Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Осенью 1991 года я стоял на крыльце дома в пригороде Кливленда Севен-Хиллс, и открывшая мне дверь угрюмая старуха говорила по-английски, но с сильным славянским акцентом, что мистер Демьянюк болен и ни с какими журналистами не встречается. Это была Вера, жена Ивана Демьянюка.

Они познакомились после войны в Баварии, в американской оккупационной зоне, в лагере для перемещенных лиц. Разрешения на въезд в США ждали семь лет. У них дети, внуки. И вот вдруг такая напасть.

Мне кажется, делом Демьянюка я занимаюсь всю свою профессиональную жизнь. Оно тянется уже четвертый десяток лет. В нем, как в капле воды, отразились политические реалии этих десятилетий. Именно это дело стало причиной новой волны охоты за нацистскими преступниками. В Канаде, Австралии и Великобритании после нелегкой парламентской борьбы были приняты соответствующие законы. В США в составе Министерства юстиции появился отдел специальных расследований, по представлениям которого было депортировано около двух десятков человек с нацистским прошлым. А дело Демьянюка все еще не закрыто.

С его перипетиями полезно ознакомиться тем, кто считает строгое соблюдение процедуры при судебном разбирательстве излишним крючкотворством. Правовой нигилизм всегда выходит боком.


В 1975 году Минюст США начал проверку очередного составленного «охотниками за нацистами» списка американских граждан, скрывших от иммиграционных властей свое нацистское прошлое. Значился там и автомеханик из Кливленда Джон Демьянюк – бывший солдат Красной Армии, военнопленный и, наконец, охранник в лагере смерти Собибор и концлагере Флоссенбург. В анкете же своей он написал, что был солдатом Русской освободительной армии генерала Власова.

В поисках свидетелей американцы направили запрос в Израиль. К опознанию предъявлялись фотографии двух лиц – Демьянюка и Федора Федоренко, которому вменялась служба в лагере смерти Треблинка. Результат оказался неожиданным. Бывшие узники Треблинки, приглашенные для опознания Федоренко, увидев фотографии Демьянюка, узнали в нем «Ивана Грозного» - оператора газовых камер, получившего это прозвище за свою исключительную жестокость к обреченным людям.

«Иван Грозный» обслуживал дизельный мотор, выхлопы от которого поступали по трубам в камеры для удушения заключенных. Джон Демьянюк работал на «Форде» механиком по дизельным двигателям.

В июне 1981 года американский суд лишил Демьянюка гражданства США. В феврале 1986, когда его адвокаты исчерпали все законные возможности, Демьянюк был экстрадирован в Израиль.

Дело оказалось крайне запутанным. Защита оспорила результаты опознания. Опознание и впрямь было проведено с грубыми процессуальными ошибками. Свидетелям предъявлялось два-три набора фотографий, в которых повторялось одно лицо – лицо Демьянюка. Подсознательно свидетель понимал, что именно этого человека и требуется опознать. На некоторых из предъявленных фотографий были видны знаки отличия, тоже служившие подсказкой. Не совпадали антропометрические данные, в частности, рост.

Тем не менее в апреле 1988 года Демьянюк был признан виновным по всем пунктам обвинительного заключения и приговорен к смертной казни через повешение.

Защита обжаловала приговор в Верховном Суде Израиля. Тем временем в Советском Союзе произошли кардинальные политические перемены, и израильские прокуроры и адвокаты получили доступ к документам советских архивов и протоколам допросов 32 бывших охранников Треблинки. Имени Демьянюка не оказалось в списках персонала Треблинки, составленных следственными органами Советского Союза и Польши. Охранники уверенно называли фамилию «Ивана Грозного» - Марченко.

Иван Марченко как раз значится в списках охраны Треблинки. Следы его затерялись в 1943 году в Триесте.

В итоге Верховный Суд Израиля в июле 1993 года отменил приговор. Демьянюк оставался некоторое время под стражей в ожидании, не заинтересуется ли им какое-либо другое государство. Ходили слухи, что он подал или собирается подать прошение о гражданстве Украины, и что Киев готов рассмотреть вопрос «на общих основаниях». Украинские официальные лица дали понять, что Демьянюку может быть разрешено вернуться на родину.

Параллельно в США развернулась кампания в защиту права Демьянюка вернуться в Америку. Наиболее мощным всплеском кампании стало разоблачение нацистского прошлого отца тогдашнего начальника Объединенного штаба Вооруженных Сил США генерала Джона Шаликашвили (офицер царской армии князь Димитрий Шаликашвили воевал в Грузинском легионе СС). Вернувшись домой, Демьянюк вчинил иск правительству США: как явствовало из материалов, полученных его израильскими адвокатами, оно знало об ошибочной идентификации и все-таки выдало Демьянюка Израилю. В итоге суд отменил решение о лишении Демьянюка гражданства.

Правительство США завело в ответ новое дело – на сей раз Демьянюку вменялась служба в лагерях Собибор и Флоссенбург. В лагере Флоссенбург содержался отец Виктора Ющенко, поэтому после «оранжевой революции» адвокаты Демьянюка стали всячески протестовать против возможной депортации на Украину, пытаясь убедить суд в том, что содержание в украинских тюрьмах равносильно пытке. Юристы правительства США в свою очередь заверяли суд, что недавние политические реформы на Украине делают в высшей степени маловероятным негуманное обращение с заключенными.

29 декабря 2005 года, наутро после оглашения решения иммиграционного суда, я опять увидел по телевизору знакомый дом, опять на крыльце стояла неприветливая старуха и твердила, что ее муж – глубокий старик, что он «никому не причинил зла», что у него «доброе сердце», что он «всю жизнь помогал людям»... «Это просто позор! Америка, очнись!» - выкрикивала она.

До депортации тогда не дошло. Дело прошло еще несколько судебных инстанций и, наконец, добралось до Верховного Суда США, который отказался рассматривать ходатайство Демьянюка. Было еще много проволочек, ссылки на состояние здоровья. Но очередному суду были представлены свежие видеозаписи, на которых видно, что Демьянюк способен передвигаться без посторонней помощи и инвалидного кресла.

Приговор Демьянюку вызывает у меня лично противоречивые чувства. С одной стороны, нет свидетелей, которые видели бы собственными глазами, как Демьянюк убивал заключенных или издевался над ними. Да, Нюрнбергский трибунал признал СС преступной организацией, но это значит лишь то, что принадлежность к СС является основанием для привлечения к ответственности, но установить индивидуальную вину обвиняемого все же необходимо. Ведь коллективная ответственность равна коллективной безответственности. Если виновны все, значит, не виновен никто. С другой – Демьянюк признан виновным в том, что он «содействовал уничтожению» 27 900 евреев. За такое число жертв пять лет тюрьмы – приговор слишком мягкий.

Чего я не принимаю, так это ссылок на преклонный возраст и недуги обвиняемого. Гуманность можно проявить после вынесения приговора, а не вместо. Это дело принципа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG