Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Любовь Захарова – о своем выдворении из Белоруссии


Акция оппозиции в Минске, декабрь 2010 г

Акция оппозиции в Минске, декабрь 2010 г

Белорусские власти предписали покинуть страну ещё трём российским правозащитникам, которые на днях прибыли в Минск, чтобы наблюдать за судами над задержанными оппозиционерами после президентских выборов 19 декабря.

Любовь Захарова, Екатерина Коростелева и Ирина Пайкачева были доставлены накануне в отделение милиции Советского района Минска, где им было заявлено, что они внесены в список лиц, въезд которых на территорию республики запрещён или нежелателен. За последние два месяца въезд в Белоруссию был запрещен по меньшей мере 10 россиянам и украинцам – представителям Международной наблюдательной миссии. МИД России выразил сожаление в связи с действиями белорусских властей.

Вот что рассказала в интервью Радио Свобода Любовь Захарова:

– Нам предоставили уведомления, в которых написано, что мы внесены в списки людей, для которых нахождение на территории Белоруссии является нежелательным или запрещенным. Как мне объяснил человек, который не представился, объяснять, как мы попали в эти списки, на каких основаниях принято такое решение, они не должны. Имеется уведомление, что мы должны покинуть территорию Белоруссии в течение 24 часов, и нам запрещен въезд на два года.

– С какой целью вы приезжали в Белоруссию? Что вы успели сделать?

– Мы приезжали в Белоруссию, чтобы представлять интересы международной наблюдательной миссии комитета международного контроля. Собственно, мы лично связываем ситуацию с нашей презентацией докладов, которая должна состояться 4 мая. В тот момент задержали первый раз, после чего были выдворены из страны Виктория Громова и Александр Мнацаканян. Ирина и я были задержаны, но потом отпущены без уведомлений. И вот спустя два дня нас снова задержали, и на этот раз уведомление получили все.

– В правозащитном центре "Весна" вы должны были обнародовать доклад. Вам это удалось сделать?

– Обнародовать доклад удалось частично. Это независимая экспертная оценка событий 19 декабря 2010 года на площади Независимости с точки зрения международных стандартов в области прав человека, в первую очередь – права на свободу собраний. Экспертная оценка была дана Нилом Джарманом, экспертом в этой области, и рабочей группой, которая работает в разных странах. С докладом можно познакомиться и сделать собственные выводы, он доступен, в том числе в интернете.

– Вас уже дважды задерживали. Кто осуществлял задержание – сотрудники КГБ Белоруссии или правоохранительных органов? Как они себя вели по отношению к вам?


– Первый раз нас задерживали участковые Первомайского РУВД. Они вошли в квартиру под предлогом того, что поступило заявление, что в эту квартиру, возможно, заносили коробки с чем-то опасным. Начали осматривать, как они это называют, помещения, а затем проверять документы у людей. Их больше интересовали российские граждане. Переписали наши данные. Я слышала, что они созванивались и уточняли, есть ли мы в каких-то базах. После чего нам предложили отправиться для объяснения в Первомайское РУВД. К сожалению, отказаться от этого было невозможно. Мы с Викторией Громовой направились на милицейской машине в Первомайское РУВД, где нас допрашивали. На нас не составлялись никакие протоколы. У меня, например, документ назывался "опрос свидетеля". Потом туда же привезли Юрия Джибладзе, Александра Мнацаканяна и Ирину Пайкачеву. Они давали свои объяснения, что они делают в Минске. Отношение к нам было нормальное, то есть никаких угроз, никакого насилия не было – ни физического, ни морального. Потом нас поодиночке начали выпускать, возвращать документы, паспорта. Двух человек выпустили с уведомлениями о необходимости покинуть территорию Белоруссии. Это было 4 мая.

– Сейчас вы тоже пакуете чемоданы и отправляетесь на родину?

– Да. Мы планируем покинуть согласно предписанию территорию Белоруссии, не собираемся ничего нарушать.

– Много ли еще сотрудников комитета по международному контролю за ситуацией с правами человека в Белоруссии остается в Минске? Или работа миссии сорвана?

– Представители комитета находятся не в Белоруссии. Это принципиальная позиция. Он создан на основе организаций не белорусских. В данный момент мы – последние представители миссии, но приедут другие. Скорее всего, формат миссии будет немного изменен в связи с тем, что за последнюю неделю в интенсивном режиме было выдворено 5 россиян. Поэтому мы изменим формат работы миссии, чтобы обеспечить безопасность людям.

– Эта акция была направлена лично против вас, лично против миссии или, может быть, это был бы все-таки жест властей Белоруссии, направленный против России?

– Мы предполагаем, что реакция была в первую очередь связана с презентацией доклада. Потому что обострения ситуации с представителями наблюдательной миссии в предыдущее время не было. А если и были, то они тоже были связаны с различными заявлениями, допустим, комитета международного контроля или миссии.

– Этот доклад как-то мог повлиять на проходящие сейчас судебные процессы по делу о 19 декабря?

– Скорее – мог. Вряд ли это какое-то давление на суд. Тем не менее, нам известно, что некоторые обвиняемые пользуются выдержками из этого доклада для освещения и поддержания своей позиции по поводу того, что происходило на площади, и как это было оценено международными экспертами.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG