Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Ясина опубликовала в журнале "Знамя" повесть "История болезни", которая оказалась одновременно и диагнозом, и рецептом.

Это автобиография, в центре которой простой сюжет: двенадцать лет назад автор повести заболела рассеянным склерозом, и с тех пор эти двое неразлучны, потому что болезнь пока неизлечима.

Художественные произведения, герои которых противостояли неизлечимым болезням или собственной инвалидности, в отечественной литературе были – от "Как закалялась сталь" и "Повести о настоящем человеке" до "Ракового корпуса" (при всей автобиографичности последнего это все-таки роман). Документальных свидетельств почти не было.
Скорее всего, спрос не рождал предложения: писателей на эту тему водилось мало, потому что немного было желающих про нее читать. Причина не только в том, что в отечественной традиции тяжелая болезнь всегда считалась делом не то чтобы постыдным, но глубоко личным. Но и в том, что в нашей стране жизнь у каждого и без того такая непростая, что читать про трагические обстоятельства чужой биографии так же тяжело, как про них писать.

Ирина Ясина нарушила традицию, и, как всякий пионер, выиграла.

Строго говоря, Ясина – пионер, но не первопроходец жанра. Самым первым был Рубен Гальего с его повестью "Белое на черном" (к публикации и популяризации которой его друг Ирина Ясина приложила огромные усилия). Но между повестью Гальего и "Историей болезни" есть большая разница, биографическая.

Одно дело – с детства знать, что ты инвалид, обреченный на страшное прозябание, и биться за лучшую жизнь. И другое дело, когда жизнь уже улыбнулась тебе в тридцать два зуба: счастливая, элитарно интеллигентная московская семья; молодость, красота и здоровье, воспринимаемые как данность; любовь, замужество, дочь, карьера – и диагноз, который не оставляет от всего этого почти ничего. Это особое испытание.

Мало того, когда автор "Истории болезни" справилась с первым ударом, судьба захотела перепровериться. Арест Михаила Ходорковского в 2003-м стал началом быстрого конца благотворительного фонда "Открытая Россия", который для его председателя Ирины Ясиной был пока что самым эффективным лекарством от рассеянного склероза. Это как в неравноправной школьной драке, когда тебя уже избили и ты поднимаешься, утирая слезы и сопли, получить еще и унизительный пинок.

Первопроходцам и пионерам, как известно, послаблений не положено. Не заметить недочеты "Истории болезни" – значит, отнестись к автору с жалостливым сочувствием. Что, судя по тексту (и по жизни), стало бы для нее самым обидным оскорблением.

Автор очень старается в любой описываемой ситуации выглядеть безупречно, это раз. Автор предельно аккуратен в описании некоторых персонажей и коллизий, через которые проходила и проходит ее богатая биография, это два. Это повесть не украшает, но чего еще ждать от женщины, которая выбрала карьеру публичного деятеля – стреляйте меня без суда и следствия, фанатики гражданского общества, только скидок Ирине Ясиной все равно не будет.

Потому что "История болезни" только по форме – классическая драма. А по содержанию – настоящий вестерн: добро, которое, казалось, никаких шансов не имеет, побеждает превосходящие силы зла. Вестерн, естественно, русский: хэппи энд не наступает никогда, но это никого не волнует, потому что победа над собой уже одержана. Отличная работа, если можно так сказать про проживаемую жизнь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG