Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Валерия Касамара – о переменчивом лице власти


Валерия Касамара

Валерия Касамара

Пресс-конференция президента России Дмитрия Медведева, отзыв из Совета Федерации спикера Сергея Миронова, предстоящая трансформация в партии "Правое дело" – все это позволяет говорить о том, что перед выборами в Госдуму, а также кампанией по выборам президента российская политическая система переживает непростые времена.

Оценку этим событиям Радио Свобода дала политический эксперт, заведующая лабораторией политических исследований Высшей школы экономики Валерия Касамара.

– Некоторые ваши коллеги считают Дмитрия Медведева слабым президентом. Если согласиться с их точкой зрения, то его неспособность или нежелание на такой довольно помпезной пресс-конференции сделать какие-то важные для страны заявления как раз подтверждает такую точку зрения. Вы согласны с этим мнением?

– Скорее соглашусь. Потому что пресс-конференция скорее разочаровала и создала обманутые ожидания. Дмитрий Анатольевич четко и недвусмысленно проговорил свои конкурентные преимущества. Первое из них – никто из предыдущих глав государства не посетил столько регионов Российской Федерации, сколько он. И второе – никто из глав государства (он несколько раз подчеркнул – никто) не получает столь разнонаправленную и правдивую информацию, поскольку он является активным пользователем интернета и участвует во многих блогах. Получился какой-то фальстарт. Он рассказал о том, чем хорош. А с другой стороны, люди так и не получили ответа на вопрос: а что же дальше? И вот здесь, как бы он ни пытался себя продемонстрировать человеком, который находится на гребне инноваций, не сказал главного. Это отсутствие харизмы в принятии главного решения многих как раз и разочаровало.

– Будем справедливы к президенту России: это первая пресс-конференция, которую президент провел сам, без модерированных вопросов. Иными словами, в отличие от Владимира Путина, Дмитрий Медведев не фильтровал вопросы, что подтверждает и корреспондент Радио Свобода на месте события. Обращает внимание фраза Медведева, когда он говорил о своих отношениях с Владимиром Путиным. На ваш взгляд, конкуренция Медведева и Путина помогает стране или ведет в тупик?

– На сегодняшний день конкуренция Владимира Путина и Дмитрия Медведева напоминает борьбу нанайских мальчиков. Вроде бы, конкуренция есть, но, с другой стороны, она очень четко завуалирована. Обратите внимание, когда Дмитрий Медведев говорил о своих отношениях с Владимиром Путиным, он его назвал "коллегой", "политическим партнером", "единомышленником". А дальше подчеркнул, что "есть вопросы, в которых мы не согласны, и это хорошо". Но когда он говорил про Обаму, там прозвучало слово "друг", Обама был назван "коллегой и другом". В отношении Владимира Путина этого сказано не было. И здесь тот момент, на который стоит обратить внимание: на самом деле, если бы Дмитрий Анатольевич мог себе позволить открытую конкуренцию, то он бы на нее пошел. Но на сегодняшний момент такого внутреннего решения у него нет.

– А вы считаете, что дело только во внутреннем решении самого Медведева? Или речь идет об объективной оценке ситуации, которая существует в России?

– Здесь целый букет факторов, которые на сегодняшний момент не позволяют Дмитрию Медведеву принять однозначного решения и принимать какие-то конкретные меры. И главное, что ему мешает – отсутствие внутренней решимости.

– Вы сказали, что из этой пресс-конференции получился фальстарт. С точки зрения политической технологии, ее не нужно было сейчас проводить?

– Я и сейчас не понимаю, почему состоялась эта конференция. Ради чего и для чего? Но если смотреть на приближающуюся избирательную кампанию, то было уже два псевдостарта. Первый псевдостарт – когда Владимир Путин заявил о создании "Народного фронта". И второй псевдостарт – это сегодняшняя конференция. Ни заявление Путина, ни заявление Медведева не достойны для того, чтобы называться стартом избирательной кампании. Продолжается "мадридский двор", подковерные игры и борьба нанайских мальчиков.

– А чем вы это объясняете?

– Тем, что действительно нет ни внутреннего решения, ни межличностных договоренностей. Например, сегодняшний отзыв Миронова тоже показывает на то, что проходит "зачистка поляны" для того, чтобы высвободить место, фактически "третьего лица в государстве", которое мог бы кто-то занять, если не окажется президентом или премьером после марта 2012 года.

– В России, в отсутствие публичной политики, конкурентного поля и не может быть другой избирательной кампании?

– Не соглашусь. Может быть другая избирательная кампания, и она была бы, и если бы эта кампания стартовала сейчас, если бы ее не оттягивали до того момента, когда уже естественным образом надо будет принимать какое-то решение. Думаю, что и Путин, и Медведев пока хотят оттянуть этот момент ближе к декабрю. Если бы кампания стартовала сейчас, то шансы у человека, стартовавшего набрать больше голосов на президентских выборах было бы намного больше. Моя позиция такова: чем дольше они откладывают публичный старт кампании, тем больше голосов они теряют.

– Вы считаете, что у Дмитрия Медведева есть хоть какой-то процент надежды на успех, если он открыто решится соперничать с Владимиром Путиным в борьбе за пост президента России?

– Если бы Дмитрий Анатольевич сейчас заявил о своей готовности, то он смог бы, во-первых, собрать правый электорат, повести за собой молодежь, интеллигенцию. И я его шансы были бы намного больше, чем в ситуации, когда он, перетаптываясь с ноги на ногу, говорит о том, что он хороший, что он на многое способен, но еще не время сказать о том, что "да, я иду".

– Ну, собрал бы он 15-20% голосов, что бы изменилось?

– Не думаю, что 15-20%. Потому что нынешний тандем надоел, от него устали, и на сегодняшний момент получается, что лидером в тандеме является Путин, и все примерно уже представляют, что будет. Если бы на сегодняшний момент Медведев проявил "самость" и харизму, то мне кажется, он действительно смог бы собрать больше 15% .

– Следует ли ожидать ответа от Владимира Путина непосредственно на эту пресс-конференцию?

– Однозначно – да.

– Каким он может быть?

– Как выступление лидера партии "Единая Россия", как лидера нации, это может быть программное заявление, все, что угодно.

– В российской политике происходят разного рода перестроения, инициированные, очевидно, Кремлем в той или иной степени. Например, партия "Правое дело" получила миллиардера Михаила Прохорова, а партия "Справедливая Россия" потеряла позицию спикера Совета Федерации. Как-то это складывается в общую картину?

– Расцениваю сегодняшний отзыв Миронова, как политическую отставку. Также интересен тот факт, что об этом сказал и лично президент. Говорилось, что очень хорошо, что есть политическая конкуренция, но на этой политической конкуренции президентом был сделан специфический акцент. Мне кажется, что в данном случае потребовалось именно место Миронова, третьего человека в государстве. Кто займет это место, пока не очевидно. Но тот, кто станет спикером, это будет человек временный, который на какое-то время придержит эту должность для того, кто займет ее после марта 2012 года.

– А "Справедливую Россию" потихонечку "сдуют"?

– Не думаю, что ее сейчас будут "сдувать", хотя президент сегодня недвусмысленно сказал, что ему нравится, что в стране немного партий. Но вряд ли в канун выборов ее будут "сдувать" специально.

– Сергей Миронов известен тем, что любит подставлять президенту России плечо и снимать свою кандидатуру, которую он однажды выставлял на пост президента для того, чтобы побольше голосов набрал Владимир Путин или Дмитрий Медведев. У него есть политическое будущее или без кремлевского ресурса нет?

– Вряд ли он сможет набрать столько голосов, которые потом, в последний момент смогут стать хорошим подспорьем либо для Медведева, либо для Путина. Все-таки за последние месяцы и годы он перестал быть ярким публичным политиком, широко известным россиянам. Не думаю, что на сегодняшний момент он является политическим тяжеловесом.

– Партия "Справедливая Россия" (условно, поскольку в России условны эти определения) – левая часть политического спектра, "Правое дело", получившая мощную финансовую инъекцию, – это правая часть политического спектра. Тут выстраивается какой-то новый баланс?

– Если смотреть на это, как на элементы "витринной демократии", в которой должен быть представлен весь политический спектр, то можно сказать: да, у нас есть центр, у нас есть правые, левые, есть совсем левые и совсем правые. Вроде бы весь этот спектр укомплектован. Но вопрос не в этом. Перед каждыми выборами у нас предпринимаются попытки либо по созданию, либо по реанимации тех партий, которые должны занять свободные ниши в политическом спектре. Пока еще ничем хорошим это не закончилось. Была попытка создания "Гражданской силы", была попытка создания "Правого дела", есть попытка реанимации "Правого дела". Но мы понимаем, что, сколько бы туда не инвестировали, набрать голоса и собрать традиционно, например, правый электорат всем этим образованиям не сильно удается. Поэтому вроде бы у нас по прейскуранту это есть, но в результате, мне кажется, это – мыльные пузыри. В данном случае "Справедливая Россия" имеет больший вес, потому что у нее есть свой определенный электорат, который традиционно, отходя от "Единой России", вливается в "Справедливую Россию". А теперь у этой партии появляется еще и флер оппозиционной партии. Возможно, это будет более привлекательно. Вспомним сегодняшнее заявление Галины Хованской, которая пошла и написала заявление о вступлении в партию, сказав, что теперь это действительно будет оппозиционная партия, которая сможет воевать…

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG