Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Бин Ладен удаляется»


Встреча президента США Барака Обамы с американскими военнослужащими после операции против лидера "Аль-Каиды" Усамы бин Ладена

Встреча президента США Барака Обамы с американскими военнослужащими после операции против лидера "Аль-Каиды" Усамы бин Ладена

Англоязычная пресса пишет – в тех случаях, когда речь не идет о собственных странах -- в основном о Ближнем и Среднем Востоке.

Набор тем – обычный для последних дней и недель – прежде всего, «арабская весна», обернувшаяся религиозными погромами в Каире, затяжной гражданской войной в Ливии и жестокими столкновениями в Сирии. Ну и конечно, Бин Ладен, его смерть, ее влияние на мировые дела, на отношение к США и на внутреннюю американскую политику. О последнем – эссе Дэвида Ремника на сайте американского еженедельника «Нью-Йоркер». Оно называется “Exit Bin Laden”, что на русский можно перевести в театральном, драматургическом смысле, как ремарку в пьесе, на манер шекспировской «Калибан уходит» -- то есть «Бин Ладен удаляется». Ремник вспоминает и анализирует, как было медийно обставлено сообщение о ликвидации главы «Аль-Каиды» и то, как вел себя в этой ситуации президент США Барак Обама. Автор находит серьезные отличия в стиле нынешнего и предыдущего президента – и, в результате, делает вывод в пользу первого:

«Некоторым представляется, что склонность Обамы избегать вульгарных дешевых эффектов есть проявление его чувства превосходства, с тем, чтобы прочие выглядели вульгарными и низкими. Но его серьезность в этом деле – желанное противоядие для культуры, отравленной самовосхвалением, заблуждениями и паранойей. До сих пор, Соединенные Штаты имели дело с Усамой Бин Ладеном. Сейчас его наследие выглядит еще более угрожающим. Мертвые среди нас -- пока каждый день, следуя их примеру, умирают другие. Даже сейчас, в относительно спокойное время, находясь далеко от полей сражений, мы чувствуем, как сквозь наши окна проникает запах разрушения, исходивший от места, где рухнули башни-близнецы. Политическое будущее может быть доверено только тем, кто чтит эту память и отказывается ее эксплуатировать».

Речь, конечно, идет о том, что Барак Обама отказался обнародовать фото убитого Бин Ладена, что, как считают многие, непременно произошло бы при Буше-младшем – и вообще о линии поведения нынешнего президента, который дистанцировался от бурных народных проявлений радости по поводу смерти главы «Аль-Каиды».
Если американец Дэвид Ремник хвалит политику нынешней администрации США, то британский журналист Бен Макинтайр в газете «Таймс» критикует Соединеннные Штаты – из-за их, по его мнению, закрытости. Комментарий Макинтайра посвящен решению Форин Офис сделать открытыми абсолютно все документы, полученные из бывших британских колоний и касающиеся политики там Лондона:

«Эти документы представляют собой вовсе не радостные образы Империи, пожелтевшие фото, на которых улыбающиеся местные жители приветственно машут руками людям в пробковых шлемах, но наборот – зловещие канцелярские бумаги времен упадка империи: подавление национальных движений, пытки, вся сага медленного и нередко болезненного ухода Британии из тех частей мира, которые раньше на карте были окрашены в ее цвета…».

Это то, что, с точки зрения Макинтайра, сегодня делают «хорошие парни», британцы. А вот – не очень хорошие, американцы:

«Высокомерная Британская империя засекретила свои колониальные документы в пятидесятые; то, что она делала тогда, сегодня пытается сделать империя американская. Барак Обама пришел к власти, обещая решительно отменить политику тех, кого он сам называл «одной из самых секретных администраций за всю американскую историю». Однако в истории с убийством Бин Ладена его собственная администрация продемонстрировала столь неистребимый вкус к секретности (и экономного обращения с истиной), что поневоле заставляет беспокоиться о ее судьбе – не обречена ли она с течением времени?».

Итак, как мы видим, то, за что Обаму хвалит Дэвид Ремник, решительно не по нраву Бену Макинтайру. Увы, судьба любого политика такова – на всех не угодишь.
XS
SM
MD
LG