Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Кирилл Кобрин - об избирательной системе UK


Кирилл Кобрин

Кирилл Кобрин

В Европе, да и в мире найдется немного стран с более устойчивыми демократическими традициями, традициями избирательной системы, чем Соединенное Королевство. Почему вдруг Великобритании потребовалось вносить изменения в избирательную систему? Об этом рассуждает политолог, эксперт по Великобритании Кирилл Кобрин:

- В 19 веке в Британии происходили как минимум три знаменитые, великие избирательные реформы. Чем старше демократия, тем старше и архаичнее формы избрания депутатов. В течение 19-го и в начале 20 века Британия избавлялась от избирательной системы, которая пришла еще из раннего нового времени и даже отчасти из эпохи феодализма. Британская избирательная система вполне современная. Но, учитывая, что в основном до нынешнего правительства в этой стране была двухпартийная система, (например, консерваторы и на месте второй главной оппозиционной силы - либералы, а потом лейбористы), эта система отражает как раз интересы этих двух больших партий. Как только появились либерал-демократы и ворвались в британскую политику, они, естественно, стали требовать, чтобы избирательная система изменилась в пользу средних и маленьких партий, и это было частью их предвыборной кампании. Вот сейчас они ее и пытаются реализовать.

- В чем, собственно суть этих изменений? Это революционные изменения?


- Назвать их революционными сложно, хотя они могли бы и могут изменить довольно сильно расклад сил. Сейчас та партия, которая набирает больше всех, она, собственно говоря, и проходит. Это очень простая система.
А предлагается, что если ни одна из партий не набирает в округе 50 процентов, то тогда голоса тех партий, которые набрали меньше, автоматически аннулируются и передаются самой большой. При этом голосуют люди не за одну партию, а они ставят, условно говоря, консерваторов на первое место, либерал-демократов на второе, лейбористов - на третье и так далее. И вот, исходя из этого рейтинга, так голоса и начисляются. Это немножко сложно, но на самом деле на практике довольно просто.

Вопрос о референдуме по реформе иизбирательного законодательства, конечно, расколол и без того не очень прочное коалиционное правительство Британии, состоящей как раз, напомню, из консерваторов и либерал-демократов. Потому что консерваторы против этой реформы. Это последний оплот сопротивления либерал-демократов перед падением в политическую бездну. Потому что год, прошедший после выборов, из-за несчастного для либерал-демократов вхождения в коалиционное правительство эта партия потеряла - по крайней мере, сейчас так кажется, всяческое политическое влияние.

- Год назад о них говорили, как о новой звезде британской политической сцены. Что случилось?

- Либерал-демократы, наследники либеральной партии и нескольких отколовшихся от лейбористов группировок, представляли собой альтернативу для тех, кто прежде всего разочаровался или устал от лейбористов. Небольшая часть тех, кто обычно голосовал за консерваторов, тоже перешли к либерал-демократам. Они олицетворяли возможность некоего нового, третьего пути в британской политике. Но они столкнулись с двумя очень важными вещами. Первое: то, что между консерваторами и лейбористами разница сегодня очень невелика, и втиснуться в эту нишу довольно сложно. Либерал-демократам это не удалось.
Второе обстоятельство заключается в том, что решение войти в коалиционное правительство с консерваторами привело их к тому, что они коллективно стали ответственными за огромное количество непопулярных решений, которые принимает этот кабинет. Сокращение расходов, закрытие библиотек, все, что угодно. Но ведь они-то выступали с других позиций. Получается, что Ник Клегг просто обманул своих избирателей. Это не совсем так, но выглядит это таким образом. Теперь им остается только одно - ухватиться за этот референдум.

- Означает ли это, что дни правительства сочтены?


- Конечно, нет. Естественно, что Ник Клегг смирится с поражением в этом референдуме. А видимо, это поражение состоится, потому что опросы общественного мнения говорят, разрыв между теми, кто хочет голосовать против, и теми, кто собирается голосовать за эти конституционные изменения, составляет от 20 до 30 процентов, да и явка будет не очень велика. Другое дело, что сегодня же проходят выборы в местные органы власти, в городские советы, в ассамблею валлийскую, в шотландский парламент и в ассамблею североирландскую. Хотя здесь сюрпризов не ожидают, но, в конце концов, может быть результаты этих выборов будут важнее даже, чем результаты этого референдума.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG