Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессор Наталья Зубаревич – о бесперспективности программы развития Северного Кавказа


Наталья Зубаревич

Наталья Зубаревич

Общий объем государственной программы по развитию Северного Кавказа до 2025 года составит почти полтора триллиона рублей. Об этом сообщил глава Министерства регионального развития Виктор Басаргин. В Северокавказском федеральном округе планируется создать 33 промышленных и 88 агропромышленных объектов, около 800 объектов здравоохранения и образования.

Средняя зарплата, по прогнозам российских чиновников, увеличится в два раза, а уровень безработицы снизится втрое (до 5%). 4 мая было подписано постановление правительства о предоставлении государственных гарантий в рамках развития Северного Кавказа: в 2011 году общая сумма госгарантий для региона составит 50 миллиардов рублей. О финансовой помощи российским регионам с наиболее сложной обстановкой Радио Свобода рассказала директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор МГУ Наталья Зубаревич:

– Северный Кавказ – это приоритетное направление региональной политики России. Оправданно ли? Я не очень его понимаю. Это регион, в котором стреляют, но... Следует помнить, что это пока только намерения. По практике предыдущих лет, еще докризисных, когда денег было больше, известно, что крупные средства направлялись только в Чечню. Все остальные получали по остаточному принципу. В последние годы, правда, немножко больше стали инвестировать в Дагестан. Но это связано в основном с инфраструктурным развитием республики.

Теперь – второе. Нужны ли там деньги? Конечно, нужны. Но эти деньги будут работать только в том случае, если там поменяются институты власти, правила игры. А иначе мы получим в этом регионе только местные элиты, одетые исключительно от Гуччи.

Для того, что вложенные средства на Северном Кавказе правильно работали, сначала в России должны поменяться политические институты. Потому что лечение никогда не начинается с самого больного куска территории. Нужно соблюдение прав собственности, гарантии контрактов, мобильность молодежи, в том числе и социальная мобильность. А на Северном Кавказе и в России в целом все устроено так, что у каждого человека четко обозначен его карьерный потолок, если он не входит в "правильный" клан. Поэтому до тех пор, пока в России ситуация не поменяется к лучшему, с точки зрения институтов, на Кавказе не изменится ровным счетом ничего, сколько денег в него не вбухивать. Полагаю, что Северный Кавказ будет получать федеральные средства, исходя из принципа: если стрелять не будут – существенно меньше, а если к Олимпиаде ситуация в этом плане накалится, то побольше. В любом случае это будут абсолютно конъюнктурные политические решения. И я не верю в то, что заявленная правительством программа сработает позитивно: слишком много коррупции, чтобы она сработала.

Это же можно сказать и об обещании федеральных властей снизить уровень официальной безработицы с 16 до 5 процентов. Здесь статистика лукавит. Согласно статистическим данным, на Северном Кавказе якобы только две республики с высокой безработицей – Чечня и Ингушетия, а в других – тишь да гладь. Но это не так. Просто Чечня и Ингушетия таким путем получают дополнительные трансферты на поддержку занятости. А для того чтобы там реально снизить безработицу, нужны два дела. Первое – повысить мобильность, она и так не низкая. И это реальный путь, потому что кавказская молодежь активно едет в на заработки в другие регионы России. А во-вторых, нужно снизить давление на местный малый и средний бизнес. Рецепты понятны, но им не следуют.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG