Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт по вопросам безопасности Иосиф Линдер – о "человеческом факторе" в борьбе с терроризмом


На следующий день после теракта, произошедшего 24 января, меры безопасности в "Домодедово" были резко усилены

На следующий день после теракта, произошедшего 24 января, меры безопасности в "Домодедово" были резко усилены

10 мая Госдума РФ рассматривает в первом чтении поправки в законы "О противодействии терроризму" и "О транспортной безопасности". Цель – усилить защиту важных объектов от атак террористов. В законопроекте, в частности, оговаривается ответственность владельцев объектов, не обеспечивших безопасность этих объектов.

После январского теракта в московском аэропорту "Домодедово", в результате которого погибли 37 человек, пострадали более 120, в Госдуме заговорили о необходимости изменений в антитеррористическом законодательстве. Первые шаги в этом направлении уже сделаны: 3 мая президент Медведев подписал федеральный закон, вносящий изменения в закон "О противодействии терроризму". Эти изменения предусматривают возможность установления в России уровней террористической угрозы, исходя из которых в стране должны приниматься дополнительные меры по обеспечению безопасности.

О борьбе российских властей с терроризмом по просьбе Радио Свобода размышляет президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосиф Линдер:

– В 90-е годы я был руководителем рабочей группы по подготовке еще первого закона по борьбе с терроризмом. В принципе, уже тогда мы закладывали подобные положения. Во всех странах владелец объекта общего пользования и тот, кто этот объект эксплуатирует, несут консолидированную ответственность вместе с государственными структурами, которые отвечают за безопасность. Любой владелец объекта со свободным или полусвободным режимом посещения обязан обеспечить объект минимально необходимыми по законодательству данной страны средствами контроля доступа и противодействия возможным террористическим атакам. То, что в России решили пойти по такому же пути, очень правильное, на мой взгляд, решение.

– А что это за минимум, который должен обеспечить владелец объекта?

– Средства контроля доступа, и средства видеонаблюдения, и газоанализаторы, и – при необходимости – средства ядерно-магнитного резонанса. Это достаточно дорогостоящая аппаратура. Но отсутствие ее не дает право владельцу объекта считать себя невиновным в происшедшем. Потому что государственные органы могут обеспечивать 100-процентную антитеррористическую защиту только в государстве типа Советского Союза, Северной Кореи, КНР – то есть только тогда, когда государство контролирует все аспекты жизни общества. Частная собственность там минимальна или практически отсутствует, и государство берет на себя все функции. В демократическом же обществе, в котором есть полноценная частная собственность, любой владелец должен нести ответственность за оснащение своего объекта в рамках действующего в стране законодательства. Это неотъемлемая часть той платы, которую общество должно платить за частную собственность.

– Между прочим, в аэропорту "Домодедово", когда случился теракт, были и видеокамеры, и металлоискатели. То есть аэропорт был защищен. К тому же домодедовский теракт – не первый в России. А заговорили о безопасности общественно значимых объектов именно после теракта в "Домодедово".

– Просто всегда есть последняя капля, которая переполняет чашу, после чего начинается новый этап развития. В любой ситуации наличие техники при отсутствии соответствующего "человеческого фактора" ничего не определяет. Если персонал не выполняет служебные и должностные инструкции, если объекты технически оснащены так, что создается не система контроля, а только усугубляются человеческие пробки при входе и выходе или при перемещениях, толку от этой работы никакого не будет. Поэтому мы должны четко разделить: отдельно – вопрос технического оснащения объекта и отдельно – вопрос должного обеспечения работы данной техники. Без человека эта техника не работает. Если стоят рамки, но люди могут обойти эти рамки через какой-то боковой вход-выход, смысл в этих рамках отсутствует.

Кстати, события 11 сентября кардинально поменяли США. Было введено огромное количество новых инструкцией. Через какое-то время задержали террориста, у которого была так называемая жидкая взрывчатка, – с тех пор ни в один самолет вы не пронесете больше 50 мл жидкости. Выявили людей, готовивших теракт, у которых взрывчатка была в каблуках обуви, – теперь все разуваются… В области противодействия террористической угрозе мир идет по пути проб и ошибок.

– Комитет по безопасности поддержал рассматриваемый сейчас законопроект и рекомендовал Госдуме принять его в первом чтении. Однако сами депутаты говорят, что этот документ нужно еще дорабатывать ко второму чтению. Что бы вы депутатам посоветовали?

– Я бы посоветовал думать о том, какой объем подзаконных актов должен сопровождать данную законодательную инициативу и какое ведомство в какой части должно будет не контролировать, а обеспечивать выполнение нового закона. Это разные вещи. Потому что контролировать у нас любят все, а обеспечивать – никто. Прислать 10 проверяющих очень легко, а вот прислать 10 помощников, которые помогут владельцу того или иного объекта в разумных финансовых рамках обеспечить действия данного законодательства на конкретной территории, – это достаточно сложно.

Должен быть сформирован некий федеральный список, так называемый госкадастр. Это железнодорожные вокзалы, аэропорты, морские порты. Плюс крупные торговые центры. Плюс крупные образовательные центры… Внесенные в этот кадастр объекты должны быть защищены не ниже определенного уровня, который также должен оговариваться в подзаконных документах. Это все впереди.

Могу сказать, что начинаться и заканчиваться все будет с одного единственного краеугольного камня, который называется "финансовое обеспечение". Все будет упираться только в денежные средства. Приведу пример. После трагических событий в Великобритании финансирование системы обеспечения безопасности в английском метро было увеличено на порядок! Ведь требуется огромное количество специально подготовленного персонала, дорогостоящая техника. Хочу подчеркнуть: не просто техника, а техника в комплексе с высокопрофессиональным личным составом. Потому что без людей – не только высокопрофессиональных, но и мотивированных на выявление потенциальных террористов – проблему не решить. В такой системе люди премируются за любой выявленный факт угрозы безопасности: они должны быть материально и морально заинтересованы в этой работе, чтобы не спать на рабочем месте с 9 до 18, а потом быстро убегать домой, а работать от и до, а если нужно – и более.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG