Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Канадская стратегия – российские медали


Представление Олимпиады в Сочи-2014 во время церемонии закрытия Игр в Ванкувере-2010

Представление Олимпиады в Сочи-2014 во время церемонии закрытия Игр в Ванкувере-2010

Канадская компания за $5 млн разработает олимпийскую стратегию для ОКР: зарубежный опыт планируется переложить на российские рельсы. Развитие клубного футбольного телевидения в России. Эти темы активно обсуждается в российской спортивной прессе.

Газета "Ведомости" сообщает, что Олимпийский комитет России намерен заключить договор с канадской компанией Allinger Consulting Inc об оказании услуг по обеспечению высокого результата российской сборной на зимней Олимпиаде-2014 в Сочи, рассказали два функционера ОКР. Договор будет действовать до 2016 г. По словам вице-президента ОКР Ахмеда Билалова, цена будет примерно той же, что и за сопровождение ванкуверской программы Канады.

По словам одного из функционеров ОКР, договор оценивается в $5 млн. Эта компания разработала успешную стратегию подготовки канадцев на зимней Олимпиаде в Ванкувере: они получили 14 золотых медалей и первое место в неофициальном командном зачете. В договоре указывается, что результат россиян в Сочи должен быть не ниже 14 золотых медалей (в Ванкувере они получили 15 медалей разного достоинства).
Компания будет готовить ежеквартальный отчет о новейших достижениях в спортивной науке и медицине; формировать группы специалистов по подбору спортивного оборудования, "группы содействия успеху"

Allinger, как следует из договора, кроме поэтапного плана подготовки сборной, создаст пул возможных медалистов. Будет готовить индвидуальные планы их тренировок, мониторить ход тренировок и корректировать его, ротировать не справившихся спортсменов. Ход подготовки к играм Allinger будет регулярно обсуждать с руководством спортивных федераций. Компания будет готовить ежеквартальный отчет о новейших достижениях в спортивной науке и медицине; формировать группы специалистов по подбору спортивного оборудования, "группы содействия успеху" (медики, специалисты в области питания, биомеханики).

По словам Билалова, деньги на оплату услуг Allinger пойдут из средств, предоставленных недавно ОКР ОАО "Газпром". В дальнейшем использование госсредств для развития спорта высших достижений будет сокращаться, считает он: это не стимулирует федерации к эффективному их расходованию.

По итогам Олимпиады в Ванкувере в 2010 г. Россия заняла 11-е место, но ситуация ухудшается: по итогам зимнего сезона Россия заняла уже 13-е место.

Этой проблеме было посвящено специальное совещание вице-премьера правительства и президента ОКР Александра Жукова, знает сотрудник ОКР. Жуков подверг жесткой критике деятельность ряда федераций и Минспорта. На совещании были представители компании "Эллинджер", которых представили руководству федераций.

Масштабных контрактов с иностранцами ранее не было, говорит спортивный эксперт и бывший пресс-секретарь ОКР Геннадий Швец, привлекали только отдельных тренеров и спортсменов. Цена договора не кажется ему расточительной на фоне куда более крупных расходов, но 14 золотых медалей – слишком амбициозная заявка. В любом случае это поможет отечественным менеджерам лучше работать.

* * *

Тему продолжает корреспондент газеты "Спорт-Экспресс" Сергей Бутов.

Если информация о задачах, стоящих перед консультантами ОКР корректна, то это означает практически полное дублирование Allinger функций министерства спорта, на что последнее согласится только под дулом пистолета. Виталию Мутко об этой инициативе уже известно, комментировал ее министр, явно подбирая слова, понимая, чем все эти игрища могут закончиться. Не могут не понимать этого и в ОКР. Тогда кому, интересно, понадобился новый виток противостояния двух голов нашего спортивного дракона?

Канада начала реализовывать "Завладей пьедесталом" в сентябре 2004-го. То есть за пять с половиной лет до домашних Игр. Если в ОКР верят в то, что программа актуальна и для России, почему тогда заключение договора оказалось затянуто почти на год? Ведь первые контакты ОКР с супругами Эллинджер были совершены еще прошлой весной, а мы и без того уже отстаем от канадского графика.

Или такой вопрос. Каким именно образом канадский опыт планируется переложить на наши рельсы, которые, судя по регулярно возникающим в вертикали спортивной власти нестыковкам, пока что растопырены в разные стороны? Адаптировать программу – это полдела, но кто будет претворять ее в жизнь с российской стороны? Иными словами, кто конкретно будет ответствен за выполнение плана в стране, где любят овладевать не столько пьедесталами, сколько бюджетами?

Какова реальная стоимость реализации такой программы в России? Канада в свое время отделалась несколькими десятками миллионов долларов, публиковав смету расходов на специальном сайте. Кто у нас в стране рассчитывает ограничиться теми же расходами на подготовку спортсменов к Играм? Видимо, никто. Иначе не заявлялись бы цифры в 14 миллиардов рублей, которые сами по себе весьма приблизительны. Попросят больше, обязательно дадут. А ведь попросят, это как пить дать.

Можем ли мы рассчитывать на прозрачность процесса реализации программы? Можем, конечно. Правда, у нас бюджет любого регионального футбольного клуба – тайна за семью печатями, но это не связанные между собой вещи, не так ли? Весной прошлого года с ОКР уже сотрудничала группа международных экспертов во главе с известным в спортивном мире американцем Майклом Пэйном. Группа несколько раз приезжала в Россию, указывала с умным видом на болевые точки, а потом уехала готовить свой отчет. За деньги, естественно, не из чистой любви к российскому спорту.

В ОКР уверяли: после избрания Александра Жукова на пост главы этой организации доклад экспертов станет доступен всем, кто захочет с ним ознакомиться. Я захотел. Но не сумел. Жаль. Хотя по коридорам ОКР еще тогда ходили разговоры, что и знакомиться там особенно не с чем: доклад оказался поверхностным и неконкретным. Виднейший литературовед академик Виноградов обязательно написал бы о нем так: в докладе что ново, то неверно, а что верно, то не ново.

По словам вице-президента ОКР Ахмеда Билалова, стоимость контракта с Allinger составит пять миллионов долларов. Это только в том случае, если будет достигнута конечная цель: Россия победит в командном зачете в Сочи. Если не победит, а я вынужден предупредить супругов Эллинджер, что такое вполне вероятно, – и того меньше.

Обязаны ли мы верить в эти цифры? Я, например, в них совершенно не верю, так как немного знаком с масштабами рынка консалтинга в России. Не могу смириться с тем, что всемирно известная на спортивном рынке канадская компания, да еще на волне Ванкувера-2010, да еще у России с ее финансовой репутацией "новых русских", попросила за пятилетний контракт по миллиону долларов в год. Это за рецепт победы в Сочи-то?

БИРОНОВЩИНА

В общей картине происходившего с российском спортом в сезоне-2010/11 можно выделить две четкие тенденции и промежуточный итог.

Тенденция первая – завершение смены караула в спортивных федерациях и кабинетах ОКР. На волне всеобщего недовольства после Ванкувера подал в отставку Леонид Тягачев. Робкие попытки отдельных людей объяснить, что Тягачев имел к провалу-2010 весьма косвенное отношение (что было правдой), к успеху не привели. И слава богу. Потому что отсутствие Тягачева в руководящих рядах при подготовке к Сочи - один из немногих позитивных итогов Ванкувера.

Целая лавина отставок сошла и в федерациях. Функционеров, бывших спортсменов и тренеров сменили на постах президентов люди из бизнеса, с разной степенью вовлеченности в спорт. Глава "Кузбассразрезуголь" Андрей Бокарев перешел из горных лыж во фристайл, совершив руководящее движение по горизонтали - из одной федерации в другую. А вот саночник Леонид Гарт и прыгун с трамплина и двоеборец Александр Уваров от спорта высших достижений до определенного момента были далеки. Из президентов, не попадающих в категорию "бизнесменов", остались разве что Владислав Третьяк (хоккей), Александр Горшков (фигурное катание), Елена Вяльбе (лыжи) да Светлана Гладышева (горные лыжи), хотя последние трое тоже пришли к власти после Игр-2010.
Тезис о невмешательстве государства в дела общественных организаций, коими являются федерации, предлагаю оставить дипломатам и называть вещи своими именами

В том, что перестановки были продиктованы на высшем политическом уровне, сомнений было мало: и тогда, и сейчас. Тезис о невмешательстве государства в дела общественных организаций, коими являются федерации, предлагаю оставить дипломатам и называть вещи своими именами. Логика в решениях просматривалась. Главами федераций (или попечительских советов, которые в некоторых федерациях и есть реальные руководители) государство пожелало видеть состоятельных и состоявшихся в других областях людей, за которыми не нужно было вести постоянный финансовый контроль. В условиях резкого увеличения финансовых инъекций "под Сочи", этот пикантный нюанс превратился в один из ключевых: некоторые прежние управленцы вели дела с купеческим азартом, превращая федерации с их госфинансированием и частными спонсорами в источник личного заработка.

Тенденция вторая – массовый наплыв в сборные России иностранных специалистов разного калибра. Мода на иностранцев, появившаяся в нашем спорте несколько лет назад, в этом году приобрела завершенные формы. Если в игровых видах спорта иностранцы "завладели пьедесталом" давно и прочно, то теперь это произошло в видах олимпийских.

Новые, подчас сенсационные назначения категорически перестали чье-либо воображение будоражить. Старшим тренером женской биатлонной сборной назначен немец Вольфганг Пихлер, жестко и публично эту сборную совсем недавно критиковавший. Да пару лет назад от известия о его приходе забурлил бы океан страстей, но спортивную Россию сегодня не удивить даже Пихлером.

С апреля наших прыгунов с трамплина готовят немцы Рихард Шаллерт и Герхард Хофер. Во фристайле австриец Марио Рейфетцедер работает с командой по ски-кроссу, а канадец Стив Фиринг – по могулу. Даже Дмитрий Кавунов, тренер олимпийской чемпионки-1994 знаменитой Лины Черязовой, лепит команду акробатов, имея на руках два чужих паспорта: США и Узбекистана.

Керлингистов тренирует Патти Вутрич. Из Канады она привезла трех спортсменов с хрустящими российскими паспортами, и скипа мужской сборной России теперь зовут Джейсоном Ганнлаугсоном – знакомьтесь с соотечественником. Урбан Планиншек и Марьян Чернигой – два словенца, вставшие у руля в горных лыжах. Бывшего тренера Ивана Скобрева итальянца Маурицио Маркетто позвали в конькобежную команду, корейца Джимми Джена – в шорт-трек.

В бобслее тренером по трассе служит Франц Хофманн из Германии, а конструктором бобов-четверок и одновременно механиком сборной – Йохан Вальнер из Австрии. В санях прижились немцы Берндт Хан и Мартин Хелебрант, а также Вольфганг Шёдлер из Лихтенштейна. На днях уволен со своего поста тренер двоеборцев Юко Карьялайнен из Финляндии, так вместо него тоже придет формально иностранец – родившийся в Перми Леонид Чащин, последнее время работавший в Белоруссии. В сноуборде нет никого из иностранцев на руководящих позициях, но консультант по борд-кроссу у нас из Австрии – Дитер Крассниг.

Даже в традиционно консервативных лыжах Александра Легкова и Илью Черноусова в этом сезоне тайно тренировал немец Маркус Крамер, а немка Изабель Кнауте - массировала, правда, открыто, согласно контракту. С нового сезона в сборную вольются четверо эстонских сервисеров, а Елена Вяльбе год назад расставила сети на главного тренера сборной Эстонии Мати Алавера, и я бы не спешил категорично заявлять, что Алавер из этих сетей окончательно выпорхнул.

Разобраться в этом интернациональном винегрете, оценить эффективность работы каждого из тренеров стало очень непросто. Тем более когда ощущается противодействие со стороны российских коллег, которым стали доставаться крошки с барского стола: зарплаты россиян подчас несопоставимы с зарплатами иностранцев, что в перспективе может создать в командах деструктивную атмосферу. Более того, уже раздались первые голоса: в российском спорте переизбыток иностранных специалистов. Засилье. Бироновщина.

БОЛЬНЫЕ МОЗОЛИ

Теперь о заявленном выше промежуточном итоге. Недавно у нас в редакции побывал министр спорта Виталий Мутко. Выполнили с ним, если придерживаться спортивных терминов, обязательный танец: собрали круглый стол, он дал большое интервью. Потом станцевали произвольно, в более узком кругу. Я поинтересовался, каким образом Россия собирается выигрывать в Сочи командный зачет, когда за три года до Игр выигрывает две золотые медали за весь сезон. Министр пессимизму не поддался: бодрился, загибал пальцы, перечислял кандидатов в будущие олимпийские чемпионы.

В Ванкувере и сразу после него доминировал тезис о дьявольском невезении, не позволившем нашим спортсменам выступить быстрее, выше и сильнее. Итоги сезона-2010/11 поставили на олимпийских результатах жирную печать и сказали об обратном: дело не в фортуне-злодейке, а в отсутствии количества спортсменов топ-класса, необходимого для борьбы за командную победу. Два золота сноубордистки Алены Заварзиной и бобслеистов Александра Зубкова с Алексеем Воеводой – показатель в два раза худший, чем у Кореи, при упоминании которой в качестве потенциального соперника еще недавно было принято посмеиваться в усы. Два золота и много-много серебра: о чем это говорит? Разве не о том, что мы разучились побеждать? Или не о том, что у нас остается все меньше спортсменов, способных не просто выигрывать медали, что само по себе замечательно, но претендовать конкретно на первое место?

На что, к примеру, ушел целый год олимпийского цикла в биатлоне? Известно на что: на выяснения отношений внутри биатлонной семьи, на эксперименты с индивидуальной подготовкой спортсменов, которые почему-то решено было начать ставить именно на первой сборной. И что получили взамен? Тренерский штаб, который весь сезон готовил команду к Ханты-Мансийску и в итоге не подготовил. Да еще вывод о том, что Россия отстает в технологическом оснащении сборной, а наши много проигрывают ходом и теряют время за счет скорости стрельбы. Все это правда, но выводы эти были достаточно очевидны еще несколько лет назад. Кое-какие из них вполне можно было сформулировать, не отходя от экрана телевизора.

Почему серебро и бронза на домашнем чемпионате мира стали для нас большим успехом, почти прорывом в фигурном катании, когда именно по такому результату год назад на Олимпиаде стоял вселенский стон? Откуда столько восторга? Да, в Москве стали видны контуры олимпийской сборной, появилась определенная перспектива на будущее, хотя во всех, кроме пар, видах нам до чемпионов, как до Луны. А контуры и перспективы сложились в Москве отнюдь не только у российских, но еще у североамериканских и азиатских фигуристов.

Почему министерству спорта понадобилось столько времени для понимания очевидного: чтобы получить минимальные надежды в двоеборье, нужно как можно быстрее разрушить до основанья старый тамошний мир, изнутри совершенно прогнивший. Ведь еще в середине прошлого цикла было ясно, что тренерский штаб во главе с Сергеем Жуковым не способен ничего изменить к лучшему ни через год, ни через три, ни через двадцать пять лет. Что безоговорочный лидер сборной Сергей Масленников, закончив процесс собственного разложения в качестве спортсмена высокого уровня, принялся за разложение всей остальной команды, подавая молодым пример пораженчества и того, как разъезжать целый год по Европе за казенный счет. Ладно, дали Жукову закончить начатое в Ванкувере, где Масленников был 36-м и 42-м. Но почему никто не разогнал эту секцию сразу после Игр? Кому понадобился бесконечный ужас вместе ужасного конца еще на целый сезон?

Почему целый сезон тянули с отставкой главного тренера по шорт-треку Андрея Минцева, хотя о его организаторских способностях все давно стало понятно, а как практик тренер Минцев сборной вообще не нужен? Не его ли, кстати, размашистая рука вписала в медальный план на Сочи в шорт-треке минимум две награды? Мы верим твердо в героев спорта, но кому нужна эта потемкинская деревня? Кто в нее поверит?

В новом сезоне в лыжной сборной создана отдельная группа, которую будет готовить иностранный специалист, чье имя, кстати, до сих пор не названо, а курировать группу станет директор ЦСП Александр Кравцов. Но откуда в списке из четырех спортсменов, наравне с лидерами Александром Легковым и Ильей Черноусовым появился Сергей Новиков? Почему вообще Новиков регулярно выезжал на все крупные старты, за исключением Осло-2011, хотя в Ванкувере и на чемпионате мира-2009 пощекотал нервы лидерам, заняв 43-е и 46-е места? Есть мнение: исключительно потому, что Новиков – зять Кравцова. Но если директор ЦСП с этим мнением не согласен, если не видит в этом никакого неудобства, то это совершенно не означает, что его не видят все остальные.

На каком основании те же Легков с Черноусовым, нарушая все законы субординации, напрямую идут в приемную Мутко, выбивая себе индивидуальную подготовку за государственный счет? Почему тогда, если работа в сборной идет Легкову с Черноусовым во вред, не разогнать за профнепригодность тренерский штаб лыжников? Каковой, к слову, окончательно Вяльбе так и не сформирован, хотя после Игр, где должность главного тренера тоже была весьма декоративной, прошла целая вечность.

Больных мозолей у российского зимнего спорта – как у призывника после недели марширования по плацу в неразношенных кирзачах. Компрессы из календулы и марганцовка уже не помогают. Нет времени ждать эффекта, завтра снова в поход. Три года, оставшихся на то, чтобы команда распрямила грудь и завладела пьедесталом, – срок ничтожный. Но чтобы ее распрямить, для начала хорошо бы подняться из полного приседа, в каковом, судя по 13-му месту, мы продолжаем находиться и год спустя после Ванкувера.

Выхода два. Либо срезать мозоли, терпеть боль и маршировать вперед, в светлое олимпийское будущее, либо признать, что и третье, и четвертое место на Олимпиаде-2014 нас тоже устроит. Второй вариант хорош еще тем, что миллионы болельщиков перестанут обманываться в своих ожиданиях.

Ведь нас действительно почти убедили в том, что мы победим в Сочи.

* * *

Директор спортивных каналов "НТВ-Плюс" Дмитрий Чуковский дал интервью изданию "Спорт день за днем".

– Сформулируйте, пожалуйста, профессиональный взгляд на проблему: есть у футбола России в этом смысле перспективы – причем как с точки зрения клубов, так и с точки зрения телевидения?
Наше клубное телевидение – или то, что подразумевается сегодня под этим термином, – сосредоточено в интернете. А все, что связано с интернетом, к сожалению, нельзя воспринимать как бизнес

– Наше клубное телевидение – или то, что подразумевается сегодня под этим термином, – сосредоточено в интернете. А все, что связано с интернетом, к сожалению, нельзя воспринимать как бизнес. Просто потому, что бороться с проблемой пиратства мы еще не научились, нет никакой системы контроля за контентом. Недавно мы получили очень показательный опыт в этой области, показав финальный матч за Кубок короля "Барселона" – "Реал" по системе Pay-Per-View. При этом каждый желающий в любой поисковой системе за десять секунд мог найти ссылку на совершенно бесплатную трансляцию этого матча. Аналогии понятны, не так ли? Сегодня наше клубное телевидение, на мой взгляд, является всего лишь частью маркетинговой политики по привлечению зрителя и не более того. Мы сейчас, кстати, пытаемся в контакте с РФС и РФПЛ создать некое футбольное сообщество, которое существовало бы под лозунгом "Я не ворую футбол". Это, знаете, своего рода попытка борьбы с видеопиратством внутри отдельно взятой системы, в основу которой заложена простая идея: если участники сообщества готовы воспринимать футбол как бизнес, то они должны одинаково к этой проблеме относиться. Пока она не будет решена, говорить о клубных каналах в интернете как о бизнесе абсолютно бессмысленно. А значит, и об их развитии тоже.

– Как бы вы оценили клубное футбольное телевидение России с точки зрения творческой, содержательной?

– Я имею достаточно четкое представление о "Спартак-ТВ" и о клубных каналах Перми и Краснодара. И все-таки именно каналами я бы этот формат не назвал. Есть телевизионные журналистские группы, по¬ощряемые клубами, имеющие допуск к некоторым внутренним процессам и неофициальным съемкам. В конечном итоге эти группы самоотверженно пытаются выдавать некий продукт – хорошего качества, среднего качества, неважного качества. Подобные вещи всегда любопытны, безусловно, но называть их клубными каналами не совсем правильно.

Платное телевидение есть система, которая должна работать по бизнес-модели. В зависимости от уровня развития рынка платного телевидения в данной конкретной стране вообще может быть найдена и приемлемая модель существования клубных каналов – динамичная, перспективная, взаимовыгодная синергия и-нтересов. Российских рынок телевизионных платных услуг гораздо более ограничен в своих возможностях. Но работать в этом направлении, я считаю, нам необхо¬димо.

– Как человек, который имеет самое прямое отношение к платному телевидению, можете себе представить, что в рамках "НТВ-Плюс" клубный канал будет не просто существовать, но существовать успешно?


– Сегодня вести разговор об успешности преждевременно. Это совершенно точно. Возможно ли вообще его существование – вот что актуально. Потому что телевидение – вещь затратная. Мы очень дотошно считали варианты со "Спартаком", например. Участвовали в проработке проекта с "Зенитом". Но говорить о том, что есть четкое понимание того, как и когда проекты будут сделаны и будут ли сделаны вообще, я бы не стал.

– "НТВ-Плюс" и "Спартак", "Зенит", ЦСКА – все это только разговоры? Или уже переговоры?


– Со "Спартаком" мы продвинулись достаточно далеко. Фактически мы были очень близки к тому, чтобы начать делать проект. Другое дело, что сейчас, возможно, не самое удачное для этого время: "Спартаку" нужно решить чисто игровые проблемы. Надеюсь, что скоро все встанет на свои места, и мы продолжим. Остальная премь¬ер-лига, насколько я понимаю, находится в стадии развития телегруппы при клубе.

– Приступите к производству?

– Нет. Все-таки риск очень велик. Если мы вместе со "Спартаком" поймем, как нам оптимально разделить и минимизировать риски, все станет немножко понятнее и проще. Но сама идея существования клубного канала в структуре платного телевидения вполне, на мой взгляд, жизнеспособна.
XS
SM
MD
LG