственность на себя. В скобках после названия бригад написано "Аль-Каида". Президент института исследований ближневосточной прессы Йигал Кармон, был первым, кто провел лингвистическое исследование этого письма. Йигал Кармон в нашем эфире. Что насторожило вас в послании Бригад?

Йигал Кармон: Несколько вещей. Прежде всего, эта организация принимала на себя ответственно за все, что происходило в мире. Во-вторых, когда я начал анализировать язык и концепции, изложенные в этом электронном послании, я сразу же понял, что это - не язык "Аль-Каиды". Вот только два примера. Первый: они называют теракты 11 сентября "событием". В словаре "Аль-Каиды" это не "событие", это - "рейд". В арабском языке это "газават", у слова есть коннотации с Исламом, с исламскими походами, которые Бин Ладен считает, он совершает. Второе: они называют партнеров Америки "агентами", а слово, которое используется в исламистских группировках - "неверные". Слово "неверные" ни разу не фигурирует в этом письме. Другой пример - концептуальный подход. Они пишут: если вы прекратите нападать на нас, мы прекратим нападать на вас. Это - не Бин Ладен! Бин Ладен не реагирует на внешние проявления, он ведет наступательный бой. Он хочет уничтожить западный мир, именно поэтому он совершил теракты в Америке и, возможно, теперь уже и в Европе. Это письмо написано не исламистами. В целом все послания "Аль-Каиды" и других исламистских течений в основе своей - религиозны. А это - нет, практически не религиозно.

Ирина Лагунина: Но, хорошо, письмо написано от имени "Аль-Каиды", а содержит такие серьезные концептуальные ошибки. Это ведь может быть опасно для самих Бригад Абу Хафса аль-Масри. Разве здесь нет противоречия?

Йигал Кармон: Нет, какое же противоречие? Израиль это хорошо знает. Вы представляете, сколько организаций порой берут ответственность за один какой-то теракт? Это нормальная практика.

Ирина Лагунина: Но тогда давайте посмотрим на текст заявления, которое было сделано на видеопленке, подброшенной в пригородах Мадрида. В этом заявлении говорится: "Вы любите жизнь, а мы любим смерть, которая показывает вам то, о чем говорил пророк Мохаммед, что если вы не остановитесь в своей несправедливости, то прольется больше и больше крови, и эти акты покажутся незначительными по сравнению с тем, что произойдет и что вы называете терроризмом". В этом заявлении ведь тоже содержится условие - прекратите несправедливость, и мы прекратим вас убивать. Эта пленка - тоже не "Аль-Каида"?

Йигал Кармон: Вот именно эта фраза придает видео посланию намного большую достоверность, чем все содержание письма Бригад Абу Хафса аль-Масри. Вот именно это я и называю религиозными писаниями, ссылкой на религиозные концепции и понятия. Это - фраза из эпохи раннего ислама, ислама эпохи формирования, к которому взывает Бин Ладен. Эта фраза постоянно звучала в Афганистане. Она также фигурировала в театре на Дубровке в Москве. Один из чеченцев вышел с этой фразой и сказал, "мы победим в этом противостоянии, потому что русские любят жизнь, а мы любим смерть". Эта фраза была произнесена мусульманским командиром Халидом бин аль-Валидом, которого первый халиф Абу Бакр послал на войну с персами. Вот тогда и был произнесен этот лозунг. Вот это - "Аль-Каида", это - исламизм, это - реально.

Ирина Лагунина:
Йигал Кармон, президент Института исследований ближневосточной прессы. еще один эксперт по терроризму - директор исследований в Центре изучения терроризма Джеймс Кёркхоуп. Что известно об организации, которая называет себя Бригады Абу Хафса аль-Масри?

Джеймс Кёркхоуп:
Пока нет никаких доказательств того, что эта организация существует в таком виде, чтобы производить теракты. Их группа в последние год-полтора каждый раз, когда где-то в мире происходили теракты, совершенные "Аль-Каидой" или другими группировками джихада, заявляла о себе через исламскую прессу в Лондоне. Абу Хафс аль-Масри - это египтянин из группировки Исламский джихад, которая провозглашала анти-западные и анти-светские взгляды с конца 70-х - начала 80-х годов. Абу Хафс аль-Масри был замешан в убийстве египетского президента Анвара Садата в 1981 году. Его радикальная программа вызвала интерес у Усамы бин Ладена, когда они встретились в Афганистане в начале 80-х годов и стали вместе бороться против советских войск. И с тех пор они стали близкими сподвижниками и вместе сформировали "Аль-Каиду". Этот египтянин оставался одним из командиров "Аль-Каиды" до ноября 2001 года, когда, по сообщениям, он погиб в ходе американских бомбардировок Афганистана. Он принимал участие во многих терактах "Аль-Каиды" в 90-е годы - вплоть до 2000-го. Он готовил некоторые теракты в Египте, взрывы американских посольств в Кении и Танзании. Он даже как-то связан с организацией того отпора, который получили американские войска в Сомали. Тот факт, что эта группа взяла его имя, показывает, что ее члены разделяют идеологию египетского Исламского джихада, то есть выступают против нынешнего египетского режима, и поддерживают то, что делает "Аль-Каида". Но до сих пор не найден ни один человек, который принадлежал бы к этой группировке.

Ирина Лагунина: Джеймс Кёркхоуп, директор исследований в Центре изучения терроризма.
Параллельно со знаниями об «Аль-Каиде» и ее предводители расширялся объем и общественных представлений о том, как работает американская разведка и какими данными она обладала до терактов 11 сентября. Под давлением общественного мнения, разочарованного работой специальной комиссии Конгресса США, президент Буш был вынужден учредить независимую комиссию во главе с бывшим губернатором штата Нью-Джерси Томасом Кином. Вот что рассказывал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов о работе этой комиссии в марте 2004 года.

Владимир Абаринов:
Председатель комиссии Томас Кин в полной мере воспользовался своими правами. Он вступил в острый конфликт с Белым Домом, требуя представить ему копии докладов, которые разведка направляла президенту до 11 сентября. Обычные ссылки на государственную тайну на губернатора Кина не подействовали - он пригрозил администрации судом и, в конце концов, получил необходимые материалы. Члены комиссии Кина и их помощники опросили сотни свидетелей. Наконец, пришел черед и высших должностных лиц. По прошествии первых двух дней публичных слушаний можно смело утверждать, что это событие экстраординарное. Нечасто приходится видеть, как члены кабинета, люди, ответственные за принятие важнейших политических решений, перед тем, как дать свои показания, приносят присягу. (Напомню, что лжесвидетельство президента Клинтона чуть не привело к его отставке). За их спинами в зале сидят родственники погибших от рук террористов. Заседания от первого до последнего слова транслируются в прямом эфире крупнейших телекомпаний.
Комиссия основательно подготовилась к этим допросам. Первое, что бросается в глаза - это значительно более широкий, чем прежде, охват событий. На слушания приглашены чиновники как нынешней, так и прошлой администраций. Ключевой вопрос, который члены комиссии задают, в разных формулировках, каждому свидетелю, звучит так: почему правительство США, зная об угрозе, которая исходит от "Аль-Каиды", не ликвидировало ее силовыми методами, не дожидаясь, пока "Аль-Каида" нанесет сокрушительный удар по американским городам? Администрации Билла Клинтона было известно, что террористическую сеть возглавляет Усама бин Ладен. Президент санкционировал его уничтожение. Почему этот приказ остался невыполненным? Говорит министр обороны в правительстве Клинтона Уильям Коэн.

Уильям Коэн: Я вспоминаю как минимум три случая, когда первоначальные донесения разведки говорили, что мы его выследили, и мы были готовы нанести удар по определенному участку с тем, чтобы поразить этого человека или группу людей, включая его. И всякий раз они отзывали свою информацию, говорили "нет, мы не вполне уверены". Один раз мы думали, что в поле нашего зрения попал бин Ладен. Но оказалось, что это был шейх из Арабских Эмиратов. В другом случае мы рассматривали возможность удара по самолету, в котором мог находиться бин Ладен. Он пытался спастись бегством. Но и в тот раз разведка отменила свое сообщение, сказала "мы не думаем, что нашли его". Каждый раз информация приходила от разведки, через советника по национальной безопасности, и мы садились и принимали коллективное решение - ОК, при таких обстоятельствах мы не открываем огонь.

Владимир Абаринов: В 1998 году Соединенные Штаты все-таки нанесли ракетные удары по Афганистану и Судану - оба не достигли результата. Билла Клинтона обвиняли тогда в том, что он преследовал совсем иную цель - пытался отвести от себя угрозу импичмента, переключив внимание на другой острый сюжет. Уильям Коэн категорически опроверг эти обвинения.

Уильям Коэн:
Как раз в то время, когда были нанесены удары по Афганистану и Судану, на экраны вышел фильм "Хвост вертит собакой". Нашлись критики, которые выступили с нападками на президента, они говорили, что это попытка отвлечь внимание от его личных проблем. Я хотел бы сказать для протокола: ни при каких обстоятельствах президент Клинтон не использовал вооруженные силы в политических целях. Когда я вступил в должность, он заявил мне с полной ясностью, что не будет обращаться ко мне с просьбами об участии в каких-либо политических акциях и никогда не позволит использовать вооруженные силы в политических целях. Президкент Клинтон сдержал свое слово. Он никогда не обращался к нам с такими просьбами. Войска использовались строго по назначению.

Владимир Абаринов: Администрация Клинтона, действуя кнутом и пряником, пыталась уговорить афганских правителей выдать бин Ладена. Директор ЦРУ Джордж Тенет действовал через шефа саудовской разведки принца Турки бин Фейсала. Тот будто бы почти добился успеха, но в сентябре 1998 года мулла Омар изменил свою позицию и ответил отказом. Как стало известно комиссии, неуступчивости Омара в значительной мере способствовал бывший глава пакистанской разведки Хамид Гуль, которого некоторые эксперты считают "отцом" движения талибов: он заверил Омара, что сумеет предупредить их о готовящемся американском ракетном ударе за три-четыре часа, "как это было в последний раз".

Ирина Лагунина: Последний раз на тот момент, о котором рассказывал Владимир Абаринов, - это в 1998 году, когда американские крылатые ракеты атаковали пустой лагерь "Аль-Каиды" - бин Ладен с ближайшими командным составом сети покинул его именно за считанные часы. Особая глава в работе этой комиссии – показания карьерного чиновника, работавшего в четырех администрациях США, Ричарда Кларка. В администрации Билла Клинтона Кларк был координатором по контртерроризму, а затем издал книгу «Против всех врагов». Продолжает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Как установила комиссия - не из показаний Кларка, а изучая документы и опрашивая других свидетелей - Кларк был одним из первых экспертов правительства США, обративших внимание на угрозу, исходящую от Усамы бин Ладена. Он сосредоточился на разработке национальной стратегии противодействия этой угрозе. Его план, завершенный летом 98 года, получил краткое наименование Delenda - по первому слову латинского афоризма Delenda est Carthago - "Карфаген должен быть разрушен". Уже из краткого заголовка документа видно, что речь шла о серии силовых акций против "Аль-Каиды". Вместе с тем план носил ограниченный характер, о чем рассказал комиссии сам Кларк.

Ричард Кларк: Наша цель состояла в том, чтобы ликвидировать "Аль-Каиду" как угрозу Соединенным Штатам. Мы признавали, что нам вряд ли удастся полностью уничтожить всех и каждого, кто считает себя членом этой сети. Но мы способны сделать "Аль-Каиду" недееспособной, какой стала организация Абу Нидаля в конце своего существования - она больше не представляла угрозы для Соединенных Штатов. Вот чего мы хотели. И ЦРУ говорило, что если оно получит все необходимые ресурсы, этой цели можно будет достигнуть в лучшем случае за три года.

Владимир Абаринов: Организация Абу Нидаля - ее более известное название "Черный сентябрь" - это террористическая группа, отколовшаяся в 1974 году от Организации освобождения Палестины. Сам основатель Абу Нидаль умер в ноябре 2002 года в Багдаде. На счету организации 20 террористических актов, в которых погибли 900 человек. О том, что "Аль-Каида" - террористическая организация совершенно нового типа, о разбросанных по всему миру "спящих ячейках", о системе ее финансирования - правительству США тогда, в конце 90-х годов, было мало что известно. Организацию бин Ладена считали традиционной группировкой, практикующей традиционные методы. Альтернативой силовому подавлению были тайные операции разведки. О том, почему США не применили этот второй вариант, Ричард Кларк говорит так.

Ричард Кларк:
Надо отдавать себе отчет еще кое в чем, когда речь идет о способности ЦРУ к тайным операциям. В течение многих лет Конгресс и пресса огульно критиковали агентство за тайные операции, которые оно вело по поручению Белого Дома и таких людей как я - я говорю не о себе, а о людях, занимавших такую же должность. И многим руководителям ЦРУ потом устраивали разнос в таких, как этот, залах за провалы тайных операций, превращали их в мяч для политических игр. Полагаю, это научило их тому, что тайные операции опасны для ЦРУ в той же мере, в какой они опасны для противника. <:> В этом состоит урок, который получило нынешнее поколение руководителей оперативного директората в ходе своей служебной карьеры. Джордж Тенет говорит, что он не занимается перестраховкой, и он, конечно, знает это лучше, чем я. Но, глядя со стороны, работая с оперативным директоратом в течение 20 лет, мне представляется, что они не только избегают риска, но и имеют все основания избегать его, потому что Конгресс и пресса научили их, что тайные операции, вероятнее всего, выйдут им боком.

Владимир Абаринов: Однако и предложенный Кларком план силового давления на "Аль-Каиду" главы соответствующих ведомств отвергли - они считали, что удары по афганской территории приведут к значительным побочным жертвам и подорвут репутацию США в глазах мусульманского мира. Предложение Кларка оказать помощь Северному Альянсу в Афганистане тоже не встретило энтузиазма - руководители соответствующих ведомств не видели в Альянсе серьезной военной силы, способной опрокинуть режим талибов. Можно было попытаться точечным ракетным ударом обезглавить организацию. Об одной из таких упущенных возможностей Кларка спросил на слушаниях член комисси Слейд Гортон.

Слейд Гортон:
Ранней зимой 99 года, когда ЦРУ предложило атаковать охотничий лагерь в Афганистане, в котором в тот момент, возможно, находился Усама бин Ладен, от этого плана в конце концов отказались. Это вы рекондовали отказаться от него?

Ричард Кларк: Да, сенатор. Я позвонил директору ЦРУ и сказал, что мне доставили сделанную спутником фотографию объекта, и мне совершенно ясно, что это не база террористов - объект выглядел как роскошный охотничий лагерь. И я попросил его самого посмотреть на снимок. Он сделал это, перезвонил мне и сказал, что снимает свою рекомендацию об атаке.

Слейд Гортон: То есть вы не давали никаких рекомендаций - ни в пользу атаки, ни против нее?

Ричард Кларк:
После взрывов 98 года мы держали на боевом дежурстве у побережья Пакистана подводные лодки, вооруженные крылатыми ракетами, с тем, чтобы иметь возможность атаковать цель, как только мы будем знать местонахождение бин Ладена. Разведданные об этом были очень, очень скудными. <:> Когда я увидел этот cнимок, сделанной спутником, я решил, что он не похож на базу террористов. Окончательное решение принял Джордж Тенет - он рекомендовал ничего не предпринимать. Я не знаю, убедились ли они в отсутствии там бин Ладена или нет.

Владимир Абаринов: Отсутствие должной координации между ведомствами считается одной из главных причин, по которым американские спецслужбы не смогли заблаговременно раскрыть заговор 11 сентября. ЦРУ знало об оперативном совещании "Аль-Каиды" в январе 2000 года в столице Малайзии Куала-Лумпуре, но не знало, что двое участников этого совещания вскоре оказались в США. Иммиграционная служба получила список участников куала-лумпурского совещания уже после того, как эти двое въехали в страну. ЦРУ знало, что террористы, возможно, планируют одновременный угон нескольких пассажирских самолетов, но ничего не сообщило об этом ФБР, поэтому ФБР не придало значения донесению своего специального агента в Аризоне, который обратил внимание на необычно большое число арабов в частных летных школах Америки. В Миннесоте одного такого начинающего пилота, Закариаса Муссауи, агенты ФБР арестовали за полтора месяца до терактов 11 сентября, но и этому событию в вашингтонской штаб-квартире не придали значения. Кусочки паззла не сложились в общую картину, потому что каждое ведомство держало добытые им частицы при себе.

Ирина Лагунина: В 2006 году в США вышла в свет новая книга о заговоре 11 сентября, которая лдо сих пор остается для меня лично одной из двух лучших книг об "Аль-Каиде". Она называется The Looming Tower, что можно перевести как "Башня в тумане". Ее автор – литератор и драматург Лоуренс Райт. Тогда, в 2006-м году, на президентации этой книги побывал Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Видное место в книге занимает идеолог террористического джихада египетский интеллектуал Сайид Кутуб, о котором сегодня вспоминкают нечастно. Лоуренс Райт обнаружил, что создатель террористической группировки "Аль-Джихад" Айман Завахири, второй главный персонаж книги, которого называют "правой рукой" Усамы бин Ладена, испытал на себе сильное воздействие и книг, и личности Кутуба.

Лоуренс Райт: Он написал книгу, которую прочли все эти парни. Знаете, это забавно: писатели обычно думают, что их книги не возымели никакого эффекта, но социальные и политические движения всегда начинаются с книг. Будь то марксизм или движение за права животных – на самом их дне есть книга, воспламеняющая молодежь. В данном случае книга называлась "Маалим филь-Тарик" – "Дорожные знаки" или "Вехи", как ее обычно переводят. Сайид Кутуб написал ее в тюрьме, но до того, как попасть в тюрьму, он побывал в Америке. Его опыт стал чем-то вроде образца для множества молодых мусульман, которых радикализировал Запад, и когда они оказались на Западе, они крепко держались за свою исламскую идентичность как за способ укрепить свои силы в борьбе против всепоглощающей западной культуры. Именно это произошло с Сайидом Кутубом. Он приехал в Америку в 1948 году – это было время, когда Америка занимала совершенно исключительное положение, даже в мусульманском и арабском мире. И он возненавидел Америку. <…> Так получилось, что в этой истории сыграли роль семейные связи. Когда в 1966 году Абдель Насер повесил Кутуба, последним, кто видел его живым, был его адвокат Махфуз Ассам, он еще жив. Это дядя Аймана аз-Завахири. И вот, когда Насер вздернул Кутуба, Завахири организовал ячейку с целью свергнуть египетское правительство. Ему тогда было 15 лет.

Владимир Абаринов:
Сайид Кутуб – был один из лидеров запрещенной в Египте организации "Мусульманское братство". Именно это террористическое движение – уже после казни Кутуба – обвиняют в убийстве в 1981 году президента Египта Анвара Садата. Вернусь к книге. Сотрудник Совета по международным отношениям Рэйчел Бронсон, которая вела презентацию, обратила внимание на соперничество Завахири и бин Ладена, в конечном счете, завершившееся слиянием двух организаций.

Рейчел Бронсон: Что касается Завахири, то в своей книге вы сумели изумительно персонифицировать процесс смешения "Аль-Каиды" и "Исламского Джихада" и, в конечном счете, доминирование "Аль-Каиды", показать, как египетская организация и "Аль-Каида" слились в одно целое в Афганистане, в то, что мы теперь знаем под названием "Аль-Каида". И вы показали это через соперничество Завахири и бин Ладена. На самом деле, как вы отмечаете в книге, "Джихад" – организация Завахири – и "Аль-Каида" были отдельными группировками весной 1993 года, и Завахири даже еще не включился в кампанию бин Ладена против Америки. Из вашей книги следует, что Завахири хотел сдать бин Ладена в расчете на доступ к американским разведданным, которые могут быть полезны для его собственной организации. Расскажите нам об этой борьбе "Джихада", который вышел из Египта, и "Аль-Каиды", которая пришла в Афганстан из Саудовской Аравии через Судан. В чем заключались противоречия между ними и как они, в конце концов, соединились в то, что мы знаем сегодня как "Аль-Каиду"?

Лоуренс Райт: Мы можем говорить об "Аль-Каиде" как о векторе двух сил – Завахири и бин Ладена. Ее не было бы без одного из них. Завахири напрочь лишен харизмы, у него всегда были трудности в общении с людьми, которых он хотел увлечь за собой, и однако же он создал очень сильную группировку революционеров. У него также всегда были проблемы с финансированием. Так что я думаю, когда он впервые обратил внимание на Усаму бин Ладена, это было похоже на первую встречу полковника Паркера с Элвисом Пресли. Он подумал: "Из этого парня будет толк. Он еще и богат, и у него есть харизма, но нет направления. Я направлю его. Я сформирую его". У бин Ладена была мечта. Он хотел организовать иностранный арабский легион и превратить его в антикоммунистическую силу. Его цель состояла в том, чтобы преследовать отступающие из Афганистана советские войска в Центральной Азии, а также атаковать коммунистическое правительство, которое контролировало тогда Йемен. Он был в то время нашим номинальным союзником. Но у него не было организации, не было никого вокруг, кто привел бы этот план в исполнение. У Завахири люди были. У него была своя террористическая группировка. Это были полицейские, армейские офицеры, инженеры, был врач. Это были умелые, образованные люди, и он окружил этими людьми бин Ладена. "Аль-Каида" была на самом деле чем-то вроде булочки с изюмом – изюминкой был саудовец, а тестом вокруг – египтяне. <…> У них были разные цели. Целью Завахири всегда был захват власти в Египте, это было его движущей силой. Но египетское правительство отреагировало на нападение крайне сурово, оно выловило и почти разгромило организацию. Поэтому она продолжала действовать за пределами Египта. Целью бин Ладена было изгнать американцев из Саудовской Аравии.

Владимир Абаринов: Лоуренс Райт утверждает, что противоречия между Завахири и бин Ладеном могли помочь Америке своевременно ликвидировать угрозу.

Лоуренс Райт: Один из людей Завахири - Али Мохамед, офицер египетской армии и член "Аль-Джихада". Завахири дал ему задание внедриться в американскую разведку. Он пришел в резидентуру ЦРУ в Каире и сказал: "Я хочу работать в ЦРУ". Они там решили, что это подсадная утка египетского правительства. Но все равно, это было хорошее предложение, и они разослали циркуляр по резидентурам: "У нас есть доброволец". И резидентура в Гамбурге – единственная их всех – подняла руку. Потому что у них там полно исламских радикалов, и они следят оттуда за Ираном – все это в Гамбурге. Поэтому они его взяли. Первое, что он сделал – это пришел в мечеть и сказал: "Я из ЦРУ". Он не знал, что в мечети уже были агенты ЦРУ, и от него решили избавиться. Но в этот момент он уже получил американскую визу, сел на самолет, в самолете познакомился с женщиной, женился на ней и стал американским гражданином. Все это произошло очень быстро. ЦРУ попыталось предупредить о нем, но он поступил на работу в оборонную промышленность, а затем вступил в американские Силы специального назначения. Откуда взялись учебники "Аль-Каиды"? Это учебники американского спецназа, который он принес в копировальное бюро, снял копию и перевел ее на арабский. Сейчас этот парень находится под программой защиты свидетелей. За ним никто не мог уследить. В 93 году с Али Мохамедом вступило в контакт ФБР в связи с какими-то пустяками, и он решил, что вот он, окольный путь проникнуть в американскую разведку. И он начал рассказывать о бин Ладене и "Аль-Каиде", о которых тогда никто не слышал. Почему аль Мохамед стал рассказывать ФБР о бин Ладене? Для меня очевидно, что, поскольку Завахири велел ему внедриться в разведку любым способом, он решил сдать бин Ладена.

Владимир Абаринов: О заговоре 11 сентября написаны уже горы книг. Но книга Лоуренса Райта занимает среди них исключительное место. Автору удалось восстановить историю заговора в невероятном количестве подробностей и проникнуть в образ мыслей вождей и идеологов терроризма.

Ирина Лагунина:
Рассказывал Владимир Абаринов в 2006 году. За эти годы мы узнали всю подноготную существования этой сети. После того, как американские войска заняли Афганистан, журналисты начали свое расследование на месте. Среди них был автор публикации в журнале Atlantic Monthly Элан Каллисон, которому удалось разыскать два компьютера "Аль-Каиды" - ноутбук Мохаммада Атефа (командующего военным крылом "Аль-Каиды" и основного разработчика плана терактов 11 сентября) и стационарный компьютер, которым чаще всего пользовался Айман аз-Завахири, правая рука бин Ладена. Из того, что Элан обнаружил на дисках, выяснилось, что когда "Аль-Каида" начала перемещать свою деятельность в Афганистан в 1996 году, после того, как правительство Судана, не выдержав международного давления, попросило бин Ладена покинуть Хартум, далеко не все арабские сторонники сети хотели ехать в эту неарабскую страну, к тому же еще и разрываемую гражданской войной. В апреле 1998 года некий Тарик Анвар побывал на встрече исламистов в Афганистане и поделился впечатлениями о стране со своими коллегами в Йемене.

Кому: Членам "Аль-Каиды" в Йемене
От: Тарика Анвара

Я посылаю вам мои приветствия со дна болота в страну, где царствуют прогресс и цивилизация. Извините нас за то, что мы не звонили. Причин на то много, но главная из них - звонить из этой страны очень сложно. Надо добираться до города, а это само по себе включает несколько этапов. Первый этап - найти машину, поскольку у нас самих машины нет. И конечно, мы зависим от времени, когда машина едет в город, а не когда мы хотим туда ехать. Второй этап - дождаться машины (она может приехать с опозданием на несколько часов по сравнению с тем временем, на которое мы договорились). Следующий этап - сама поездка, в ходе которой мы сидим в машине как сельди в бочке. Чаще всего мне доставалась восьмая часть сиденья, а дорога очень плохая. И последний этап - добраться до правительственного коммуникационного центра. Чаще всего что-то при этом случается. Либо нет электричества, либо повреждена линия, или соседняя страна, через которую осуществляется связь с внешним миром, не отвечает. Редко удается сделать звонок без проблем.

Ирина Лагунина: Не только арабам не нравился Афганистан. Афганцы тоже были не в восторге от арабского присутствия. В сети бин Ладена опасались, что лидер талибов Мулла Омар выкинет их из страны. Вот что написали руководителю сети два сирийца 19 июля 1999 года. В письме использованы кодовые имена: Абу Абдуллах (это кодовое имя Усамы бин Ладена) и Лидер верующих - так называли руководителя талибов Муллу Омара.

Кому: Усаме бин Ладену
От: Абу Муссаба ас-Сури и Абу Халида ас-Сури.
Через Аймана аз-Завахири.

Достопочтенный брат Абу Абдулла. Да будет с тобой мир, снисхождение и благословение Бога. Это послание касается проблем между тобой и Лидером верующих.
Последствия этого кризиса ощущаются даже здесь, в Кабуле и других местах. Распространяется слух о закрытии лагерей. Недовольство арабами чувствуется весьма явно. Талибы постоянно о чем-то шепчутся с нашими неарабскими братьями. Короче говоря, проблемы нашего брата Абу Абдуллы с талибами и Лидером верующих без каких бы то ни было причин подрывают арабов, арабское присутствие во всем Афганистане. Эти проблемы предоставляют всем нашим противникам, включая Америку, Запад, евреев, Саудовскую Аравию, Пакистан, союз Масуда и Достума, возможность подорвать арабов, и заставить нашего самого близкого союзника вышвырнуть арабов из страны. И наш брат позволит нашим врагам достичь этой цели за бесплатно?
Самая странная вещь, которую я слышал за последнее время, состоит в том, что Абу Абдулла заявил, что не будет слушать Лидера верующих, когда тот просит его прекратить давать интервью. Думаю, что наш брат просто заболел болезнью экранов, вспышек фотокамер, фанфар и аплодисментов.

Ирина Лагунина: Споры между бин Ладеном и Муллой Омаром прекратились незадолго до терактов 11 сентября. Бин Ладен стал задабривать лидера талибов – он знал, что после нападения на Всемирный торговый центр США начнут кампанию возмездия, то есть нанесут удар по Афганистану. Например, он начал называть Муллу Омара новым халифом – этот титул не используется в мусульманском мире со времен распада последнего халифата, то есть Османской империи. Он подговаривал Омара разрушить Будда, а потом написал ему комплиментарное письмо:

Кому: Мулле Омару
От Усамы бин Ладена
11 апреля 2001 года.

Молю Бога - после того, как он подарил вам успех в уничтожении мертвого, глухого и немого ложного бога, - дать вам так же успешно побороть живых ложных богов, тех, которые говорят и слышат. Бог знает, что эти ложные боги представляют собой большую угрозу для Ислама и монотеизма, чем мертвые ложные боги. Один из самых главных ложных богов нашего времени - Объединенные Нации, они стали новой религией, которой поклоняются в ущерб Богу. Пророки этой религии представлены в Генеральной Ассамблее ООН. ООН налагает различные наказания на тех, кто отказывается подчиниться ее религии. Она издает документы и постановления, которые противоречат исламским убеждениям, как, например, Всеобщая декларация прав человека, которая описывает все религии как равноправные и которая говорит, что уничтожение статуй представляет собой преступление.

Ирина Лагунина: Мы также узнали, что одновременно с разработкой планов глобального террора "Аль-Каида" жила обычной жизнью, которая требует финансовых отчетов и офисной бюрократии, конроля за раходами.

Кому: Эззату
От Аймана аз-Завахири
11 февраля 1999 года

Достопочтенный брат Эззат. Вот мои комментарии по поводу финансового отчета, который я получил:
Со всем моим уважением: это не финансовый отчет, это набросок финансового отчета. Например, вы не упоминаете вообще никаких дат, и некоторые вещи упоминаете слишком расплывчато. Анализ документа показывает следующее:
1. Вы получили в целом 22 301 доллар США. Конечно, вы не упомянули, за какой срок вы получили эти деньги. На нашу работу вы потратили только незначительную часть этих средств. А это означает, что вы получали и раздавали деньги как вам захочется.
2. Фонд зарплаты составляет 10 085 долларов - 45 процентов всех денег. Я послал вам по факсу письмо, что в течение пяти месяцев мы выплачиваем только половину зарплаты. Как вы на это отреагировали и как вы на это ответили?
3. Вы дали в заем 2 190 долларов. Почему вы раздаете деньги взаймы? Разве я не давал четких приказов Мухаммаду Салеху отправлять все просьбы о займах мне? Мы уже не раз говорим на эту тему.
4. Почему расходы на гостевой дом составляют 1 573 доллара, когда там живет только Юнис? А его можно разместить, и не снимая гостевой дом.
5. Почему вы купили новый факс за 470 долларов? Где два старых факса? Вы получили разрешение на то, чтобы покупать новый факс?
6. Пожалуйста, объясните мне расходы на мобильный телефон в 756 долларов, когда вы пишете о расходах на коммуникации в 300 долларов.
7. Почему вам надо было обновлять компьютер? Вы поставили меня об этом в известность?
8. Общие расходы, как вы пишете, составляют 235 долларов. Вы можете пояснить мне, что вы имеете в виду?

Ирина Лагунина:
Единственное, чего мы не знали в последние годы, это место, где скрывался бин Ладен. Оказалось, неподалеку от своей прежней обители.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG