Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Президент России Дмитрий Медведев на пресс-конференции предупредил о возможности новой холодной войны, если Россия не получит ответа на свою озабоченность по поводу предлагаемого США противоракетного щита в Европе. Радио Свобода попросило прокомментировать это заявление Ричарда Уайтца, директора Центра военно-политического анализа Гудзоновского института в Вашингтоне.

– До сих пор обеим странам удавалось предотвращать войну, держа друг друга под прицелом своих ракет, используя концепцию взаимного гарантированного уничтожения. Эта концепция продолжает нравиться русским, но выглядит все менее уютной для Соединенных Штатов, желающих начать переход к модели, согласно которой каждый мог бы защищать себя от ракетного нападения без риска ядерной войны. Однако русским эта идея не нравится, – считает Ричард Уайтц.

Дмитрий Медведев также заявил, что российская сторона готова к сотрудничеству с США и НАТО по противоракетной обороне. Несколько часов спустя представитель Госдепартамента Марк Тонер на встрече с журналистами заявил следующее:

– Мы последовательно и ясно в течение многих лет заявляем, что наши совместные усилия по созданию системы противоракетной обороны никоим образом не направлены против России. На самом деле мы желаем сотрудничать с Россией в сфере ПРО, и мы всегда совершенно четко говорили об этом.

Получается, что и российская, и американская стороны в унисон заявляют о готовности сотрудничать. Но что мешает этому? Ричард Уайтц отвечает:

– Русские настаивают на ином, более глубоком уровне сотрудничества, чем тот, который устраивает сейчас НАТО. В частности, российская сторона хочет такой конфигурации системы ПРО, в строительстве и эксплуатации которой она будет пользоваться решающим влиянием, создавать совместные с НАТО структурные единицы, иметь право широкого контроля над системой и над принятием решений о том, кто и когда вправе нажимать красную кнопку. Все это не устраивает НАТО, потому что Россия не располагает потенциальными возможностями для реализации данных задач. Есть также определенная озабоченность разными подходами НАТО и России к тому, в какой момент реагировать на нападение. НАТО согласно сотрудничать с Россией в сфере обмена информацией, оценками, в совместной разработке программ, но при этом НАТО настаивает на том, чтобы натовская и российская системы ПРО работали независимо друг от друга.

– На днях заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что Россия не может строить свою безопасность на заверениях и обещаниях, что ей нужны юридические гарантии того, что будущая система ПРО в Европе не будет направлена на Россию. Насколько реальной вы считаете возможность предоставления таких гарантий?

– Такое требование вызывает у американской стороны недоумение. По сути, оно не имеет смысла. Юридическое соглашение на бумаге может быть легко нарушено на практике. Мне кажется, Россия не прочь вернуться к подобию Договора о противоракетной обороне, который сейчас уже не действует. Русские всегда энергично стремились к достижению формальных соглашений. Теоретически НАТО и США могут подписать упомянутое господином Рябковым соглашение, если русские так этого хотят, но нет ясности, насколько оно будет эффективно на практике.

– Президент Медведев предупредил, что если система противоракетной обороны в Европе будет построена и введена в действие без участия Кремля – тогда, несмотря на нежелательность такого сценария, Россия может выйти из нового договора СНВ и форсировать развитие своего ударного потенциала ядерных средств. Насколько вероятен такой сценарий?

– Стремление форсировать разработку наступательных ядерных сил, ракет дальнего действия – это то состояние, в котором Москва пребывала всегда. Но сейчас ей довольно трудно его поддерживать, потому что Россия до сих пор не пришла в себя после коллапса интегрированного военно-промышленного комплекса СССР. Конечно, Россия без труда может выйти из нового договора СНВ, но я не думаю, что это может произойти в рамках десятилетнего срока его действия. Потому что компоненты системы ПРО в Европе, которой озабочена Россия, намечено полностью разместить после истечения договора СНВ. Я не вижу технических причин, по которым Москва может выйти из этого договора, она может это сделать только по политическим причинам, – считает Ричард Уайтц.

Между тем, как сообщил представитель Госдепартамента США, заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Эллен Тошер 18 мая отбыла в Москву для продолжения переговоров о сотрудничестве в сфере противоракетной обороны.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG