Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Бородин: последний Герой Советского Союза в Литве


Ирина Лагунина: В понедельник Россия отпраздновала День Победы. Вернусь еще раз к результатам социологических исследований, с которыми мы познакомили вас на прошлой неделе. 28% опрошенных Левада-центром на вопрос о том, как лучше праздновать этот день, отвечают: "парадами, шествиями, салютами, официальными приемами", и ровно в два раза больше, 56% респондентов говорят: "заботой о ветеранах войны". Рассказ нашего вильнюсского корреспондента - о ветеране войны Леониде Григорьевиче Бородине.
Он - единственный сейчас в странах Балтии Герой Советского Союза. В свое время в одной только Литве их было 13. С ним беседовала Ирина Петерс.

Ирина Петерс: Ветеран войны, полковник Бородин в свои 86 лет сейчас остался единственным в балтийских странах человеком, носящим звезду Героя Советского Союза. Получил он её, как сообщается в документах, "за создание и удержание плацдарма на берегу реки Одер в Германии", форсировать которую советским войскам пришлось в феврале 1945 года.
В 70-ти км от Берлина на Одере немцы тогда взорвали мост, как переправляться? Бородин был наводчиком орудия 169-й артиллерийской бригады 5-й ударной армии Первого Белорусского фронта. В архивных записях читаю: "В боях за расширение плацдарма у населенного пункта Ортвиг, восточнее города Врицен, младший сержант Леонид Бородин при отражении атак врага подбил два танка и бронетранспортер противника. Был тяжело ранен, но остался в строю и подбил ещё два танка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и героизм ему присвоено звание Героя Советского Союза".
Вот как о событиях, когда ему было всего 19 лет, вспоминает сам Леонид Григорьевич.

Леонид Бородин: Задача была – захватить переправу через реку. Я был командир противотанкового орудия, такая небольшая пушка. Договорился – мне машина не нужна, я сам свое орудие потащу. Все пошли наступать. Высшее командование во главе с Жуковым наблюдали, как идет форсирование.

Ирина Петерс: Тут видят в бинокль – Бородин прорывается.

Леонид Бородин: Да. Со своим орудием – вперед. Немцы выстрелили, метров сто не долетели. Я сразу туда, где были разрывы. Немцы перенесли огонь, за эти 40 секунд я уже ушел. Так несколько раз. Лед провалился, мы с пушкой по шею, ледяная вода. Вытащили орудие, пехота помогла. Немцы пустили танки, чтобы закрыть эту брешь, если бы не закрыли, то всех бы перестреляли на льду. Смотрю – едут. По первому танку прицел, по второму. В 30-40 метрах. Третий обходит, бах по орудию, мне руку ранило. Подбил третий. И все это наблюдали с той стороны. Утром передают: Жуков идет. У меня рука перевязана, доложил: командир орудия сержант Бородин. Он пожал руку, говорит: "Сынок, благодарю за службу. Молодец. Я все видел". Какие-то генералы за ним идут, говорит: "Бородина представить к званию Героя Советского Союза, остальных наградить высокими правительственными наградами".

Ирина Петерс: Первое ранение на войне Леонид получил 16-летним парнишкой, когда копал траншею недалеко от своего поселка Красный Лиман на Украине. Немецкий летчик обстрелял ребят, готовивших линию обороны. Едва зажила рана, бывший восьмиклассник Бородин траншеи рыть не захотел, рвался на фронт – на свое "бородинское поле". "У нас – рассказывает – в школе была хорошая военная подготовка, я отлично стрелял. Правда, начальник госпиталя попридержал меня, оставив после выздоровления писарем".

Леонид Бородин: Он меня спас. Когда сталинградские бои были, там на Мамаевом кургане каждый день по 11 тысяч погибало, а он меня придержал. Когда немцев окружили, выписал меня.

Ирина Петерс: Бородин ушел на фронт, где не раз показал себя героем. Одноклассники Бородина, которые не успели эвакуироваться, когда пришли немцы, подались в партизаны. В 1944-м освобождали Донбасс, откачали воду из угольных шахт – нашли там их тела. Фашисты бросили в шахты ребят ранеными, заживо.
Самое же тяжелое ранение Леонид Бородин получил, когда под огнем пытался вытащить товарища из горящего танка.
На груди ветерана высматриваю необычный, иностранный орден. Оказывается, его Бородин успел получить в Египте, уже после войны, в качестве военного советника, за дежурства с египетскими летчиками. Но при множестве разных наград, самая дорогая для ветерана – медаль "За отвагу".
О жизни, подвигах, ранениях, звездах и везении таких людей, как Леонид Бородин, впору писать книги. А следующий эпизод – он произошел в первые годы войны – как из кино. Просто чудо! Солдата, умирающего после тяжелейшего ранения в голову, спасла его мать.

Леонид Бородин: Когда бои начались на курско-орловской под Белгородом, меня в голову ранило. Это сейчас в кино показывают – полчаса из автомата стреляют. Пять-шесть минут – и диск пустой. Немцы поднялись и на меня. Я первый выскочил. Диск пустой. Я только повернулся, чтобы запасной достать, и в это время пуля и через шею вышла. Кто-то крикнул: Бородина убили! Я думаю: неужели меня убило? И потерял сознание. На машину нагрузили нас и в тыл повезли. Моя мать знала, на каком я направлении. Когда бои начались, женщины собрались и пошли искать. Отвезли нас, в саду выгрузили. Прошелся я, посмотрел – тысячи наших лежат раненых в саду каком-то деревенском. Смотрю, метров двести от меня медицинская палатка. Пролежал до обеда, никто ко мне не подходит. Думаю: да, тут мне капут. Вдруг: "Ленечка, сыночек. Это ты?". Кричит: "Я Леню нашла!". "Ты давно лежишь?". "Да, ночью привезли, никто не подходит". "Как так не подходит?". И она бегом в эту палатку. Не знаю, что она там говорила, но она впереди бежит, за ней санитары с носилками. Меня в палатку. Что они со мной делали, но они спасли меня.

Ирина Петерс: "После окончания войны, – рассказал Бородин, – приехал я поступать в Днепропетровское артиллерийское училище. Медкомиссию не прошел: весь изранен, нескольких пальцев нет, голова прострелена… Я – к начальнику: хочу учиться, врачи не разрешают. Генерал говорит: смотри, Бородин, героев ко мне много поступало, но не все выучиться смогли. В случае чего и тебя не пожалею, отчислю. Да куда ж меня отчислять! Я сразу в число лучших курсантов выбился, таким училище и закончил. Потом успешно продолжил службу. Но после того, как в опале оказался маршал Жуков - с горечью вспоминает Бородин - на поверхность выползло (так он и говорит) много всякого отребья. Стало больше карьеристов. Фронтовикам-героям они говорили, мол, вам Жуков звезды направо-налево раздавал, геройству вашему грош цена.
Я таким спуску не давал, всегда давал отпор, не глядя на чины и должности. "Или грудь в крестах, или голова в кустах!" - ставит точку Бородин своей любимой присказкой.
Сейчас он живет в Вильнюсе. Кстати, в июне, со своей супругой он отметит 65-летие совместной жизни – пара знакома с юности.
И последний вопрос собеседнику: скажите, какой фильм о войне - ваш самый любимый?

Леонид Бородин: "Баллада о солдате". Сколько человеческого горя видел. Когда смотрю, нервы сдают, и слезы появляются.
XS
SM
MD
LG