Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сейчас очень актуальна проблема по приведению приговоров в соответствие с новым уголовным законом от 07.03.2011 №26 – ФЗ.

Этот закон для многих составов преступлений установил минимальный срок наказания от 0 лет, т.е. в новой редакции ряд законов стал формулироваться нет о min лет max лет, а просто от 0 до стольки-то лет. Не нужно быть математиком, чтобы понять, что данная переформулировка закона, по сути, означает просто уменьшение среднего значения срока наказания.

Например: в старой редакции ст. 111 ч. 3 (умышленное причинение вреда здоровью, совершенное группой лиц) "от 5 до 12 лет" средний срок наказания был 8 лет 6 месяцев, а в новой редакции, где записано "до 12 лет", средний срок стал 6 лет.

В ст. 10 УК РФ и ст. 54 Конституции РФ говорится, что в случае смягчения уголовного закона новый уголовный закон имеет обратную силу, т.е. сроки наказания по приговорам, уже вступившим в законную силу, должны пересчитываться (снижаться). До 2006 года эта норма в судебной практике применялась только частично, а именно, если верхний срок наказания по статье считался и становился меньше, чем срок, установленный по приговору, тогда да, суд по месту отбывания наказания осужденного выносил постановление. В нем срок устанавливался равным новому максимальному сроку. Разумеется, это было неточным трактованием ст. 10 УК и ст. 54 Конституции РФ, на что обратил внимание Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 20 апреля 2006 года №4-П. КС постановил, что при смягчении уголовного закона при любом сроке он должен снижаться, а не только в том случае, когда он начинает превышать новый максимальный. Казалось бы, точка в этом вопросе поставлена, но в полном соответствии с анекдотом, что у двух юристов по любому вопросу есть три мнения. Практика пересчетов просто удивляет.

Законодатель, установив новые сроки наказания по почти 70 составам преступлений, не удосужился сопроводить этот федеральный закон сущим пустяком, нормой, по которой должны пересчитываться, я полагаю, более 100 тысяч приговоров, вступивших в законную силу. Очевидно, законодатель полагал, что вопрос пересчета чисто формальный и, я бы сказал, тривиальный. Как оказалось, отнюдь!

Если бы я был судьей, то я бы сделал такой пересчет просто из соображений прогнозируемости. Взял бы средний срок по новому закону, поделил бы его на средний срок по старому и на полученный коэффициент умножил бы срок арестанта, осужденного по этой статье. Например, по ст. 111 ч. 4 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего) у з/к срок 9 лет. Старый закон имел пределы наказания от 5 до 15 лет. Средний срок очевидно, равен (5+15)/2 = 10 лет. В новой редакции ст. 111 ч. 4 имеет пределы от 0 до 15 лет, средний срок равен (0+15)/2 = 7,5 лет (7 лет 6 месяцев). Получаем коэффициент пересчета 7,5 / 10, на который нужно умножить старый срок 9 лет. Калькулятор является запрещенным предметом в исправительном учреждении, поэтому упростим расчет. Вычислим величину уменьшения срока, т.е. 1 – 7,5/10 = ¼. Получаем 9* ¼.= 2 года 3 месяца. Новый срок = 6 лет 9 месяцев.

Для любого другого срока по ст. 111 ч. 4 сокращение срока вычисляем в уме – 3 месяца с каждого года срока. Таким было бы мнению юриста с физическим образованием, назовем его юристом-физиком.

Если мы откроем книгу Есакова Г.А., Рарога А.И. и Чучаева А.И. "Настольная книга судьи по уголовным делам", М: Проект, 2010, рекомендованную для практического использования судьями мировых и районных судов, прокурорами, следователями,
Тщательнее надо, господа-депутаты, тщательнее. За ту зарплату, что вам платят, в том числе и работающие арестанты, можно и качественнее написать законы
дознавателями и адвокатами, а также студентами юридических вузов, то мы получим другой алгоритм пересчета, изложенный на примере ст. 111 ч. 3. В примере авторы рассмотрели случай, когда санкции статьи изменялись с "от 5 до 12 лет" на "от 4 до 10 лет". У них получилось, что вместо 9 лет осужденный должен был отбывать 7 лет 6 месяцев. Пропорциональность изменения срока при новом уголовном законе авторы понимают как сохранение отклонения срока от среднего значения срока наказания. Т.е. в старой редакции средний срок был (5+12)/2 = 8,5 лет и 9 лет было на о,5 года больше среднего. Для нового закона средний срок стал (4+10)/2 = 7 лет, а значит, новый срок надлежит установить 7+0,5=7,5 лет, т.е. на 0,5 года больше нового среднего. Конечно, можно действовать и так. Юрист-физик установил бы 9 * 7/8,5 = 7, 4 года (7 лет, 4 месяца и 24 дня), что, конечно, меньше, чем установил юрист-теоретик – 7 лет 6 месяцев.

Ну, а как же производит пересчет сроков юрист-практик, т.е. судья Уярского района суда Красноярского края (там, где Данилов отбывает наказание – РС). У арестанта Ш. срок 6 лет по статье 111 ч. 3 УК РФ. В старой редакции наказание – от 5 до 12 лет, в новой –от 0 до 12 лет. Срок по версии юриста-физика: 6 л * 6/8,5 = 4 года 2 мес. 12 дн. Срок по версии юриста-теоретика: 3 года 6 месяцев (срок устанавливается на 2,5 года меньше среднего значения). В постановлении судьи Уярского суда от 11 апреля 2011 арестанту Ш. установлен….новый срок 5 лет 11 месяцев!!!

Вопросы есть? Нет вопросов. Правда, у меня есть. А что, законодатели не знают анекдота про три мнения у двух юристов? Как сказал бы Жванецкий: тщательнее надо, господа-депутаты, тщательнее. За ту зарплату, что вам платят, в том числе и работающие арестанты, можно и качественнее написать законы, чтобы всё было чётко. Как видно на примере закона №26 – ФЗ от 7 марта 2011 г., его качество оставляет желать лучшего. Наверное, в составе депутатского корпуса нужно поменьше депутатов-юристов, а побольше депутатов – физиков. Хотя о чем это я, Госдума же – не место для дискуссий.

Что бы хотелось сказать вообще о работе Федерального собрания РФ. Известно, что в законодательном процессе задействованы все ветви власти: законодательная, исполнительная и представительская. Верховный суд обобщает судебную практику и доводит до сведения судов свое толкование законов, которое носит рекомендательный характер. Исполнительная власть, если говорить об уголовной сфере законов, особенно связанной с уголовно-исполнительским законодательством, дает свое толкование в лице Минюста и ФСИН РФ. А вот что-то со стороны Федерального Собрания мне не встречалось ни толкования, ни разъяснения смысла и духа законов, которые были ими приняты, в разрезе их практического применения.

Складывается такое впечатление, что законы приняли и слава Богу, гора с плеч. А уж как его там трактуют и применяют суды и исполнительные органы, депутатов абсолютно не интересует. Может быть, я ошибаюсь? Буду рад ошибиться. А пока было бы правильно, если бы депутаты проанализировали практику пересчета сроков в судах согласно закону № 26 – ФЗ. Благо, что теперь у всех судов есть сайты в Интернете и не нужно их беспокоить запросами. Сняли информацию с сайтов, ахнули: наверное, нужно выпускать дополнения к 26 – ФЗ, в котором зафиксировать норму пересчета срока. А то на практике будет все, как в Уярском суде Красноярского края.

***

Получил извещение РАН о круглом столе по вопросам памятных дат воинской славы России. Именно такой реакции РАН я и ожидал, буду рад, если моя заметка (4 ноября: как Госдума обсчиталась) помогла привлечь внимание специалистов к этой несуразности. Церковные праздники отмечаются вне зависимости от каких-либо исторических событий и у этих праздников свои каноны установления дат. А исторические события – это история с определенными датами, когда они происходили в определенной шкале времени - календарной системе-, и ничего более.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG