Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
То, о чем так долго говорили российские блогеры, свершилось – на Алексея Навального заведено уголовное дело. Оно связано с его работой в роли общественного советника губернатора Кировской области в 2009 году. Следственный комитет России подозревает, что в результате деятельности Навального государственному унитарному предприятию "Кировлес" был причинен ущерб в размере 1,3 миллиона рублей. Навальному грозит до 5 лет лишения свободы. Сам подозреваемый узнал об уголовном деле от журналистов:

Долго "Транснефть", ВТБ и примкнувшие к ним представители Партии Жуликов и Воров вымучивали это дело. Для того, чтобы из полной выдумки слепить всамделишнюю уголовку, понадобилось поднять ее на самый высокий уровень – Следственный Комитет РФ. На уровне Кирова вынесли отказ в возбуждении дела, на уровне Приволжского Федерального Округа тоже. Самое крутое, что все мои заявления о миллиардных хищениях идут вниз: Генпрокуратура - Прокуратура Москвы - Прокуратура ЦАО - Подзаборная прокуратура. Сфабрикованное дело против меня неуклонно двигалось вверх: СК Кировской области - СК ЦФО - СК РФ. Очень мне любопытно, есть еще в производстве СК РФ и следователей по особо важным делам еще одно дело масштаба "о причинении ущерба на 1,3 миллиона рублей без признаков хищения". Сомневаюсь. Посмотрим, как всё будет развиваться дальше. Понятно, что был бы человек, а статья найдется, но даже самый басманный суд в мире вряд ли может вынести приговор по той лабуде, слепленной на коленке милиционэрами.

Ситуацию был вынужден прокомментировать в своем блоге губернатор Кировской области Никиты Белых, у которого и работал Навальный:

Уголовное дело против Навального строится на показаниях единственного человека - бывшего директора Кировлеса Вячеслава Опалева. Напомню, что на его же показаниях строится дело против еще одного моего советника - Андрея Вотинова. Это дело началось в феврале 2010-го и спустя 14 месяцев ни к чему так и не пришло. Зато уголовное дело было возбуждено против самого Опалева за злоупотребление полномочиями. Я прочитал то, что сейчас говорит представитель Следственного комитета. Честно скажу - его слова меня удивили. Например, про приемы, используемые при рейдерских захватах (не понимаю, что вообще имелось в виду), или про то, что Навальный не являлся моим советником (Алексей был советником на общественных началах практически сразу с момента моего вступления в должность). В том, что сейчас делает Навальный, далеко не всё однозначно и далеко не со всем я согласен. Но претензии к нему по части "Кировлеса" я точно считаю необоснованными.

Уголовному делу удивляться не приходится, считает журналист Юрий Пронько – но еще интереснее, почему его завели именно сейчас:

Странно, что "вертикально интегрированные" так долго… терпели Навального. Вполне возможно, что в его лице они ранее не видели реального соперника на зачищенном политическом поле. Сейчас увидели… Тем более, что и опросы социологов говорят о все возрастающем политическом весе основателя РосПила среди простых россиян, которые не смотря на то, что Навальный был раскручен только в интернете и на радио (действует полный запрет на его появление в телеэфире), готовы его поддерживать на президентских выборах.

***
В англоязычном мире ни один крупный политический блог давно не обходится без рассуждений об арабской весне. Даже когда речь заходит о странах, к этой весне вроде бы непричастных, недавние события в регионе заставляют переоценивать истины, до недавнего времени казавшиеся прописными. Например, положение об особой роли Турции на Ближнем Востоке. Политолог Стивен Кук в блоге на сайте Council on Foreign Relations характеризует внешнюю политику Турции в последние месяцы как провальные:

Казалось бы, волнения в арабском мире – идеальный повод проявить свое влияние в регионе. С тех пор, как 9 лет назад к власти в Турции пришла Партия Справедливости и Развития, Анкара только и делала, что культивировала теплые отношения с целым рядом арабских стран. Заслужив громкое одобрение за принципиальность своей позиции по конфликту в секторе Газа, Турция пыталась разрешить проблемы Ливана, Ирака и Сирии. Однако пять месяцев арабских волнений показали, что внятно сформулированной политики реагирования на перемены у Турции нет. Региональным лидером она так и не стала, а позицию Анкары по Ливии и Сирии иначе как неловкой не назовешь. Высказавшись против международной операции в Ливии, Турция затем присоединилась к союзникам и призвала Каддафи уйти в отставку – но до сих пор пытается убедить сирийского президента начать демократические реформы. На фоне происходящего в Сирии хочется спросить: в каком смысле демократические? Арабская весна поколебала многие мифы – в том числе и миф о позитивном влиянии турецкой дипломатии на положение дел в регионе. Быть влиятельным в политически мертвом, лишенном подлинных лидеров арабском мире было нетрудно. Нравится нам это или не нравится, интересы Анкары связаны со старым порядком в регионе.

С такой оценкой турецкой внешней политики не согласен Иссандр аль-Амрани, автор блога The Arabist:

В отношении диктаторских режимов арабского мира следует проявлять сдержанность в суждениях: безгрешных тут в принципе нет. Помните, в какую позу встала администрация Обамы в связи с тем, что Иран поставляет Сирии обмундирование и орудия для борьбы с беспорядками? Участникам демонстраций в Египте трудно было сдержать улыбку, потому что их в январе разгоняли слезоточивым газом, поставки которого властям Египта осуществляли США. Позиция Турции по отношению к событиям в Ливии и Сирии действительно не лишена цинизма и заслуживает осуждения. Но это еще не повод считать ее внешнюю политику провальной. Настоящее достижение турецкой внешней политики – в ее независимости: Турция действует как суверенное государство, а не как чей бы то ни было сателлит. В теперешней непростой ситуации могли быть допущены какие-то ошибки, но автономию Турция не утратила. Именно поэтому она и вызывает такое восхищение в арабском мире, где у власти находятся сплошь марионетки и квислинги.
XS
SM
MD
LG