Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия справится с безработицей за счет Кавказа


Самый высокий уровень безработицы отмечаются в республиках Северного Кавказа, а потому разрабатываемые программы повышения мобильности трудовых ресурсов, в первую очередь, будут касаться именно этой части страны

Самый высокий уровень безработицы отмечаются в республиках Северного Кавказа, а потому разрабатываемые программы повышения мобильности трудовых ресурсов, в первую очередь, будут касаться именно этой части страны

Безработица в России вышла на докризисный уровень, однако власти страны продолжат реализацию программ поддержки рынка труда. Теперь они будут связаны с переподготовкой кадров и повышением мобильности рабочей силы, прежде всего, в республиках Северного Кавказа.

Общее количество безработных, рассчитываемое по методологии Международной организации труда, в России на сегодня составляет 5 миллионов 400 тысяч человек, а уровень безработицы – 7,1 процента экономически активного населения. Эти показатели стабильны, и, как сообщил заместитель министра здравоохранения и социального развития Максим Топилин, практически соответствуют докризисному уровню. Аналогичная ситуация на начало мая, по его словам, наблюдается и в секторе регистрируемой безработицы:

– 4 мая мы зафиксировали 1 миллион 599 тысяч зарегистрированных безработных – в послекризисный период это, как нам кажется, достаточно неплохой показатель. Это связано и с выходом из кризиса, и с традиционными сезонными тенденциями. Если этот показатель сравнивать с количеством вакансий, которые объявлены в службе занятости (более 1 миллиона 400 тысяч), то можно констатировать, что рынок фактически сбалансировался, и мы имеем ту структурную безработицу, которая была до кризиса.

Тем не менее, российские власти не планируют отказываться от финансирования программ поддержки региональных рынков труда. В 2011 году на эти цели выделено 27 миллиардов рублей, большая часть которых будет потрачена на переподготовку разных категорий трудовых ресурсов.

При этом правительство, по словам Максима Топилина, фактически откажется от поддержки программы создания временных рабочих мест, популярной в кризисный период, но критикуемой экспертами. Говорит директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон:

– Помогло ли это определенным образом сдержать рост безработицы? Наверное, помогло, но какой мере – трудно сказать. Вместо того чтобы открыто подгонять людей к увольнениям, предприятия все равно их подгоняли, но делали это, может быть, не так рьяно, поскольку имели возможность направить их на временные работы и таким образом за счет бюджета поддержать их доходы. Понятно, что эффект таких мер был временный. Это не решает ключевых проблем создания новых рабочих мест.

В следующем году, по планам министерства здравоохранения и социального развития, в России полноценно заработает и программа переселения трудоспособного населения из регионов с избыточной рабочей силой. Соответствующий законопроект уже практически готов, объясняет заместитель министра Максим Топилин:

– Буквально на днях министерство внесло в правительство уже согласованный в окончательном виде проект закона, который предусматривает совершенствование программ внутригосударственной миграции. После его реализации у нас появится возможность не только оплачивать проезд ищущим работу безработным гражданам по территории страны, но и предоставлять им подъемные до 120 тысяч рублей. Это уже будет решение правительства, деньги на эти цели предусмотрены.

Самый высокий уровень безработицы отмечаются в республиках Северного Кавказа, а потому разрабатываемые программы повышения мобильности трудовых ресурсов, в первую очередь, будут касаться именно этой части страны. Максим Топилин считает, что не имеющие там работы российские граждане вполне могут заменить иностранных гастарбайтеров в регионах, испытывающих недостаток в рабочей силе:

– На Северном Кавказе более 300 тысяч безработных. С одной стороны, мы говорим о том, что в стране низкая рождаемость, которую необходимо повышать, мы говорим о том, что у нас скоро будет провал в трудовых ресурсах и снижение численности экономически активного населения. При этом молодые люди (подготовленные или неподготовленные должным образом) в республиках Северного Кавказа (то есть, в России) испытывают сложности с поиском работы.

Мы что, должны оставить эту ситуацию так, что Архангельская или Амурская области при нехватке людей будут пачками привлекать мигрантов, а на Северном Кавказе будет сохраняться очаг безработицы? Наверное, это было бы неправильно.

Насколько вероятен сценарий, что не имеющие работу жители Северного Кавказа воспользуются государственной помощью и массово поедут в центр страны, например, в ту же Москву? Рассуждает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Сергей Смирнов:

– Я надеюсь, что нет. Не потому, что я не хочу, чтобы у граждан этих республик были достойные доходы. Я не призываю, чтобы эти регионы по-прежнему оставались бедными. Но мне кажется, что рабочие места нужно создавать, прежде всего, там, а не пытаться их переселить оттуда. Именно в этом, на мой взгляд, состоит перспективное направление нашей политики занятости.

Кроме того, мы должны четко разделять проблемы экономические и проблемы, скажем так, интеграции других культур в коренную культуру России. Это, действительно, очень большая проблема, но она, к сожалению, сейчас рассматривается изолированно от экономических проблем. А это чревато очень серьезными социальными потрясениями.

* * *
Что же касается прогноза безработицы в России на текущий год, то, по оценке министерства здравоохранения и социального развития, после традиционного летнего спада ее уровень осенью и зимой вновь начнет повышаться. За год число зарегистрированных безработных составит в среднем около 1 миллиона 800 тысяч человек – на 200 тысяч больше текущего показателя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG